Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День дважды жертв


За преступление майора милиции Евсюкова (на фото) перед потерпевшими должно ответить государство, считают адвокаты

За преступление майора милиции Евсюкова (на фото) перед потерпевшими должно ответить государство, считают адвокаты

20 лет назад кабинет министров Великобритании опубликовал "Хартию жертв преступлений". 22 февраля стало Международным днем поддержки жертв преступлений. Сегодня во всем мире работают около 200 программ помощи потерпевшим от криминальных действий. Однако в России, по мнению многих юристов и граждан, потерпевших от громких преступлений последних лет, права жертв не только не защищены, но зачастую нарушаются представителями государства.

Большинство европейских стран, а также США и Канада давно признали, что основной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего. И российское законодательство, в частности, Уголовно-процессуальный кодекс, определяя назначение уголовного судопроизводства, на первое место ставит защиту прав и законных интересов лиц и организаций, пострадавших от преступлений. Однако в России очень часто жертвы криминальных действий жалуются на недостаточную поддержку со стороны государства, считая, что их права ограничены.

- Нас все-таки в первую очередь интересует расследование дела "Норд-Оста", - говорит сопредседатель региональной общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост" Дмитрий Миловидов. - До сих пор мы не получили возможности полного ознакомления с материалами уголовного дела. Как следует из Уголовно-процессуального кодекса, мы имеем право ознакомиться с ним полностью только после окончания следствия. В то же время следствие на протяжении нескольких лет продлевалось под формальными предлогами, с декабря 2003 года расследованием якобы занимался только один следователь - и, наконец, 19 мая 2007 года расследование было приостановлено. После этого было несколько формальных возобновлений дела, связанных с предоставлением материалов дела в Европейский суд по правам человека. Мы получили от правительства Москвы пополам с федеральным правительством материальную помощь на похороны своих близких. Потом правительство попыталось представить эти деньги как компенсацию за гибель погибших. Это формальные ответы, их у нас накопилось очень много от властей.

По мнению адвоката Анны Паничевой, основная проблема заключается в том, что правоприменительная практика в России очень часто расходится с закрепленными в законах положениями:

- Потерпевшие у нас, особенно в судебном заседании и на предварительном следствии, обладают большим объемом прав. Другое дело, как они могут этим воспользоваться при том, как правоприменение осуществляется. Дают ли потерпевшему все документы и материалы? Как с ним обращаются? Какое возмещение выплачивается нетрудоспособным родственникам или детям потерпевшего в случае его гибели? С другой стороны, в последнее время встречаются странные вещи - человека последовательно провоцируют на получение взятки, буквально ходят за ним и уговаривают: "Ну возьми деньги, возьми! " А потом оказывается, что этим "взяткодателям" деньги дают спецслужбы, они становятся в нашем процессе потерпевшими, приглашают адвокатов и помогают прокурорам изобличать обвиняемых. В нашем процессе неуютно всем, и все себя чувствуют незащищенными - и обвиняемые, и жертвы.

И все же большинство юристов считают, что, с точки зрения российского законодательства, касающегося участия жертв преступлений в уголовном процессе, дело обстоит довольно сносно. Однако в юридическом сообществе России мало кто испытывает оптимизм, когда речь заходит о выплате компенсаций потерпевшим.

- Если преступление совершил чиновник (что на сегодняшний день вещь повсеместная, и отвечает за это, естественно, государство), здесь шансов практически никаких нет, государство по своим счетам не платит и чиновника покрывает, - говорит адвокат Игорь Трунов. - Наглядный пример: Евсюков, 30 человек потерпевших. Речь идет о возмещении вреда в наиболее тяжких ситуациях (Герасименко - пуля под сердцем, нужна операция; Салихова - требуется операция и так далее). Эти дела сейчас в Европейском суде по правам человека. И на него у на только одна надежда, потому что здесь мы проиграли все, что могли в части требований к государству. Предъявлять иски к Евсюкову просто никакого смысла нет: мы имеем большое количество потерпевших, он будет отбывать пожизненное заключение, работать он там не будет, что с него взыскать? У нас есть аналогичные примеры - взрывы домов на Каширке и на улице Гурьянова. Там посадили Деккушева и Крымшамхалова. Мы выиграли достаточно большие суммы возмещения вреда. Прошло пять лет, за пять лет взыскали 50 рублей.

Сегодня во многих странах действуют государственные программы социальной и психологической реабилитации жертв преступлений. В России подобная деятельность отдана на откуп общественным организациям.

- Когда мы были в командировке с российскими судьями в Соединенных Штатах, - рассказывает адвокат Анна Паничева, - мы увидели, что там у потерпевших практически нет прав в процессе, то есть они просто свидетели. Мы говорим: как же так, дайте права потерпевшим. Зато мы посмотрели, какие там мощные программы, сколько денег выделяется на поддержку жертв сексуальных и других преступлений. У нас это все скромно делается общественными правозащитными организациями, но не государством.

Проблема социальной реабилитации жертв преступлений начала волновать сообщество в конце прошлого века. В ноябре 1985 года Генеральная ассамблея ООН приняла Декларацию по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, впервые разработав универсальные принципы поддержки и защиты пострадавших от преступлений и злоупотреблений властью. А ровно 20 лет назад кабинет министров Великобритании опубликовал хартию жертв преступлений. С тех пор 22 февраля стало Международным днем поддержки жертв преступлений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG