Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что делать жителям разрушающегося дома в центре Ростова


Григорий Бочкарев: Построенный в 1905 году, этот дом повидал, как говорится, на своем веку многое. В частности, настоящий канкан. После Октябрьской революции 1917 года здесь размещалось варьете. Более года назад дом был признан аварийным, и было принято решение об отселении жителей. Но за это время ничего не было сделано. По словам учительницы Виктории Савченко:

Виктория Савченко: Я когда на работе нахожусь, я рада, что я хоть в нормальных условиях работаю. Но как представлю, что тут находятся дети, которые… Или школьник пришел из школы, или эта только малышку родила… Если там какая-то гадость обвалиться, это – все!

Григорий Бочкарев: Опасения не беспочвенны. Недавно в коридоре обвалился потолок – буквально в метре от двухлетней Полины. Ещё обвалилась часть фасада. Половина семей бросили такие "апартаменты" и переехали жить к родственникам или снимают квартиры. Остальным идти просто некуда. В том числе, четырём семьям педагогов.

Сложившуюся ситуацию комментирует руководитель региональной организации Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин:

Александр Кожин: Люди, которые там живут (несколько семей, которые остались в этом доме)… Этот дом дорог всем, кто живет в Ростове. Это миллионный город. Почему? Потому что у нас город исторический. Получается, что для всех, кто живет, все бывают в центре города. И тот дом, о котором мы сейчас говорим, как раз находится в заповедной зоне Солдатская слобода, то есть это самое-самое ядро. Это то место, откуда Ростов начался. Вот когда по первому Генплану город в 1811 году были проложены улицы, там была та улица, на которой этот дом находится. И вот теперь по закону обязаны сохранить силуэт этого дома как минимум.

Григорий Бочкарев: Чиновники понимают всю сложность положения, в котором оказались жильцы старинного дома, во всяком случае, говорят, что понимают, но сделать ничего не могут. Рассказывает Виктория Савченко:

Виктория Савченко: Везде улыбаются, разводят руками. Когда фотографии предоставили в администрацию, там, конечно, цокали, охали, ахали, а потом развели руками – нет у нас, говорят, денег.

Григорий Бочкарев: Жильцы каждый день подают сигналы SOS властям всех уровней. Но до сих пор руку помощи им никто так и не протянул. Администрация города утверждает, что отселять должна администрация области. Та, в свою очередь, ссылается на то, что Ростов – город не дотационный, поэтому расселение – это головная боль мэрии. Продолжает Александр Кожин:

Александр Кожин: Есть ситуация, которая была в двух шагах от этого дома. Это Соколова, 20. По нему было принято решение – дом аварийный, нужно отселять и прочее. Провели независимую экспертизу – оказалось никакой такой аварийности, чтобы говорить об отселении нет. Там прекрасно все обустроено – подвалы. Там появились квартиры на первых этажах и далее. Там остаются коммунальки. Но дом, когда были проведены независимые экспертизы, перестал числиться в списке аварийных домов. Аварийность – не приговор, тем более, когда мы говорим о заповедной части города. Потому что если мы принимаем решение – сохранять заповедную часть исторического центра, то мы должны об этом не только думать, но и на это тратить деньги.

Григорий Бочкарев: А дом продолжает разрушаться. Вот и свежее обрушение – на днях на землю рухнула часть карниза.

- Половину стоимости за квартиру, что я плачу, составляет содержание и ремонт жилья. Что тут содержать, что тут ремонтировать?! Никто никогда ничего не делал и не будет делать.

Григорий Бочкарев: Дом начал трещать по швам не только в переносном, но и в прямом смысле, когда буквально в трёх метрах от него в грунт стали вбивать сваи – затеяли стройку элитной многоэтажки. Ещё бы – самый что ни на есть центр города: место престижное и дорогое. Судя по всему, историческому наследию будет трудно устоять перед коммерческой выгодой. Если только жильцам дома не поможет общественность.

XS
SM
MD
LG