Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вадик Иванов, 10 лет: "А еще меня воспитательница вешалкой била"


В нашем распоряжении оказалась аудиопленка, на которой 10-летний мальчик Вадим Иванов рассказывает об избиениях в детском доме в Сыктывкаре. Вадим вместе с мамой пришел к общественному уполномоченному по правам ребенка в республике Коми. В детском доме-школе №1 им. Католикова ребенка не только били, но и за плохое поведение отправляли "поучиться" в психиатрическую больницу.

Мы будем внимательно следить за развитием событий. Понятно, что Вадима нельзя отдавать обратно в детский дом. Однако никаких прав на ребенка у матери, которую несколько лет назад лишили родительских прав, сейчас нет. Полтора года назад она бросила пить, нашла работу, хочет вернуть ребенка, но ей отказали, ссылаясь на маленькую зарплату. Вадим тоже хочет жить с матерью. Сейчас он находится в розыске, и его в любой момент могут насильно забрать обратно в детский дом.

Программа "Третий сектор" про Вадима выйдет в эту субботу в 18 часов. А пока мы публикуем рассказ самого мальчика о порядках, царящих в Сыктывкарском детском доме:

Общественный уполномоченный по правам ребенка в республике Коми Юлия Посевкина и Вадим Иванов
- Есть у нас такая нянечка, Светлана Павловна. Когда некоторые пацаны себя плохо ведут, она зовет старших, и старшие нас бьют, а она сидит, смотрит телевизор. Иногда заходит, смеется. Мы отжимаемся, старшие заставляют, нам уже тяжело, некоторые плачут, она: "Ну, отжимайтесь, отжимайтесь". По 100 раз заставляют. У меня не получается.

Мама:
Разденься, пускай посмотрят, какой ты худенький после этих больниц.

- Еще приседаем. Давида тогда заставили четыреста раз приседать. Из-за того, что бегаем, прыгаем по дивану. А еще меня воспитательница вешалкой била пластмассовой за то, что раньше времени проснулся и не спал больше. Она нас с Давидом вывела и стала бить вешалкой, по спине била, по ногам. У мамы очень хорошо. А в больницу меня и до этого ложили, недавно. Это было 4 декабря. Я спросил врача Марию Александровну, чем вы меня лечите, она сказала аминазином. Когда я прыгал, они положили меня на постель, стали держать и сделали укол. До этого они сказали, сейчас мы тебя купируем.

Мама: Купировать - это значит, сейчас мы тебя успокоим. То есть, ты балуешься, сейчас мы тебе покажем, как нужно себя вести.

- Я там долго орал… Еще таблетки давали, такие круглые, белые. Одну таблетку три раза в день.

- Говорят, ты хуже стал слышать?

- Угу. После больницы я стал хуже слышать.

- Почему тебя положили?

- Я не учился. А еще я сбегал из интерната, курил, поэтому тоже из-за этого.

- Кто говорил?


- Валентина Семеновна. Тоже воспитатель. Иногда, знаете, нас чуть не убивает. Она вообще зверь. Тогда Давид портфель не положил, она его стала портфелем бить. Тогда Ваня Попов, евойный брат, он был в другой группе, он чего-то ей ответил, и она стала почему-то бить Ваню, а не его брата. Ваня младше, и ничего плохого не делал. Она рукой как вмажет. По лицу била, по спине била. Меня ремнем отхлестала за то, что вещи не прибрал в шкафчике.

- А многих она бьет?


- Почти всю группу. Когда я на тихом часе не спал, она входит: так, кто не спит? Тогда она меня ремнем так отхлестала, бабушка меня забрала, у меня вот здесь было все синее…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG