Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прыжки на льду или искусство? Споры о судействе в мужском фигурном катании


Ирина Лагунина: Одной из сенсаций зимних Олимпийских Игр в Ванкувере еще до их открытия стало возвращение в большой спорт Евгения Плющенко. Но триумфа не получилось – чемпион Турина занял второе место. И объяснил результат предвзятым судейством. Эксперты и североамериканская пресса разделились на два лагеря. В этом споре речь идет уже не столько об удовлетворении личных амбиций Плющенко, сколько о путях развития мужского фигурного катания. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Вряд ли нуждается в доказательствах тот факт, что Евгения Плющенко в Северной Америке любят – для этого достаточно услышать овацию, которой наградила его публика после обеих программ. Однако сам он остался недоволен результатом. Раздражение Плющенко явно ощущалось в интервью, которое он дал корреспондентке NBC сразу после церемонии награждения. Церемонии, на которой он - по словам его хореографа Давида Авдыша, «машинально» - встал не верхнюю ступень пьедестала почета.

- Изумительное возвращение Евгения Плющенко. Ваши впечатления: как сложились для вас соревнования, завершившиеся серебряной медалью?

Евгений Плющенко: Теперь у меня две серебряные олимпийские медали и одна золотая. Я считаю, неплохой результат. И конечно, когда после трех с половиной лет перерыва ты все еще можешь кататься, можешь соревноваться и способен выиграть серебряную медаль – это совсем неплохо. Так что я думаю, этот сезон был у меня удачным.

- Когда вы закончили свою произвольную программу, вы считали, что откатали ее на золото?

Евгений Плющенко: Да, конечно. Я считал, что с четверным прыжком выиграю. Знаете, эта новая система оценок... При старой системе, если бы кто-то исполнил четверной, он бы легко выиграл. Эта система – другая.

- Вас удивляет, что олимпийский чемпион стал чемпионом без четверного прыжка?

Евгений Плющенко: Да, удивляет.

Владимир Абаринов:Соперник Плющенко, теперь уже чемпион Ванкувера американец Эван Лайсачек признался, что не в силах поверить в свой успех.

- Эван Лайсачек мечтал об этом еще маленьким мальчиком. Что вы чувствуете сейчас, с золотой медалью на шее?
Эван Лайсачек: Я просто не могу выразить это словами. Все, что приходит сейчас в голову, - это благодарность моей семье, моим друзьям, моим тренерам. Все они поддерживали меня и многим жертвовали ради меня. Но в эту секунду я даже не могу поверить в случившееся.

- Мы наблюдали за вами, когда вы смотрели произвольную программу Плющенко, который катался последним. Лицо у вас было совершенно неподвижное. О чем вы тогда думали? Вы надеялись, что ваша оценка останется лучшей?

Эван Лайсачек: Я думал о том, что он катается прекрасно. Для меня речь шла не о золоте, серебре или бронзе. Я навсегда запомню эту программу. Это был лучший день моей жизни. Я никогда его не забуду.

- Когда исполняли национальный гимн, было видно, что у вас на глазах наворачивались слезы. Что вы чувствовали в тот момент?

Эван Лайсачек: Я не мог поверить, что это играют для меня. Я люблю смотреть, когда поднимают американский флаг, мне нравится американский национальный гимн, но что его исполняли в мою честь – в это было почти невозможно поверить.

Владимир Абаринов: Недовольство Плющенко имело громкий резонанс в России. «Наших опять засудили, и опять в Америке» - этот уже традиционный, привычный клич снова звучит и в прессе, и в высоких кабинетах. Скрытые русофобы, ненавистники России вредят ей, где только можно, и особенно на своей территории – таков подспудный смысл этих обвинений.
Живо вспоминаются Игры 2002 года в Солт-Лейк-Сити, где, по мнению патриотов от спорта, «засудили» Ирину Слуцкую – она заняла второе место, пропустив вперед американку Сару Хьюз. Именно после Солт-Лейк-Сити Международный союз конькобежцев изменил систему оценок с шестибалльной на нынешнюю, в которой оценивается каждый элемент.
Надо отдать должное Эвану Лайсачеку – он не ввязывается в спор, на все нападки реагирует мягко и расточает щедрые комплименты Евгению Плющенко.

Эван Лайсачек: Моей целью на этих Играх было приехать и показать две отличные программы, превзойти свой собственный лучший результат, и сделать это в условиях упорного соперничества. Я чувствовал себя отлично – испытывал удовлетворение, потому что достиг своей цели, одержал свою личную победу над собой. А что произойдет в итоге, дадут мне медаль или нет, было уже неважно – я был на сто процентов доволен своим участием в Играх в Ванкувере.

- Но для Евгения Плющенко серебро имело иное значение, как выяснилось из его интервью после соревнований.

Евгений Плющенко: Но, как бы то ни было, я действительно считаю, что систему необходимо изменить, систему оценок, потому что четверной – это четверной. Олимпийский чемпион, который не знает, как прыгать четверной – теперь это не мужское фигурное катание. Теперь это танцы.

Эван Лайсачек: Ну, я думаю, никто не любит проигрывать. Многое из того, что он говорит, объясняется, вероятно, разочарованием и некоторой долей злости. Не думаю, что я способен реагировать на эти слова так же эмоционально.

Владимир Абаринов: В словах Плющенко есть неточность – Лайсачек умеет прыгать четверной прыжок, хотя и не всегда исполняет его удачно, поэтому в Ванкувере он решил не рисковать.
Канадский фигурист Элвис Стойко, двукратный серебряный призер Олимпийский Игр и трехкратный чемпион мира – непререкаемый авторитет в Канаде. Он первым в 1991 году выполнил каскад из четверного и двойного тулупов. В споре о новой системе оценок Стойко принял сторону Леонида Плющенко.

Элвис Стойко: Позвольте я вам кое-что скажу. Мы постоянно слышим про четверной прыжок, верно? Мне нравится, как сказал Алексей Мишин – это тренер Плющенко. Он сказал так: Олимпийские Игры – это «быстрее, выше, сильнее», а не «артистичнее, ярче, музыкальнее». Это как аромат или гарнир к основному блюду: сначала надо приготовить мясо с картошкой, а потом можно добавить на тарелку все что вам угодно. Я слышал разговоры о том, что для того, чтобы выигрывать соревнования в мужском разряде, не обязательно исполнять четверной прыжок. Это смехотворно. Четверной прыжок – это то, что отличает мужчину от мальчика. Если вы исключаете из своей программы четверной прыжок, вы облегчаете себе задачу наполовину. Необходимо поддерживать техническую сложность, чтобы этот спорт оставался спортом. Если этого не делать – тогда это больше не спорт.

Владимир Абаринов: Заметим, что новая система судейства не помещала Плющенко четыре года назад стать золотым призером зимних Игр в Турине. Спортсмен может говорить о недостатках системы, но ведь он согласился участвовать в соревнованиях по этим правилам. Специалисты, подробно разбирая программы Плющенко и Лайсачека, доказали, что в неудаче российского фигуриста виноваты, прежде всего, его тренеры – они выстроили обе программы так, как будто судить их будут по старым правилам. Они не только не обращали внимания на связки между элементами, но и сосредоточили самые сложные прыжки в первой половине, тогда как те же элементы, выполненные во второй половине программы, оцениваются на 10 процентов выше. Эван Лайсачек.

- Плющенко заявил так же, что без четверных прыжков этот вид спорта не прогрессирует, а, как он выразился, регрессирует.

Эван Лайсачек: Это интересно, что он придает такое значение всего лишь одному элементу программы. Программа продолжается 4 минуты 40 секунд и состоит из комбинации элементов. Мы должны соединить воедино прыжки, вращения, дорожки и при этом хорошо выполнить все связки. Вчера вечером у нас был равный счет в том, что прежде называлось оценкой за артистизм, но мои технические оценки за прыжки и вращения были выше. Для него эти Игры были вызовом. Он катался последним, он испытывал большое давление, потому что он был первым в короткой программе, и на мой взгляд, он катался блестяще. Так что я его поздравляю и надеюсь, что он на сто процентов удовлетворен.

- Он был любезен с вами, когда все закончилось?

Эван Лайсачек: Да, он был очень мил. Он вообще отличный парень, я его давно знаю, долгое время смотрел на него снизу вверх.

- Он защищал чемпионское звание. Теперь чемпион вы. Собираетесь ли вы защищать свой титул на его родине, в Сочи в 2014 году?

Эван Лайсачек: Посмотрим, пустят ли они меня в страну. (Смеются.) В данный момент это проблематично.

- Владимир Путин сказал Плющенко, что его серебро стоит золота.

Эван Лайсачек: Я думаю, то, как его страна поддерживает его, - это замечательно.

Владимир Абаринов: Что не пустят в страну – это, конечно, шутка. Будем надеяться, что в конечном счете дискуссия пойдет на пользу фигурному катанию и что оно никогда не превратится из великолепного зрелища, граничащего с высоким искусством, в соревнования по прыжкам на льду.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG