Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Должен ли офицер российской армии терпеть холод в своей квартире (Челябинск)


Александр Валиев: Жена военного пенсионера, офицера Александра Силина Людмила, рассказывая о своей проблеме, срывается то на слезы, то на смех. И это неудивительно - вот уже 17 лет их семье приходится жить в совершенно нечеловеческих условиях. История началась, когда они приехали в военный городок в Троицке Челябинской области.

Людмила Силина: Мы приехали сюда в 1987 году, снимали квартиру. Потом нам предложили - вот этот дом построили, который в 1992 году построили. Мы посмотрели - все нормально. В ноябре мы сделали ремонт, все ошкурили, покрасили, все сделали. В декабре они полностью разморозили этот дом. В январе мы заселились, снова опять все переделывали. Год мы прожили - у нас было плюс 5 в квартире.

Александр Валиев: Дочки были еще совсем маленькими, в квартире - жуткий холод, в полу дыры, горячей воды нет, холодная - по часам. В соседнем подъезде не работала канализация, сток был прямо в подвал.

Людмила Силина: Крысы пешком ходили по квартире. Стоишь и крыса идет рядом с тобой. Но рот же нельзя открывать, мы же военные. Мужа по башке сразу шлеп, шлеп, шлеп. И все! Крысы все подряд ели - одежду, обувь, рассаду, цветы. На столе, что было - все съедят. У нас такие дыры были! Горячей воды не было, холодная вода по часам шла. На первом этаже мы собирали ее по капелькам. Мы дома не мылись, не стирали. Мы ходили по знакомым.

Александр Валиев: Чтобы хоть как-то согреть жилище, люди включали электрообогреватели, но сети не выдерживали, кабель постоянно перегорал, в результате дом оставался обесточенным.

Людмила Силина: Мы каждый вечер без света, без еды - у нас электроплиты. А это 1993 год! Зарплату не давали нашим. По 5-6 месяцев не давали зарплату. Благо сад нас выручал, да в плодопитомник ходили. Смородину воровали, да продавали ее. И это жены офицеров!

Александр Валиев: Люди военные не привыкли жаловаться на трудности, начальство за жалобы не похвалит. И женам своим офицеры также по кабинетам ходить запрещали. Хотя были от дома и коллективные жалобы, в основном боролась с чиновниками - как военными, так и гражданскими, Людмила Силина. Дыры в полу в результате залатали, через какое-то время появилась теплая, а затем и горячая вода, но в самой квартире, как и раньше, жуткий холод.

Людмила Силина: По колено нельзя ноги опускать. Их надо обязательно на диван поднимать и сидеть с ногами. Постоянно в пледе, постоянно одетые. Не раздеваясь спим. Кипятком заливаем и спим с пластмассовыми бутылками в постели.

Александр Валиев: Обращения в высокие кабинеты результатов не дают. Писала Силина и в прокуратуры, и в КЭЧ, и в Москву писала - толку нет.

Людмила Силина: Пишу в Магнитогорск, а они в Челябинск отправляют. Челябинск отправляет в Екатеринбург, Екатеринбург в Магнитогорск. Вот Манька на Ваньку. Никто ничего не делает. А мужа все по голове бьют, бьют и бьют - то напиши рапорт на увольнение, то всяких 13-х и квартальных денег лишают, то что-то еще, то какие-то выговора.

Александр Валиев: Квартира, в которой живет Людмила с мужем, - служебная. Муж несколько лет как вышел на пенсию, и семье должны были выделить жилье. Но почему-то не выделяют.

Людмила Силина: Нас выгнали - у вас трехкомнатная шикарная квартира. Все! С 1998 по 2002 я писала, писала. В итоге они нам разрешили оформить, но как граждане, потерявшие связь с Минобороны. Потом они пишут, что вы потеряли связь с Минобороны, вы считаетесь граждане закрытого военного городка. На вас финансов не выделяет государство. Все! Во все прокуратуры писала, Путину писала, Медведеву писала - они все отправляют в Минобороны. Минобороны отправляет в Приволжский Уральский округ. А здесь одни отписки. Вам положено - ждите!

Александр Валиев: Дочери Силиных подорвали в морозной квартире здоровье. Родители отправили их в Челябинск, снимают здесь квартиру. Для бюджета семьи это непосильные траты.

Людмила Силина: И пиелонефриты, и тонзиллиты, и дерматит. И что дальше? Муж получает зарплату-пенсию. Я привожу товар из Саратовской области и стою на рынке торгую. Замерзаю так, что зубы стучат, прихожу домой не согреться - зубы стучат. Я прихожу - меня всю трясет. Ноги практически вообще не ходят. Что на улице +12, что в квартире +12. Почему я должна одетая день и ночь спать?! Почему я должна чесаться?!

Александр Валиев: Кое-кто из командиров - соседи Силиных. И живут в тех же условиях, но терпят.

Людмила Силина: Они также в моем доме живут, также, извините, в дерьме этом плавают и в таком же холоде живут. Извините, у него 40-50 тысяч зарплата, а у моего - несчастные 8 тысяч пенсия. А у меня еще двое детей и двое внуков, на моей шее. Они матери-одиночки. Это нормально?! 10 тысяч еще за квартиру должны заплатить. И там, не считая счетчика, я должна еще где-то в районе 8 тысяч заплатить за квартиру. За что?!

Александр Валиев: В Челябинской квартирно-эксплутационной части мне сказали, что собираются делать в квартире у Силиных ремонт, менять отопление. Людмила уверена, что толку от этого не будет. Кроме того, гораздо больше ее волнует, когда их семье наконец выдадут сертификаты на жилье и дадут ли его вообще. И на этот вопрос, увы, ответ дать никто не может.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG