Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Околоспортивные страсти Олимпиады в Ванкувере. Фигурист и художник Джонни Уэйр



Ирина Лагунина: Мы продолжаем сегодня разговор о спорах, обидах и досадах, которые несет с собой нынешняя Зимняя Олимпиада. Среди фигуристов Ванкувера, помимо Евгения Плющенко, есть еще один спортсмен, имеющий основания жаловаться на необъективное судейство - это американец Джонни Уэйр. О нем рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Еще до открытия Игр в Ванкувере канадская газета Globe and Mail разоблачила сговор североамериканских судей против европейских фигуристов. Оказывается, ветеран олимпийского судейства Джозеф Инмэн незадолго до Олимпиады разослал коллегам электронные письма, в которых обращал внимание на интервью Евгения Плющенко. Российский фигурист говорит в нем о том, что при нынешней системе оценок судьи легко могут поставить одного фигуриста выше другого, хотя они одинаково выполняют одни и те же элементы. И приводит в пример чемпионат Европы в Таллине, где французский спортсмен Бриан Жубер получил более высокие оценки за свои связки, чем он, Плющенко. В итоге, правда, француз остался на третьем месте, а Плющенко занял первое. На самом деле мы оба, продолжает российский фигурист, сосредоточены на прыжках и не уделяем внимания связкам.
Между тем в нынешней системе связки имеют свою цену, и их качество влияет на окончательный результат.
Джо Инмэн не судил соревнования в Ванкувере, однако остается крупнейшим авторитетом.
Первым о его электронных посланиях проведал французский спортивный журнал L'Équipe. Он опубликовал статью об этом под заголовком «Военные действия начинаются». «Это лишь доказывает, что североамериканское лобби начеку», - говорит в интервью журналу президент французской федерации фигурного катания Дидье Галаге.
Джо Инмэн ответил на обвинения недоумением. Он напомнил соревнования женщин в одиночном разряде в 2002 году в Солт-Лейк-Сити. Ситуация тогда сложилась так, что американке Мишель Кван нужен был всего один судейский голос, чтобы получить золото – и этот голос ей не дал американец Инмэн. Если это предвзятое судейство, то что же такое непредвзятое?
Досада Евгения Плющенко понятна и даже извинительна. Но есть еще один фигурист, который имеет все основания обижаться на судей, и фигурист этот – американец. Мы говорим о Джонни Уэйре.
Это одна из самых ярких и своеобразных звезд современного фигурного катания. Джонни 27 лет. На коньки он встал в 11. В 2001 году он опередил Эвана Лайсачека на чемпионате мира среди юниоров – Уэйр стал золотым призером, а Лайсачек – серебряным. С тех пор он трижды выигрывал национальный чемпионат США. В 2008 году на чемпионате Соединенных Штатов он выполнил четверной тулуп и набрал равное с Лайсачеком количество баллов, но по правилам в этом случае первое место присуждается спортсмену, получившему более высокую оценку за произвольную программу. И чемпионом США стал Лайсачек. В том же сезоне на чемпионате мира в Гетеборге Джонни занял второе место. Но следующий сезон оказался для него крайне неудачным. Из-за желудочно-кишечной инфекции, которой он заразился в Корее, Уэйр не смог полноценно подготовиться к национальному чемпионату и оказался на пятом месте, вследствие чего не попал в состав сборной. Тогда он впервые заговорил о своем возможном уходе из большого спорта. Но все-таки не ушел, занял третье место и был включен в олимпийскую сборную. Вот фрагмент интервью, которое он дал сразу после национального чемпионата, за месяц до Ванкувера.

- Год назад вы говорили, что собираетесь уходить из спорта и больше не будете участвовать в соревнованиях. Что для вас значит снова оказаться в олимпийской сборной?

Джонни Уэйр: Суметь подтвердить свое право – это красиво. В прошлом сезоне я занял пятое место на национальном чемпионате и не попал в сборную. А вот теперь, спустя год, хотя у меня и был перерыв в два месяца, я вернулся в олимпийскую команду. Это прекрасное чувство. Сейчас я думаю только о своем предстоящем выступлении в Ванкувере, о том, как сделать его как можно более идеально и без помарок.

- На пресс-конференции по итогам национального чемпионата Джонни спросили, какие цели он ставит перед собой как спортсмен.

Джонни Уэйр: Я всегда считал своей обязанностью по отношению к этому виду спорта подчеркивать его художественную сторону. Это всегда было у меня в центре внимания. Прыжки есть прыжки, прыгать умеют все, но не все способны создать что-то по-настоящему замечательное, особенное, непохожее ни на что другое, уникальное. И это всегда оставалось моей главной целью, когда я выходил на лед в шоу или на соревнованиях. В то же самое время мне необходимо показать себя, свое собственное понимание, что такое стиль и что такое красота. На протяжении большей части своей спортивной карьеры я выбирал то, что наилучшим образом выражает меня. Нынешний сезон - не исключение. И я этому очень рад. Мне не приходится при этом чем-то жертвовать, потому что для меня самое важное – это цельность программы, а не один только атлетизм, который играет такую огромную роль в моем виде спорта.

Зашла речь и о четверном прыжке.

Джонни Уэйр: Знаете, мы работаем над четверным прыжком, я прыгаю четверной на тренировках. Но он никогда не был главной целью моей карьеры. Это красивый, великолепный элемент, когда ты его умеешь исполнять, но я лучше откатаю чисто красивую программу, выполню отлично все ее элементы, я лучше покажу красивую, ни на что не похожую, стильную программу, чем буду бороться за выполнение элемента, в котором я не уверен на все сто процентов. Хотя и это не исключено. Нам еще предстоит составить график работы, и я сделаю так, как скажет босс.

Эван Лайсачек: Давай попробуй...

Джонни Уэйр: Не искушай меня. Не здесь.

Владимир Абаринов: Искушал Джонни Эван Лайсачек.
Джонни Уэйр говорил перед Ванкувером о том, что хочет уйти достойно.

Джонни Уэйр: Сравнивать олимпийский сезон 2006 года и нынешний нельзя, это две совершенно разные ситуации. Я имею в виду – я по-прежнему Джонни Уэйр, все такой же, как и прежде говорю безумные вещи, но что касается моего отношения к делу и к произведению, которое я выношу на лед, то я сильно повзрослел, я принимаю более зрелые решения о том, что я должен сделать для спорта. В результате я достиг рубежа, за которым я уже не всегда воспринимаю фигурное катание как главное дело своей жизни. Я решил, что в этом сезоне катание будет моим главным делом, что закончить - если я закончу – закончить свою спортивную карьеру надо так, как я хотел бы ее закончить. Когда я участвовал в предыдущих Играх, я был чемпионом США, а сейчас я только третий, так что разница есть. Все, что ты делаешь, все, чего достигаешь, чего добиваешься, каждый шаг вперед – во всем этом есть и оборотная сторона. Последний раз на зимних Играх я выступил как чемпион. В то же время я многое пережил и многому научился. И теперь я должен весь этот опыт взять с собой, сконцентрировать и использовать в оставшиеся недели. И я считаю, что готов к этому. В оставшееся время я буду упорно тренироваться, работать со всей нагрузкой, на какую я способен. Я не хочу, чтобы меня запомнили как посредственность.

Владимир Абаринов: Джонни Уэйр – безусловно, в первую очередь артист, художник, и уже во вторую – спортсмен. Он принадлежит к категории фигуристов, которые были любимцами публики, но никогда так и не добрались до высшей ступени пьедестала почета. Такими были канадец Толлер Крэнстон, советские фигуристы Юрий Овчинников и Игорь Бобрин...
На последнем чемпионате США Джонни атаковали друзья животных, возмутившиеся тем, что он использовал в своем костюме натуральный мех лисы. Он сам, его модельер и агент стали получать угрозы. Но Джонни остался тверд. Он напомнил защитникам прав животных, что ботинки фигуристов сделаны из коровьей кожи, и попросил оставить в покое модельера, поскольку идея костюма принадлежит исключительно ему. Вот как он объяснил символический смысл своего костюма.

Джонни Уэйр: В моем костюме есть лисий мех. На мой вкус, он смотрится прелестно. Он такой пушистый, я выгляжу в нем необычно, так что сразу видно, что я специально оделся для этого события. Именно такое впечатление я и хотел произвести. Когда я смотрел свои повторы, я видел не свои ошибки, – я их и так знаю – а любовался своим костюмом и остался очень доволен.... Виноват, я, как всегда, слишком болтлив... Красные нашивки на моей спине – это места, где были ангельские крылья, это ведь костюм падшего ангела. Я предполагаю, что у настоящих ангелов крылья состоят из другого материала... Так что вот зачем мне мех.

Владимир Абаринов: В Ванкувере Джонни первоначально планировал жить в отеле, однако из-за продолжающихся угроз счел за благо поселиться в олимпийской деревне.
Он прекрасно откатал свою программу. Сейчас мы услышим, как в финале комментатор NBC, выдающийся американский фигурист, чемпион зимних Игр 1984 года Скотт Хэмилтон, не в силах сдержать эмоции, кричит: «Это лучшее, что он когда-либо сделал!»
В Ванкувере Джонни занял всего шестое место. Выдающийся канадский фигурист Элвис Стойко считает решение судей несправедливым. По его мнению, Уэйр должен был занять место выше Патрика Чена.

Элвис Стойко: Уэйр, и я уже говорил это раньше - я не принадлежу к числу его поклонников, но парень справился сегодня с задачей, он откатал программу, откатал чисто и должен был занять место выше Чена. Чен, конечно, канадец, он катался хорошо, но Уэйр катался лучше. Я считаю, Плющенко был первым, Дайсуке – вторым и Лайсачек – третьим. А Уэйр должен был занять более высокое место.

Владимир Абаринов: Джонни не жаловался на несправедливость, никого не обвинял. Но теперь он уже твердо решил уйти из спорта и посвятить себя дизайну одежды.

Джонни Уэйр: Мое будущее – это высокая мода. Я надеюсь стать всемирно известным дизайнером. Моя цель в жизни – хорошо делать все, за что бы я ни взялся. Поэтому, если я пойму, что не способен стать хорошим дизайнером, я брошу это занятие. Но в данный момент это моя новая мечта. Я должен идти учиться, изучить основы профессии. Всякий может пришить к одежде ярлык со своим именем и объявить себя дизайнером. А я хочу знать все об этом ремесле, об этом искусстве и об этом бизнесе. Я начну учиться в Нью-Йорке, а потом, возможно, переберусь в Москву. Я мечтаю открыть свой собственный настоящий дом моделей. Фигурное катание – это только первый серьезный шаг в моей жизни. Когда с этим будет покончено, я буду готовиться к следующему.

Владимир Абаринов: Последний удар от организаторов Игр в Ванкувере Джонни Уэйр получил уже после соревнований: его не пригласили участвовать в показательных выступлениях фигуристов. Формально оргкомитет прав: занявшему шестое место такое прав не предоставляется. Но поклонники Джонни с этим не согласны. Они уверены, что Джонни достоин показательного выступления.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG