Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Кто такой Вылегжанин?"


Российская лыжница Евгения Медведева

Российская лыжница Евгения Медведева

Похожа ли ситуация на олимпиаде в Ванкувере с российскими спортсменами на провал? Олимпийская тематика интересует блогеров в первую очередь, однако, помимо олимпийских событий, блогеры с большим теплом вспоминают скончавшегося буквально накануне начала Олимпиады футбольного обозревателя Юрия Севидова.

Сергей Скипидаров в олимпийском блоге на сайте Газета.Ру. пишет считает, что ситуация на олимпиаде в Ванкувере с российскими спортсменами не похожа на провал.

"Три полноценных соревновательных дня прошло на олимпийских играх в Ванкувере, а бронза Ивана Скобрева остается единственным достижением России на этой Олимпиады.

В понедельник вечером мы очень надеялись на лыжи. Системными успехами представители этого спорта нас уже давно не радуют. Но на этой Олимпиаде побеждают совсем не те, кого изначально видели в фаворитах. Говоря языком спортивного тотализатора, тираж в Ванкувере идет "против пула". И если выигрывают все больше темные лошадки, то почему бы не выстрелить и нашим "андердогам"?

Не случилось. Снова выиграли другие. И вот уже главный тренер российской сборной Юрий Чарковский после двух неудачных стартов говорит в интервью: "Это похоже на провал….Мы не ожидали такого провала – ни у мужчин, ни у женщин". Нет, уважаемый главный тренер, никакой это не провал. Провал это когда, действительно, на что-то рассчитываешь. Чарковский дальше сам же и признает: "наши не были фаворитами".

Правильно. Значит, рассчитывали на чудесную случайность, на олимпийские причуды, случавшиеся здесь уже не раз. А раз не получилось, то и горевать особо нечего.

Вообще, занятное ощущение испытываешь во время нынешних Игр. Отчетливо понимаешь, что в большинстве дисциплин нашим спортсменам рассчитывать не на что. Но по привычке, идущей еще оттуда, из пионерского детства, подсознательно надеешься, что наши сейчас всех победят. И когда телекомментатор, наконец, отыскав российского спортсмена в итоговом протоколе, торжествующе кричит: "Александр Вылегжанин – девятый!!!", испытываешь смешанные чувства.
Когда телекомментатор, наконец, отыскав российского спортсмена в итоговом протоколе, торжествующе кричит: "Александр Вылегжанин – девятый!!!", испытываешь смешанные чувства

То подсознательное, что родом из советского спорта (не из газеты, а из той машины, что не уставала ковать золото спортивных побед) вопит в ответ: "Да чему ты радуешься!?". А потом понимаешь, что сердиться на отличного комментатора Кирилла Набутова не за что.

Признаюсь, за последние два года от спорта несколько отошел. Имена наших спортсменов новой волны мне мало что говорят. Но в конце восьмидесятых-начале девяностых люди, совсем уж далекие от спорта, знали фамилии Смирнова и Прокуророва, Сметаниной и Вяльбе. Знали потому, что те постоянно выигрывали. А вот когда те вдруг почему-то проигрывали, то это был, действительно, провал. Нынешняя же ситуация, извините, совсем не похожа на провал.

Я что, хорошо знаю, кто такой Вылегжанин? Тогда почему он должен быть выше этого девятого места? Действительно, хорошо, что хоть в десятку попал.

Интересно, кстати, было бы сравнить ход Олимпиады с планами наших спортивных чиновников. Все уже отметили, что нынешние Игры – первые, перед которыми руководство нашего спорта не озвучивало "медальный план". Дальновидно, кстати, поступили. В ОКР понимали, что ловить нам на этих Играх нечего, вот и не стали зарекаться. Но где-то на Лужнецкой набережной, я уверен, он все-таки существует. Любопытно было бы на него взглянуть – что там было у нас намечено к вечеру понедельника? Убежден, что после трех полноценных дней соревнований, согласно этому плану, мы должны были иметь гораздо больше, чем бронза Скобрева. Тренеры ведь наши тоже живут еще категориями из краснознаменного далека.

А как поступать нам, болельщикам? Наверное, надо давно уже привыкнуть к изначально совсем другому восприятию олимпийских Игр. К тому, с которым, видимо (я этого не знаю, но, думаю, что так оно и есть) давно уже подходят какие-нибудь чехи или австрийцы. Чехи знают, что, сильны, они прежде всего, в хоккее – и с медальным предвкушением смотрят только хоккейный турнир. Австрийцы – большие мастера в горных лыжах, вот и выискивают там своих, вожделея свое, "законное", золото.

Ну а что делать тому же австрийцу, если идет какой-нибудь биатлон? Тогда все очень просто. Берешь пивко, устраиваешься поудобнее перед телевизором, и смотришь, как стреляет великий Бьорндален – болеешь за него или против, тут от натуры человеческой зависит. Бьорндалена ведь все знают, как раньше знали Прокуророва и Сметанину. Попутно, конечно, послеживаешь и за своими. Как они там? Вдруг, чего обломится…Ну как, научил я вас смотреть Олимпиаду в Ванкувере?

Только у нас все равно так не получится. Потому что привыкли к другому: большому, победному, славному… Болеть по-австрийски (по-чешски, по-французски), если в нашем спорте ничего не изменится, научатся если только будущие поколения наших болельщиков.

А потому мы пока будем чертыхаться у телевизора, и отправлять в отставку Тягачева, и говорить о провале, и удивляться, куда все подевалось, и снова включать телевизор, надеясь на чудо. А как не надеяться, если подсознание. Проклятое советское прошлое. Хорошо быть австрийцем, да очень уж не хочется."

О хоккее, разных форматах и вежливости канадцев пишет в блоге на сайте "Чемпионат.Ру" Роман Чернявский.

"То что Канада – страна хоккейная я конечно знал. Но то насколько она хоккейная – меня поразило. Вот представьте себе – Россия, Нижний Новгород, главная улица города. И на ней простые русские парни играют в хоккей. Можете себе нарисовать такую картинку? Я с трудом. А вот в Ванкувере, прямо на Грэнвил Стрит такая картинка – обыденность. Две картонные коробки, четыре клюшки, и оранжевый детский мячик вместо шайбы. Ну что еще нужно людям для нормальной игры? Для меня это было настоящим открытием.
В россиянах ни один канадец соперников не замечает. А наоборот относятся к русскому хоккею с большим уважением

Хоккей – это их канадское все. На каждом втором либо сетка, либо обычная футболка с фамилией персонального кумира. Но вот что удивительно – в россиянах ни один канадец, с которым я говорил, соперников не замечает. А наоборот относятся к русскому хоккею с большим уважением. Вряд ли в России можно услышать подобное о канадцах. Особенно в разгар Олимпиады. Самая главная фамилия конечно же Овечкин. Чуть ниже котируется Ковальчук, замыкает тройку призеров Малкин. Дать прогнозы на Игры канадцев спрашивать бессмысленно. Такое ощущение, что победа их сборной уже заранее включена в сценарий Олимпиады

Прямо в первый день у нас в Ванкувере возникла одна проблема. Технического свойства. Сломался видеовыход на нашей камере, и мы никак не могли передать картинку в Москву. Пришлось ходить по канадским магазинам видеотехники. И вся беда оказалось в том, что их вещание ушло от нашего далеко вперед. И это обидно. Когда спрашиваешь продавца о сигнале DV в PAL (прошу прощения, если кто-то что-то не понял) на тебя смотрят как на неандертальца. Проблему мы в конце концов конечно решили, но круглые глаза канадских сервисменов я вряд ли забуду.

И еще. Чтобы не думалось, что у них все так хорошо, а у нас все так плохо. Из всей канадской ночной жизни меня шокировала одна сцена. Вот представьте себе. Ночь, бульвар, много света и неона. Толпы народа на улицах. Илет мужчина и женщина. Под ручку. Им лет под пятьдесят. И мирно так беседуют. И вдруг ни с того ни с сего мужчина отвешивает женщине смачный пинок. Прямо под мягкое место. Да так, сильно что барышня вылетает прямо на проезжую часть. Чуть ли не под колеса машине. Мужчина же начинает так грязно ругаться, что даже мне, привыкшему к суровому и беспощадному русскому мату становится стыдно. Вот такие вот они бывают – вежливые и цивилизованные. Ну все, до новых встреч. Теперь когда все технические трудности решены – буду писать почаще. Как всегда на откуп всем несогласным отдаются комменты.

Николай Саприн вы блоге на сайте телеканала "Евроспорт" отдает дань памяти футбольного аналитика Юрия Севидова:

"Севидов умер… Эти два слова в ночном звонке из Москвы – как нож в сердце. Казалось, что Юрий Саныч, весь настолько свой, родной и домашний – для меня, для всех и для каждого, был, есть и будет всегда. А тут вдруг – его нет. Что за бред? Как, почему, когда?... Сна уже ни в одном глазу, и остаток ночи проходит в бесконечных попытках освежить воспоминания о встречах, беседах, разговорах и совместных эфирах с ним. Благо их накопилось немало - за все те 7 с небольшим перерывом лет, что он на Маяке работал.

Севидов моментально завоевывал доверие аудитории – что в эфире, что в жизни. Потому что всегда был искренен, рассказывал только о том, что пережил и прочувствовал сам и пропустил через свое большое сердце. Ну и доброжелателен, конечно. Звонит в программу "Маяка" какой-нибудь дедушка, задает по третьему кругу вопрос, ответ на который был дан уже в самом начале передачи – Севидов терпеливо отвечает по новой. "Зачем так, – спрашиваю, – Юрий Саныч? Время же теряем". "Обожди, Коль, – отвечает. – Если проигнорируем просьбу человека, то проявим к нему неуважение и, следовательно, потеряем доверие. А доверие болельщиков для нас самое главное". Потом заспорили как-то о продолжительности ответов. Я предлагаю делать их покороче, потому что звонков много, вопросов масса, далеко не все желающие успевают спросить. Севидов кивает головой, он все прекрасно понимает. Но… Мне же важно, говорит, чтобы моя точка зрения дошла до слушателей полностью. Поэтому уж лучше пожертвуем массовостью в угоду разъяснительной работе.

День его был расписан по минутам. С утра – занятия в фитнесс-центре (рассказывал, что много плавает, иногда работает на тренажерах – причем старался не пропускать ни дня). Время от времени отвозил внука на тренировку в школу "Спартака" – помнится, все жаловался, что дорога в один конец по московским пробкам отнимает несколько часов. По ходу дела не уставал раздавать интервью радиостанциям, телеканалам. По вечерам – либо эфир на "Маяке", либо участие в телепрограммах, либо дома просмотр футбола. Кому-то такой ритм жизни мог показаться сумасшедшим. Севидову же нравилось. Уж лучше так, сказал он однажды, чем как в 90-е, когда он, измученный болезнями, по сути, и не выходил из дома на протяжении многих лет.

Впрочем, как тогда, так и сейчас жил Юрий Саныч под аккомпанемент джаза – еще одной большой своей любви, которую он пронес через многие десятилетия. Любил рассказывать, как в далекой юности они с отцом из всех загранпоездок привозили джазовые пластинки, на которые, как правило, спускали все командировочные. Джаз постоянно обитал у него в машине. Просыпался с поворотом ключа зажигания и успокаивающими звуками окутывал салон. Севидов мог по первым нотам определить любую песню, назвать любого исполнителя. Знал о предмете своей любви буквально все и щедро делился знаниями.
Футбол был для него всем – религией, святыней, жизнью. И перед самой игрой он оставался кристально честен

Ну а любовью первой для него все равно оставался футбол. Футбол, который дал ему все, но и отнял многое. Впрочем, сам Севидов относился к этому скорее философски: значит, так, мол, было суждено. Не раз повторял, что футбол – самая справедливая игра на свете и наплевательского отношения к себе не прощает. Но вместе с тем не забывал добавлять, что в этой игре сконцентрировано все самое лучшее, что только есть в мире спорта.

Футбол был для него всем – религией, святыней, жизнью. И перед самой игрой он оставался кристально честен. В своих теле- и радиокомментариях старался сохранять абсолютную беспристрастность. Когда игроки и тренеры того заслуживали, не скупился на хорошие слова в их адрес. Но когда те были неправы, критиковал их нещадно. Порой даже слишком. Многие футбольные люди нередко обижались на него: за что ж ты, мол, нас так прикладываешь? За что, понятно – за дело. "А почему обижаются, я тоже знаю, – любил повторять Юрий Саныч. – Обижаются за то, что говорю правду. Обижаются на то, что все стараюсь оценивать по максимальным меркам. Одна из главных наших проблем, говорил он, в том, что везде и всюду – к игрокам и тренерам – предъявляются усредненные требования. Мы холим их, лелеем, бережем. А планка всегда должна быть установлена на максимальной высоте. Только тогда и будет прогресс".

Сам он, кстати, очень редко называл себя журналистом. Аналитиком – да, с гордостью, причем не столько за себя, сколько за семью, за фамилию: понимать игру, препарировать ее досконально еще в детстве его научил отец, знаменитый тренер Александр Александрович Севидов, который с младых ногтей начал брать сына на футбол. Не случайно еще в "Спартаке" Севидова-младшего прозвали Философом.

Продолжать семейное дело теперь предстоит внуку Юрия Саныча Юре, на которого он возлагает очень большие надежды – в свои 7 лет Юра-младший уже занимается в спартаковской школе. Футбол они часто смотрели вместе. "Как-то раз, – вспоминал Севидов, – загляделся на какую-то игру. Глядь на часы – время позднее, Юрки не видно: ну, думаю, дай убавлю звук, чтоб ребенка не разбудить. Собираюсь за пультом, спускаю ногу с дивана – и натыкаюсь на что-то мягкое: гляжу – Юрка там лежит. Не спит, смотри на экран в оба глаза, улыбается. Футбол нравится".

Дед еще с пеленок разглядел во внуке футбольную жилку. Лет пять назад, когда Юра только научился ходить, Севидов все рассказывал, как внук в первый раз пробил по мячу. Сразу, говорит, почувствовал – поставленный удар! Да и сейчас Юрка нет-нет да и заставлял деда гонять с ним мяч по квартире. И время от времени повторял: ну, дед, ты мастер!

Давайте повторим и мы… Светлая память Вам, Юрий Саныч!"

О Юрии Севидове пишет в своем блоге на сайте "Чемпионат.Ру" и Игорь Лебедев, лидер фракции ЛДПР в Госдуме"

"Скончался Юрий Александрович Севидов... Один из лучших, на мой взгляд, футбольных экспертов в печати и на телевидении. У него всегда было свое мнение, свой нестандартный взгляд на футбол... Сейчас, когда во всех СМИ очень часто тиражируются банальные мнения, публикации и выступления, такого специалиста как Севидов, были особенно ценны. Скорбим по поводу кончины Юрия Алекандровича – человека непростой судьбы и большого таланта...

О проблемных клубах.
Печальная картина складывается в нашем клубном футболе, где сразу две команды, что называется, дышат на ладан. Точнее, ФК "Москва" уже приказал долго жить. Насколько можно судить, "Норильский никель" твердо намерен расформировать команду. Хотя решительно непонятно, почему о своем намерении компания объявила в феврале, а не в конце ноября. Это было бы по-джентльменски в отношении главного тренера М.Божовича и футболистов команды. Сейчас им будет намного сложнее найти новый клуб, а ведь надо ещё адаптироваться в новой команде, найти общий язык с партнёрами. Сделать это легче, если участвуешь во всех сборах команды, а не попадаешь с корабля на бал.
С таким положением дел визиты футбольных функционеров к премьер-министру страны с просьбами о помощи станут регулярными, хотя государство не обязано помогать профессиональным клубам

Кое-какие шансы на спасение остаются у "Крыльев Советов", которым, скорее всего, выдадут лицензию с определёнными оговорками.

Что же получается? Российские футбольные клубы испытывают дефицит финансирования. Причём проблемы возникают регулярно то здесь, то там. От головной боли по поводу финансов освобождены по сути четыре-пять элитных клубов. У остальных проблемы. Причём не только с привлечением средств, но, на мой взгляд, и с финансовым управлением. Тем временем мощная госкорпорация продолжает спонсировать вполне себе благополучный клуб бундеслиги, а крупные бизнесмены вкладывают средства в английские команды. Почему у них не возникает желания финансировать отечественные клубы? Быть может нет соответствующих предпосылок? Или они недостаточно привлекательны в спортивном плане?

С таким положением дел визиты футбольных функционеров к премьер-министру страны с просьбами о помощи станут регулярными, хотя государство не обязано помогать профессиональным клубам.

О Хиддинке
Итак, Хиддинк уходит... Говорят, что он не захотел продлевать контракт. Впрочем, есть и альтернативное мнение о том, что новое руководство РФС не подтвердило намерение В.Мутко, в октябре прошлого года предложившего голландцу новый договор. Впрочем, это уже не столь значимо. Намного более важным вопросом представляется поиск кандидатуры нового наставника сборной и сроки его вхождения должность. Хиддинк выражает готовность отработать контракт. По-своему он прав: не хочет лишаться 3,5 млн евро. Но возникает резонный вопрос: зачем сборной России тренер, который не будет работать с ней в грядущем отборочном цикле? Быть может С.Фурсенко сможет изыскать средства на досрочное расторжение контракта с Хиддинком? В таком случае новый главный тренер приступил бы к выполнению своих функций уже сейчас и до сентября месяца, когда нам предстоит стартовать в квалификации европейского чемпионата, этот специалист успел бы просмотреть две трети чемпионата России и имел бы представление о возможностях всех кандидатов в сборную. Кому-то такой подход может показаться нерациональным, но я уверен, что планомерная подготовка к старту отборочного цикла стоит этих затрат."
XS
SM
MD
LG