Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дорошок и Боос: диалог или отставка?


"Достали!": логотип митинга 20 марта в Калининграде.

"Достали!": логотип митинга 20 марта в Калининграде.

Губернатор Калининградской области Георгий Боос назначил встречу лидеру оппозиционного движения "Справедливость" Константину Дорошку. Она состоится в ближайшую пятницу. Константин Дорошок на ней намерен требовать отставки Бооса, а Георгий Боос – налаживать "конструктивный диалог" с Дорошком.

Сегодня губернатор Калининградской области Георгий Боос назначил встречу лидеру общественной организации "Справедливость" Константину Дорошку. Она состоится в эту пятницу в час дня по калининградскому времени.

Георгий Боос не в первый раз назначает Дорошку деловое свидание. Как напомнил сам Константин Дорошок, до этого губернатор дважды назначал встречу, однако оба раза откладывал ее на неопределенный срок без внятного объяснения причин.

Что именно собирается обсудить губернатор Георгий Боос с Константином Дорошком – предстоящий митинг "Справедливости" 20 марта, требования митингующих на прошлых митингах, вопрос о своей отставке – неизвестно.

– Встреча с Дорошком назначена на 26 число на час дня, – сказала корреспонденту Радио Свобода советник Георгия Бооса Светлана Оболенцева. – Я предлагаю вам подождать этой встречи и ее итогов. Многое станет понятно: возможно, на встрече многое будет решено. Планируется вести конструктивный диалог.

Константин Дорошок о предстоящей встрече с губернатором узнал сегодня утром. Он намерен требовать от Бооса покинуть пост губернатора, а также обсудить двадцать вопросов, которые, по его мнению, важны для жителей Калининградской области. Среди них высокие налоги и таможенные пошлины, проблемы ЖКХ и здравоохранения.

– В резолюциях митингов было требование об отставке Бооса. Вы готовы повторить это требование в кабинете у Бооса?

– Конечно, - ответил Константин Дорошок.

– Вы собираетесь обсуждать с ним предстоящий митинг 20 марта? Не думаете, что Боос захочет вас отговорить?

– Я настроен серьезно поднять вопрос о митинге, потому что мне стало известно: готовятся конкретные меры по его предотвращению. Хотят послать какие-то общественные организации, чтобы они подали уведомление о проведении своего митинга в тот же день и на том же месте. И наверняка им это удастся.

Я бы обратился к губернатору с просьбой адекватно оценить необходимость проведения митинга нашей организацией. И так же адекватно оценить то, что люди хотят потребовать. Многое сейчас зависит от губернатора, от того, как он будет менять экономическую политику в регионе...

– Вы готовы вести с Боосом диалог?

– Важно понимать, что власть была, есть и будет вне зависимости от того, кто у нее находится. В любом случае необходим диалог власти с общественностью – в диалоге и решаются вопросы. Но если власть не слышит нас, нам остается выходить на улицу.

– Представим, что Боос предлагает, к примеру, создать специальную комиссию по рассмотрению других ваших требований. Митинг в любом случае состоится?

– Судя по такой медленной реакции нашего правительства в отношении заявленных требований, я больше чем уверен: надобность в митинге не отпадет. Создание какой-нибудь губернаторской комиссии – это еще не решение проблем. Пока комиссия будет долго в чем-то разбираться, подойдут сроки уплаты различных налогов. Например, налога на землю для юридических лиц, которые платят налоги чаще физических.

Не нужны обещания. Нужно экстренно оценить ситуацию и решить конкретные вопросы Калининградской области. Я подготовил список из двадцати таких вопросов. Будут ли все они решены? Покажет время. На очередном митинге мы выскажем свои требования, а дальнейшие действия власти покажут ее некомпетентность. Либо компетентность...

– Сколько людей готовы прийти на митинг, по вашим оценкам?

– По средним оценкам, пятьдесят тысяч человек. Однако сейчас наша власть использует весь административный ресурс, чтобы попытаться отговорить людей от участия в митинге. Например, людей пытаются запугать: под угрозой увольнения, отчисления из института человека заставляют чуть ли не подписываться под словами "Я на акции протеста не пойду". Власть заставляет некоторых политиков, бывших оппозиционеров, выступать по телевидению и говорить, что митинги – это ерунда, что людей используют... Но такие попытки вызывают у людей еще большее отторжение и негативное отношение к власти.

– Вам известно, от кого конкретно исходит это давление?

– Могу обобщить. Народ выступал с обвинениями в адрес "Единой России", которая составляет большинство в думе и большинством голосов принимает антинародные решения. Поэтому весь негатив и попытки препятствовать митингу исходят именно от них.

Я попытаюсь выступить с обращением к власти, жителям Калининграда, правоохранительным органам о том, что народу надо все-таки дать возможность спокойно и мирно выступить. Не надо ставить палки в колеса и провоцировать граждан на несанкционированные выходы. В таком случае мы не сможем контролировать людей. Более того, подавление митингов и интереса народа к тому, чтобы получить рычаги воздействия на власть, вызовут не только беспорядки, но и, боюсь, идеи сепаратистского характера.

– Из других регионов вам поступали предложения провести 20 марта совместный митинг. Акция будет всероссийской?

– Всероссийскую акцию протеста 20 марта готовы поддержать около сорока регионов, и я продолжаю получать звонки от общественных организаций. Однако люди, которые хотят в акции протеста участвовать, должны знать, за что они выходят на улицу, за что борются. В первую очередь, здесь важны проблемы каждого региона в отдельности. И каждый регион должен решать, какие проблемы для него самые главные и самые злободневные. Всероссийская акция протеста не может проходить под одним лозунгом.

Если у людей основание выйти на улицы 20 марта есть, я только приветствую их и благодарю за поддержку. А также за то, что и в своих регионах они начинают занимать активную жизненную позицию. Некоторые говорят мне, что тоже хотят создать у себя "Справедливость".

– И как вам идея создать филиалы?

– Наша общественная организация региональная, а не всероссийская. Но мы не против, если кто-то назовется "Справедливостью" у себя в регионе. В этом отношении мы не ревнивы. Это инициатива самих регионов, а они имеют право делать то, что считают жизненно важным на своей территории. Во главе угла – местные проблемы, а не популистские общие лозунги. В этом-то и весь эффект, отсюда и массовость этих мероприятий.

Мы не будем против, если нас приедут поддержать федеральные лидеры, представители политических партий и движений. Мы не будем против, например, если нас захотят поддержать Жириновский или Зюганов. На одну политическую площадку собраны все политические силы, кроме "Единой России", и вместе мы выступаем единым народным фронтом в защиту своих прав и интересов.

– Представители "Солидарности", например, Борис Немцов или Илья Яшин, которые присутствовали на митинге 30 января, приедут?

– От Немцова или Яшина я пока не получал просьб или предложений приехать. Но поддержка федеральных лидеров и их мнение точно так же важны, как присутствие флагов любой партии или организации на этом мероприятии.

– Получили ли вы отклики на резолюции митингов 12 декабря и 30 января от президента, премьер-министра, местной администрации?

– Единственный документ пришел к нам из администрации президента: "Ваша резолюция получена и направлена в комитет по общественным связям". Больше письменных ответов на резолюцию – ни от местного правительства, ни от областной думы, ни от премьер-министра - мы не получали.

– Митинг готовится, встреча с Боосом состоится, "Справедливость" крепнет. Что еще входит в список приоритетных для вас задач?

– Главное сейчас – получить рычаги воздействия на власть, получить общественный контроль над тратами бюджета, социальной сферой. Также должна быть какая-то возможность для отзыва депутатов и не оправдавших доверия министров.

Самое главное – это слом политических монополий. Любая монополия в будущем ведет к деградации. Мы стремимся к тому, чтобы на следующих региональных выборах у нас была многопартийная дума без явного превосходства какой-либо партии. Мы заставляем людей верить в то, что что-то можно изменить, при этом не тянем их под какой-то политический окрас. Люди, выходя на массовые акции протеста, чувствуют свои силы, чувствуют плечо товарища, чувствуют, что они не одиноки, и формируют свое отношение к той партии, которая находится сейчас в большинстве.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG