Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Чешская компартия ответит за 1968 год?


Обвинительный список в адрес компартии Чехии и Моравии состоит из 76 пунктов, включая измену родине после оккупации Чехословакии странами Варшавского договора в 1968 году.

Обвинительный список в адрес компартии Чехии и Моравии состоит из 76 пунктов, включая измену родине после оккупации Чехословакии странами Варшавского договора в 1968 году.

В Чехии идут ожесточенные споры вокруг перспективы запрета радикальных политических организаций. Только что по решению Верховного административного суда запрещена идейно близкая к неонацизму Рабочая партия. Ее члены теперь разойдутся по другим, легальным ультраправым партиям. Активисты антикоммунистического движения, в свою очередь, добиваются юридического осуждения и запрета деятельности Коммунистической партии.


Верховному административному суду удалось запретить Рабочую партию только после рассмотрения второй правительственной жалобы. Во второй раз подготовлена она была хорошо: суду представили видеозаписи, фотографии и сотни свидетельских показаний. На этом основании Верховный суд постановил, что Рабочая партия является шовинистической организацией с чертами расизма, подобной национал-социалистической партии гитлеровской Германии. Было доказано, что Рабочая партия, насчитывающая около тысячи членов, тесно сотрудничает с чешскими нелегальными неонацистскими движениями, такими как "Национальный отпор" и "Автономные националисты". Суд констатировал, что несомненной целью Рабочей партии было насаждение расовой ненависти и ксенофобии в стране. Об этом говорят факты: организация погромов жилищ цыган в Северной Чехии и иммигрантов, нападения на гомосексуалистов. Члены партии переняли девизы и песни гитлеровской СС и носили явные эсэсовские символы. 28 кандидатов, собиравшихся баллотироваться на майских выборах в Чешский парламент под эгидой Рабочей партии, были связаны с неонацистским движением "Корпус защиты".


В Чехии преобладает мнение, что решение суда о роспуске Рабочей партии, невзирая на его последствия, ясно свидетельствует, что чешское государство не собирается уступать поле боя угрожающим обществу силам и готово дать им отпор. Но приведет ли запрет одной опасной ультраправой партии к желаемому результату? Тем более, та сразу же объявила, что вряд ли будет подавать кассационную жалобу в Конституционный суд, а просто перельется в "братскую" пока бездействующую, но зарегистрированную Рабочую партию социальной справедливости (сокращенно РПСС). Глава Рабочей партии поспешил заявить, что он доволен решением суда, отметив, что "мы оказались в положении мучеников, а это не так уж плохо".


Некоторые чешские эксперты в связи с этим опасаются радикализации ультраправых сил. Другие, напротив, приветствуют установление Верховным судом границы того, что может себе позволить политический субъект, считая, что запрет Рабочей партии ослабит экстремизм в политике.


— Я считаю положительным фактом уже то, что правительство подало хорошо обоснованную жалобу в Верховный суд с требованием запретить Рабочую партию, а суд доказал ее прямую связь с неонацистами. Это уже само по себе достаточно ценно, — говорит в интервью РС заместитель председателя Союза жертв нацизма Томаш Елинек. — И хотя сегодня мы уже знаем, что запрещенная Рабочая партия вольется в Рабочую партию социальной справедливости, наша общественность воочию убедилась, что организация, сотрудничающая с ультраправыми радикалами, готова совершать насильственные действия — и что она их совершала, беря пример с гитлеровской партии образца 1930-х.


— Есть ли у членов запрещенной Рабочей партии шансы войти в парламент на нынешних майских выборах?


— Я полагаю, что сейчас шансов у них нет. Но они попытаются сделать это в будущем — будут во всем подражать немецкой партии НПД, пытаясь занять депутатские места в городских и областных мэриях и муниципалитетах. Им удалось консолидировать ту часть электората, которая раньше голосовала за крайне правую республиканскую партию, которая сама себя распустила в 1990-е годы. Сегодня Рабочая партия социальной справедливости — единственная партия на крайне правом фланге, поэтому вокруг нее могут сгруппироваться потенциальные избиратели. На этих выборах они в парламент не попадут, но у них есть шансы во время осенних коммунальных выборов попасть в областные органы власти в Северной Чехии, где больший процент безработных, чем в других областях.


В Германии есть закон, по которому запрещенная политическая партия не может перелиться в другую, с иным названием. В Чехии такого нет, указывает доктор юриспруденции Томаш Гомола: закон о политических партиях позволяет каждому человеку вступать в любую партию по собственному желанию. "Рабочая партия социальной справедливости имеет право включить в список своих кандидатов в депутаты ныне беспартийных бывших членов распущенной Рабочей партии, — поясняет юрист. — Но если начнется массовый переход членов и РПСС начнет вести себя, как распущенная Рабочая партия, то правительство снова может подать жалобу в Верховный суд, который может запретить и эту партию. Получается замкнутый круг".


Один из комитетов Сената Чешской республики занимается подготовкой меморандума правительству Чехии с требованием заняться вопросом запрещения Коммунистической партии Чехии и Моравии. Комитет собрал тысячи страниц доказательного материала — внутрипартийные документы, статьи в печати, выступления руководителей новой компартии, доказывающие ее преемственность по отношению к преступной компартии Чехословакии. В материалах также имеются ссылки на незаконный перевод имущества старой КПЧ на новую компартию и на ее действия, противоречащие охране прав и свобод граждан. Рассматривается не изменившееся отношение компартии к вопросу насильственного захвата власти, а также ее сотрудничество с нелегальным Коммунистическим союзом молодежи Чехии — всего 76 пунктов обвинения, включая измену родине после оккупации Чехословакии странами Варшавского договора в 1968 году.


Мнения правительственного кабинета по поводу запрещения коммунистической партии Чехии и Моравии разделились ровно пополам.


В теоретическом плане этот вопрос очень интересен, отмечает Томаш Елинек, напоминая, что чешские коммунисты не отказались от преемственности идей и не осудили ни политические процессы 1950-х годов, ни казни невинных людей. Поэтому вопрос запрещения коммунистической партии стоит вынести на всенародную дискуссию, полагает заместитель председателя Союза жертв нацизма Томаш Елинек.


Однако с юридической точки зрения перспектива запрета компартии далеко не очевидна, указывает доктор юриспруденции Томаш Гомола: словесная декларация идей, не совместимых с демократией, может вступить в противоречие с законом, но не до такой степени, чтобы это привело к запрету политической партии. "Решение Верховного суда о запрете Рабочей партии ясно показало границы, через которые нельзя перешагнуть, — говорит эксперт. — Как недопустимые действия и поступки следует расценивать словесные угрозы. Угроза, оскорбление — это уже поступок. Если компартия в своих высказываниях приблизится к этим границам или перейдет их (это касается и пропаганды идей отцов-основателей Ленина-Сталина), то суд будет расценивать их как действия. Вопрос в том, является ли поведение нынешней компартии, третьей по численности депутатов в парламенте, опасным для общества".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG