Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Искусство лаковой миниатюры



Марина Тимашева: В Историческом музее представили книгу Светланы Жижиной “Искусство лаковой миниатюры. Восток. Запад. Россия”. Богато иллюстрированное издание посвящено древнему искусству росписи всяких коробочек, шкатулок, табакерок и тому подобных вещиц. Лиля Пальвелева продолжит тему.

Лиля Пальвелева: Участь собраний многих старых музеев – лишь малая часть из накопленного попадает в постоянные экспозиции или на временные выставки. Все прочее находится в фондах. Вот и Исторический музей обладает богатой и разнообразной коллекцией так называемых “художественных лаков”, однако знакомы с ними только исследователи. Среди них - Светлана Жижина, ведущий научный сотрудник музея. Благодаря написанной Светланой Жижиной книге, теперь об этом богатстве могут узнать все желающие. Искусствовед, профессор Академии имени Строганова Мария Майстровская признается, что прочла книгу залпом. К тому же, она великолепно издана.

Мария Майстровская: Я бы отметила правильность фотосъемки этих предметов, которые даны именно в небольших ракурсах, чтобы иметь представление не только о живописных качествах этих маленьких плакеток, коробочек, чайничков и табакерок, но и видеть сам предмет.

Лиля Пальвелева: А теперь - слово автору, Светлане Жижиной.

Светлана Жижина: Это древнейшее искусство лаков появилось четыре тысячи лет назад в Китае - и у нас есть китайские лаки. Оно распространилось дальше на Восток, в Японию - и у нас есть японские лаки. Иран представлен великолепно. Дальше, где-то в 16-м веке, Европа увлекается лаковым искусством и пытается сама создать такие же произведения, поэтому появляется Шинуазри. А у нас есть великолепные французские работы. Были знаменитые матера, Верни Мартен - у нас есть Верни Мартен. В Германии великолепная фабрика Штобвассера, которая гремела на всю Европу и задавала тон и моду - у нас отличная коллекция немецких лаков. А уж что говорить про русские лаки - она самая лучшая, самая богатая. А ведь русское искусство лаков сказало свое собственное слово. Это, с одной стороны, такое богатство географическое, я бы сказала, но еще и чисто хронологически. Я начинаю рассказ в книге с маленькой чашечки китайской работы II века нашей эры, которая была найдена во время археологических раскопок в Западной Сибири археологом Киселевым. И она хранится в нашем Археологическом отделе, это совершенно изумительная вещь. Обычно китайские лаки имеют основу дерево или папье-маше. А эта - древнейшая. У нее основа из растительных волокон - льна, конопли, смешенных с клеем и покрытых красным и черным лаком. Там огромный красный цветок на фоне черного лака - это явно ритуальный цвет. И чашечка эта имела, безусловно, ритуальное значение. И у нас есть китайская шкатулка красного лака. 33 слоя лака наносилось на основу, каждый раз это просушивалось, потом снова покрывалось, а потом уже, когда все это высушивалось, производилась резьба, и весь этот лаковый слой превращался в изысканный резной узор. Япония. Маленькая коробочка инро, прелестная совершенно. Это коробочка, которую использовали для лекарств и подвешивали к японскому национальному мужскому костюму. Обычно, когда какой-нибудь важный чин отправлялся в дорогу, он с собой брал собственную аптечку в таких инро, таких коробочках.

Лиля Пальвелева: Однако в России искусство лаковой миниатюры большинству людей известно не по древним иноземным образцам, а в связи с несколькими народными промыслами. Их названия совпадают с названиями населенных пунктов, в которых и возникли промыслы. Это Палех, Хохлома, Мстёра, Холуй и Федоскино. Так вот, в книге Светланы Жижиной есть страницы, посвященные только Федоскинским лакам. Все прочие возникли значительно позже, при советской власти, когда бывшие иконописцы искали для себя новое занятие – вместо церковной утвари стали расписывать, всякий на свой манер, бытовые вещи. Чаще всего это были шкатулки.
Сказанное не означает, что у русских лаков короткая история. Она начинается в 1714 году, когда Петр I организовал “лакерный дом”. ХIХ столетие – время расцвета этого вида искусства, и более всего связано оно с династией московских купцов Лукутиных. Здесь следовали западной традиции: реалистические изображения по сути являлись копиями имевших широкое хождение гравюр, литографий, а то и живописных полотен. Чаще всего лукутинские миниатюры это жанровые сценки, где особенно хороши уличные торговцы, а также пейзажи и женские портреты. К концу ХIХ века лукутинские изделия перестают пользоваться спросом – мода переменчива. О том, что случилось дальше, рассказывает Светлана Жижина.

Светлана Жижина: В 1902 году была закрыта фабрика Лукутиных, остались только мастера, осталась только знаменитая технология, а было неизвестно, что и как будет дальше. И через два года мастера собрались и организовали артель. И вот эта артель совершила чудо - она сохранила это высокое искусство и, благодаря им, это искусство дожило до наших дней.

Лиля Пальвелева: А называться оно стало народно-художественным промыслом Федоскино. На подготовку книги Светланы Жижиной ушло около 10 лет.

Светлана Жижина: Одним из толчков того, что я все-таки решила сделать книгу, была выставка в Мюнстере, которую проводил музей “Лаковое искусство” и его директор Моника Каплин, которая решила сделать выставку только русских лаков, называлась она “От Петра Великого до Великой Революции”. Большая часть как раз лукутинских вещей присутствовала там, на этой вставке. К ней был сделан огромный каталог, очень добротный. Кроме того, мы, все авторы, написали статьи. Фактически это история русского лакового искусства. Но все это - на немецком языке, все это сделано в Германии. И вот я решила, что все-таки должно быть на русском языке достойное оформление и достойная публикация этой коллекции, она заслуживает этого. Когда встал вопрос, какая же форма должна быть у этой книги, я поняла, что это не должен быть каталог, потому что каталог очень четко, очень строго отсекает все, кроме определенной схемы, которую он задает. Это не должен быть альбом, потому что альбом это отдельно - картинки, и не так их много, и отдельно - небольшая вводная статья, в которой не скажешь того, что накопилось и что хочешь сказать о своей коллекции. И я поняла, что это должен быть просто рассказ из 10 глав, который рассказывает о нашей коллекции, а она своим богатством подсказывает, что не надо говорить, что “у нас в коллекции хранится это, а вот тут хранится то”, а она дает возможность рассказать об этом удивительном искусстве.


Лиля Пальвелева: Мне остается добавить, что книга “Искусство лаковой миниатюры” вышла в свет в издательстве “Интербук”, которое традиционно сотрудничает с Историческим музеем.
XS
SM
MD
LG