Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Интернет-газету Грани.ру подозревают в экстремизме. По инициативе полпреда президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко Центр по противодействию экстремизму ГУВД Москвы совместно с прокуратурой Москвы проверяют, содержатся ли в материалах сайта призывы к свержению конституционного строя или разжигание межнациональной розни.

Грани.ру существуют 10 лет, и все эти 10 лет я в них публикуюсь. С людьми, которые выпускают "Грани", я работал еще в "Русском телеграфе" и "Известиях". Чтобы заподозрить их в экстремизме или разжигании межнациональной розни, надо специально тренироваться. Очевидно, что обвинения эти – вздор. Не в этом дело. На фоне позорной деградации официоза, сервильности некогда независимой российской прессы "Грани" остаются оплотом свободы слова и гражданского мужества. Именно в этом причина неудовольствия властей. Их бесит дерзость издания. "Грани" смеют говорить то, что другие говорить не то что боятся, а разучились.

Чтобы публиковаться в "Гранях", необязательно состоять в одной партячейке с ее редакторами. Если для иных изданий помета "Редакция может не разделять мнение автора" – чистая проформа, то для "Граней" это принцип. Я всю жизнь был беспартийным, вопрос "за большевиков али за коммунистов?" для меня не имеет смысла. Если мои тексты интересны публике, то тем, что выражают мое личное мнение, мнение частного лица, а не партии или организации. Именно в этом духе написаны все мои материалы для "Граней", многими из которых я горжусь. Я бесконечно благодарен "Граням" за возможность публиковать на сайте свои безыдейные опусы, исторические экскурсы и заметки на социальные, культурные и бытовые темы. Журналистика не сводится к передовицам, и "Грани" это понимают.

У "Граней" и их авторов много недоброжелателей. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти на форум сайта, изгаженный отморозками интернета. Демонстрируя свою лояльность режиму, они грозят авторам Колымой и новым Беломорканалом. Святая простота! Лояльные на Колыме тоже нужны – они копают шибче, не за страх, а за совесть.

Русской печати не привыкать к репрессиям и нелепым обвинениям. Почин положила Екатерина II, указом "О вольных типографиях" учредившая цензуру и примерно наказавшая издателя Николая Новикова и литератора Александра Радищева. В обоих случаях крамольники обвинялись в "покушении на государево здоровье", государственной измене и заговорщицких планах свержения царствующего монарха.

В апреле 1866 года, когда в страну стала возвращаться атмосфера, далекая от свободомыслия, Некрасов в тщетной надежде спасти от закрытия "Современник" прочел на обеде в Английском клубе "мадригал" в честь душителя польского восстания графа Муравьева. В тот же вечер, вернувшись с обеда, он написал покаянные строки:

Ликует враг, молчит в недоуменье
Вчерашний друг, качая головой...
Зато кричат безличные: "Ликуем!",
Спеша в объятья к новому рабу
И пригвождая жирным поцелуем
Несчастного к позорному столбу.

Журнал ему спасти не удалось – он был закрыт в нарушение действовавшего законодательства. Пережитым тогда позором Некрасов горько терзался всю оставшуюся жизнь. Урок очевиден.

Нападки на "Грани" носят все признаки подавления инакомыслия. Беззаконие не должно совершиться. "Грани" отразят удар – с нашей помощью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG