Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским.



Александр Генис: Особенностью этого “Оскара” станет ожесточенная борьба двух анимационных лент. Об одной - “Фантастический мистер Фокс” - мы говорили, когда фильм вышел этой зимой на экраны. Второй мультфильм – “Вверх” - стартовал на Каннском фестивале, завоевал летнего зрителя, а теперь не только получил свою законную номинацию, но и попал, вместе с игровыми картинами, в десятку фильмов, претендующих на главного “Оскара”.
О том, что делает этом мультфильм столько необычным, мы беседуем с ведущим “Кинообозрения” “Американского часа” Андреем Загданским. Прошу вас, Андрей!

Андрей Загданский: В картине “Вверх”, анимационном фильме, мне кажется, самое интересное это начало фильма, первая полвина, когда авторам всего лишь нужно заявить предысторию характера Карло, дать его прошлое, историю от детства до старости. Все это сделано как такой буддистский комикс, вся жизнь умещается в 15-20 минут универсального, образного повествования: детство, мечты, любовь, женитьба на Эйли, течение времени, как смена галстуков, которые завязывает Эйли на Карле, болезнь Эйли, ее бездетность, старость, смерть Эйли, одиночество и потом - бунт. С этого, собственно, начинается второй фильм, предназначенный для массового зрителя, в то время как первый фильм напомнил мне лучшие советские мультфильмы для взрослых, на которых я вырос в свое время. Никаких политических аллюзий, людям разрешалось стареть и умирать даже в Советском Союзе, как вы помните. И вот такую картину - движение от начала жизни, от самого ее зарождения и первых чувств детства к старости - мог бы сделать, например, Федор Хитрук или Андрей Кржижановский, вот таких я называю двух классиков русской анимации. Точно так же другой замечательный анимационный фильм тоже состоят из двух половин, фильм “Валл-И”, о котором мы с вами говорили приблизительно год назад. Тоже первая половина совершенно восхитительного фильма. В это первой половине одинокий робот собирает мусор на брошенной людьми планете Земля, и, помимо этого, он в свободное время коллекционирует артефакты человеческой цивилизации, то, что связано с чувствами, роботу неведомыми, а именно с любовью, с отношениями мужчины и женщины. И эта первая половина фильма оказалась маленьким шедевром, в которую добавили вторую, с моей точки зрения, в общем, достаточно необязательную, чтобы получился, в результате, полнометражный, всем понятный и кассовый фильм - все, как положено.

Александр Генис: Вы знаете, я думаю, что это чисто коммерческая проблема. Дело в том, что эти фильмы, как вы правильно сказали - и “Вверх” и “Валл-И” - они распадаются на две части, потому что они для разных зрителей. Первая часть - для взыскательных эстетов, взрослых, а вторая - для детей. И я думаю, что это такое дорогое дело, что они просто не могут себе позволить сделать по-настоящему хороший фильм, обрезав его вовремя. Но когда я смотрел этот фильм “Вверх”, то первые 15 минут на меня произвели громадное впечатление, я думаю, именно поэтому этот фильм оказался на всех фестивалях. Собственно говоря, он и оказался сейчас на “Оскаре”. Все дело в том, что впервые в мультфильме показывают старость и смерть. Этого просто никогда не было, это не мультипликационная тема, для детей смерть это загадка, и мультфильм, поскольку он изначально создан для детской аудитории, исключает подобные темы. Вы вспомните “Бэмби”, когда показали смерть - это была трагедия.

Андрей Загданский: “Бэмби” это самый страшный фильм в моей жизни. Мне было пять лет, я до сих пор помню свое состояние ужаса, шока и кошмара, когда я посмотрел эту картину.

Александр Генис: И Диснея не могли очень долго простить.

Андрей Загданский: Я его до сих пор не простил.

Александр Генис: И вот вдруг нам показывают совершенно буддистский фильм о том, как все проходит и о том, как страшна и одинока человеческая жизнь в ее конце. И потом начинается терапия этих детских страхов.

Андрей Загданский: Что любопытно, что оба фильма сделаны приблизительно одной и той же командой людей. Эндрю Стентон, который был режиссером фильма “”Валл-И” и продюсером, кстати, “Рататуя”, был продюсером фильма “Вверх”, а автор сценария и режиссер фильма “Вверх” писал сценарий “Валл-И”. То есть это одна и та же группа людей, которые действительно находятся, как принято говорить, на передовом краю анимационного искусства. Это действительно самая яркая анимационная команда режиссеров, сценаристов, продюсеров, и у них оказывается какое-то внутренне глубокое противоречие. С одной стороны, они делают неожиданное, острое искусство, с другой стороны, они должны идти на поводу у зрителя и оправдывать эти гигантские затраты.

Александр Генис: Вы знаете, интересно, что действительно, конечно, эти фильмы - самые популярные самые массовые, но, отнюдь, не исключительные. На этом оскаровском соревновании представлен ничуть не менее интересный анимационный фильм . “Фантастический мистер Фокс”, сделанный в совершенно другой стилистике, но тоже необычайно интересный, и, я бы сказал, новаторский. То есть сейчас происходит взрыв анимационного кино.

Андрей Загданский:
Это то, о чем мы с вами неоднократно говорим, обсуждая фильмы, что кино - синергетическая вещь. Всегда был кинематограф так задуман, анимация сегодня так остро и так быстро развивается, охватывая, за счет компьютерной графики, такие новые территории и вторгается в кино. Фильм “Фантастический мистер Фокс” находится в такой кукольной анимации, тоже трехмерной, и он выглядит иногда, как будто это не куклы, а дрессированные животные – вот, что совершенно поразительно. Технически и инновационно он великолепно сделан. “Вверх” кажется фильмом более традиционным с точки зрения анимации и технологии, которая сделана, но то, что вы сейчас сказали, мне совершенно не дает покоя, я действительно не могу вообразить, чтобы когда-либо в анимационном фильме, который предназначен для детей, мы вдруг увидели смерть персонажа. Фильм начинается, собственно говоря, с глубокой, трагической ноты, это начало фильма, и я такого не видел в анимации никогда раньше. И номинация этого фильма на “Оскар” мне кажется очень правильным и очень точным признанием того, что анимация сегодня становится гораздо большей территорией, чем она была даже 10 лет тому назад, она вырывается….

Александр Генис: …из своего детского гетто, да?

Андрей Загданский: Да. И какие-то происходят с ней совершенно неожиданные, новые вещи. Мне кажется, что анимация растворяется в кинематографе в целом.
XS
SM
MD
LG