Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В минувшую субботу, 13 февраля, руководители российских правозащитных движений и организаций, в том числе уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин посетили базу московского ОМОНа в Строгино. Встречу инициировало само руководство ОМОНа после нашумевшей статьи в журнале The New Times, в которой рассказывалось о порядках, царящих в отрядах милиции особого назначения.

Владимир Кара-Мурза: Служебная проверка не подтвердила информацию о нарушениях в отряде милиции особого назначения, которая ранее была опубликована в журнале "Нью Таймс". Об этом сегодня заявил глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев. Между тем в редакции издания говорят, что готовы отстаивать свою позицию в суде. Тем временем Минюст меняет тактику пенитенциарной системы. По словам министра юстиции Александра Коновалова, нынешняя система службы исполнения наказаний контрпродуктивна. На коллегии министерства Коновалов в понедельник рассказал, какие реформы ждут службу исполнения наказаний. Из контекста его выступления было ясно, что побудительной причиной для реформ стала информация о деле юриста Магницкого, так же обнародованная журналом "Нью Таймс". О том, страдает ли честь мундира российских чиновников из-за бесчинства ОМОНа и беззаконии в местах заключения, мы говорим с обозревателем журнала "Нью Таймс" Зоей Световой и адвокатом Валерием Шухардиным, членом экспертного совета аппарата уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Способствуют ли разоблачительные публикации в российской прессе гуманизации системы исполнения наказаний, вообще российской правоохранительной системы?

Зоя Светова: Я думаю, что в большой степени способствует. Потому что сегодня я слышала то, что говорил министр юстиции Коновалов, и у меня было такое ощущение, что как будто бы он цитирует, может быть нескромно сказать, некоторые из моих публикаций. Не только моих, потому что журналистов достаточно много, которые пишут о пенитенциарной системе. Единственное обидно было, что министр не нашел в себе смелости и не назвал имя Сергея Магницкого, когда он говорил о том, что в какой-то степени то, что происходит в пенитенциарной системе и те реформы, которые будут сейчас происходить, связаны с тем, что в одном из московских СИЗО погиб заключенный. Я думаю, что он имел в виду Сергея Магницкого. И конечно, публикации, которые были в "Нью Таймс", которые были в "Новой газете", в "Новых известиях" и других изданиях - это действительно всколыхнуло эту проблему. После этого, как вы знаете, были уволены начальник Бутырки, начальник медицинской службы УФСИНА Москвы и еще какие-то сотрудники. То есть смерть одного человека заставила, я надеюсь, посмотреть тюремных начальников немножко на эту систему другими глазами. Но проблема в том, что хотелось бы, чтобы смерть Магницкого была расследована, чтобы были найдены виновные в том, что он умер в тюрьме.

Владимир Кара-Мурза: Остается ли система исполнения наказаний и вообще правоохранительная система России рычагом сведения счетов, например, с политическими и иными оппонентами?

Валерий Шухардин: Я считаю, что действительно на сегодняшний день используется система исполнения наказаний для оказания давления на неугодных людей, в частности, для оказания давления на правозащитное движение, на правозащитников, а также на членов общественной наблюдательной комиссии. Такой случай сейчас произошел в Екатеринбурге, когда известный правозащитник Алексей Соколов, президент общественной организации, член общественной наблюдательной комиссии Свердловской области был привлечен к уголовной ответственности на основании показаний заключенных, осужденных, которые отбывали наказание в свердловских колониях, на которых несколько лет оказывалось давление с целью, чтобы эти заключенные дали показания против этого правозащитника и показали как соучастника преступлений. В данное время проходит судебное разбирательство, и этот человек привлечен к ответственности по серьезным обвинениям. Я считаю, что силовые структуры, служба исполнения наказаний используют эти свои внутренние механизмы для сведения счетов с неугодными лицами, которые занимают активную гражданскую позицию и пытаются заставить работать эти органы так, как требуется по закону, соблюдая все права человека.

Владимир Кара-Мурза: Валерия Новодворская, колумнист журнала "Нью Таймс", готова к судебному противоборству с московским ОМОНом.

Валерия Новодворская:
Отношение с ОМОНом у нас, я бы сказала, оппозиционное, каждый в своем окопе и грозится назло надменному соседу. А что такое ОМОН - это очень легко объяснить, что это такое - это попытка была возродить прежний жандармский корпус, что-нибудь такое управляемое Бенкендорфом, но уличное. Но поскольку работать туда пошли исключительно гориллы, то даже до Бенкендорфа не дошло. Потому что если Хаустова сравнить с Бенкендорфом, то надо все-таки признать, что господин Бенкендорф был гораздо лучше воспитан и лучше образован. Так что "Нью Таймс", можно сказать, попытается сжить со свету эту структуру. А я охотно к этому приложу руку и шариковую авторучку.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG