Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент Сербии Борис Тадич в своем заявлении, переданном радио и телевидением Сербии, сообщил, что Белград не будет больше возражать против участия Приштины в международных встречах, но при условии, что ее будет представлять не правительство, а миссия ООН в Косово.

Встреча президента Тадича и лидера Косово Фатмира Сейдиу может произойти уже в конце марта, в Словении, где пройдет саммит балканских лидеров и руководства Евросоюза. Словения и Хорватия, бывшие югославские республики, являются инициаторами этой встречи.

Является ли это заявление Тадича качественным сдвигом в урегулировании на Балканах, и что может за этим последовать? На вопросы Радио Свобода отвечает эксперт по Балканам, историк и ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Сергей Романенко:

- Косовская ситуация зашла в тупик, и это в первую очередь вредит самой Сербии. Поэтому какие-то сдвиги, безусловно, должны произойти. Особенно с учетом того, что Сербия намерена рано или поздно присоединиться к Евросоюзу. И если встреча в марте действительно произойдет, это будет очень серьезный сдвиг. Пока же заявление Тадича - это только слова. Очень многое зависит от внутренней ситуации – и в Сербии, и в Косово. От того, насколько общества готовы пойти на взаимный компромисс. В Сербии надо учитывать не только общественное мнение, но и ситуацию в парламенте. В коалиционное правительство входит, в частности, социалистическая партия Сербии. Безусловно, это уже давно не партия Милошевича, но все понимают, что признание Косово может им стоить голосов на выборах, которые, в общем, уже не так далеко.

- Вы сказали "признание". Это не оговорка, или вы все-таки имеете в виду "сближение"?

- Если встреча пройдет в той форме, которую предлагает президент Сербии, тогда это, видимо, будет сближение. Но если она пройдет в каком-то уже более официальном формате, то тогда можно будет говорить о фактическом признании.

- Насколько, по-вашему, проблема Косово в нынешней ситуации актуальна для сербского общества?

- На мой взгляд, в том, что она остается центром политической жизни Сербии, есть что-то искусственное. Страна очень давно нуждается в серьезнейших социально-экономических, правовых и прочих реформах. Без них она, с Косово или без него, не сможет стать членом Евросоюза. К сожалению - и с этим согласны некоторые белградские аналитики - национальная составляющая продолжает играть доминирующую роль, в то время как куда важнее вопрос реформ. И не исключено, что в конце концов именно это, а не Косово, может стоить партии Тадича голосов на грядущих выборах.

- С другой стороны, в Косово отношение к ООН и к миссии Евросоюза тоже довольно критично – они воспринимаются как ограничение независимости. Может ли в этих условиях президент Косово Фатмир Сейдиу согласиться на требование Белграда выступать под эгидой ООН?

- Это тоже очень важный вопрос, и я, честно говоря, думаю, что албанское общество сейчас к этому не готово. Да и сам президент Сейдиу, я думаю, на это не пойдет, потому что это будет воспринято как отрицание его легитимности и, как следствие, суверенитета Косова. Поэтому сейчас очень трудно предсказать, состоится ли встреча в Любляне. Может быть, словенская сторона, организатор саммита, придумает какую-то формулу. Может быть, это будет не двусторонняя встреча, а два лидера будут присутствовать вместе на каком-то общем заседании. Это уже вопрос дипломатической тактики и формата.

- Как в этих обстоятельствах должна чувствовать себя Москва? С учетом той деликатной ситуации, в которой она находится после признания Абхазии и Южной Осетии, может ли оказаться такое развитие событий в какой-то степени даже выгодным?

- Я думаю, что об этом никто официально не скажет, но очень может быть, что так и есть. К тому же стремление Сербии в Евросоюз не является для Москвы большим секретом. Я не думаю, что Россия будет как-то противодействовать этому. Речь к тому же идет не только о Косово, не надо забывать о том, что у Сербии очень сложные отношения со всеми ее соседями - и с Черногорией, с Хорватией, и с Боснией, и с Македонией. Так что речь об общебалканском урегулировании, и если Россия исходит из прагматизма, то это он и есть – быть заинтересованными в стабильных Балканах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG