Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ульяновск: иски и исключения


Пожар после взрывов в Ульяновске как будто и не погас.

Пожар после взрывов в Ульяновске как будто и не погас.

Суд решит судьбу семьи Екатерины Кангиной, которая работала на военном складе "31 арсенал" ВМФ в Ульяновске и погибла в результате пожара на нем. Руководство арсенала лишило жилья мужа и дочь погибшей. Семья добивается возмещения вреда в суде. Тем временем в Минобороны Радио Свобода уверяют, что "в виде исключения" жилье Кангиным вернут. Правда, о добрых намерениях ведомства члены семьи пока ничего не знают.

Взрывы на 31 арсенале Военно-морского флота в Ульяновске прогремели в середине ноября прошлого года. Первый раз – 13 ноября – на месте погибли два человека. Второй – 23 ноября – восемь. Десятки людей попали в больницы. У большинства жителей Ульяновска в домах выбило стекла. Спустя три месяца не все последствия взрывов ликвидированы. Так, ульяновские предприниматели, которые по просьбе военных оплатили ремонт зданий, жалуются, что Минобороны не компенсирует им затраты. А родственники пострадавших подают в суды иски о возмещении морального и материального вреда. Среди них – Игорь Кангин, муж ныне покойной работницы арсенала Екатерины Кангиной. История ее семьи показательна.

Екатерина Кангина проработала на 31-м арсенале ВМФ девять лет: сначала как маляр-штукатур, потом как работник цеха по разборке боеприпасов. 13 ноября, во время первого взрыва, была на арсенале. Ее госпитализировали с сильными ожогами (поражена примерно треть тела), почти месяц она лежала в больнице, шла на поправку, но 11 декабря умерла. Как сообщало агентство "Интерфакс", причина смерти – заражение крови. Кангиной было 29 лет.

Во время ее пребывания в больнице Кангиным – самой Екатерине, ее мужу Игорю и 11-летней дочери Ангелине – руководство арсенала предложило двухкомнатную квартиру взамен комнаты в ведомственном общежитии, в которой они жили втроем уже несколько лет. Однако семья так и не переехала, более того, лишилась и комнаты в общежитии:

– Через две недели после смерти Кати пришло извещение: комнату в общежитии надо освободить, – вспоминает свекровь Екатерины Лидия Кангина. – В нем говорилось, что истек срок договора, по которому жилье временно предоставлялось Екатерине. Поскольку ее муж и дочь к Минобороны отношения не имеют, помещение надо было освободить.

По словам Лидии Кангиной, Минобороны не покрыло расходы на похороны Екатерины.

– Вся помощь, которую мы получили, это Катина зарплата, больничные, пять тысяч рублей от профсоюза и 100 тысяч рублей от губернатора, – сказала Лидия Кангина.

Помещение в общежитии Игорь Кангин и его дочь уже освободили. Сейчас вся семья впятером (Игорь Канин, его дочь, родители и брат) живут в двухкомнатной квартире площадью 38 метров. Ангелина уже ходит в школу, с ней работают психологи.

Однако в Министерстве обороны корреспондента Радио Свобода уверяли, что комнату в общежитии Кангиным все-таки вернут.

– Министерство обороны обеспечивает только военнослужащих, – пояснил источник Радио Свобода в ведомстве. – Гражданскому персоналу квартира может предоставляться только на время, когда он работает. Но в данном случае мы пошли человеку навстречу и в качестве исключения решили оставить площадь Кангину. Такое решение было принято еще на прошлой неделе. Если раньше ему прислали извещение о необходимости помещение освободить, то сейчас скажут: извините, оставайтесь, живите.

Как сказали сами Кангины в беседе с корреспондентом Радио Свобода, ни перед кем из них представители Минобороны пока не извинялись и вернуться в комнату общежития не приглашали. Не дожидаясь извинений и приглашений, Игорь Кангин подал в суд иск о возмещении морального вреда, который оценил в один миллион рублей.

– К нам поступило исковое заявление Кангина о компенсации морального вреда, причиненного смертью жены в результате несчастного случая на производстве: он просит компенсировать те физические и нравственные страдания, которые испытал в связи с гибелью жены, – пояснила представитель Заволжского районного суда Ульяновска Елена Северьянова. – Слушания по делу состоятся 17 февраля. Они пройдут в закрытом режиме, поскольку речь идет об оборонном предприятии: соответствующее ходатайство было заявлено со стороны ответчика – ФГУП "31 арсенал".

Как рассказал корреспонденту Радио Свобода сам Игорь Кангин, он рассчитывает дождаться решения суда, а затем подать новые иски – уже в связи с жильем, если к тому времени проблема не решится.

Денежного возмещения для Кангиных добивается через суд и глава местной правозащитной организации "Правовой фонд" Игорь Корнилов.

– Мы считаем, что дочери Екатерины Кангиной Ангелине должны выплатить 15 миллионов рублей: по Семейному кодексу, мать могла поддерживать ее до 23 лет, а сейчас девочка этой поддержи лишена, – говорит Игорь Корнилов. – Пенсия по утрате кормильца потерю матери не возмещает. Сейчас мы ждем, что скажут о состоянии Ангелины в своих заключениях врачи и органы опеки. Получив заключения, обратимся в суд.

Претензии Кангиных на жилье Игорь Корнилов считает закономерными:

– Екатерину Кангину могли выселить, если бы она уволилась, но она погибла на рабочем месте при исполнении долга. Она выполняла служебные обязанности, зависела от работодателя – именно работодатель нес ответственность за ее жизнь. Тут вопрос шире: какова цена жизни человека. Недаром мы получили порядка пятидесяти исков от пострадавших после взрывов, где ответчиками выступают Минобороны и мэрия Ульяновска. Мы бы хотели, чтобы каждое должностное лицо цену человеческой жизни знало, – заключил Игорь Корнилов.

Цена морального вреда, который руководство арсенала ВМФ причинило Игорю Кангину и его дочери, станет понятна 17 февраля после решения суда. О других ценах - например, о цене обещания Минобороны вернуть Кангиным жилье - будет известно уже в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG