Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Многоголосие Кавказа”


Марина Тимашева: Ответ на вопрос, о чём поют на Кавказе, можно было получить на концертах фестиваля “Многоголосие Кавказа”, который прошел в Сочи на сцене Зимнего театра. Слово – Геннадию Шляхову.

Геннадий Шляхов: Традиционное народное искусство хорового и ансамблевого пения представили коллективы из Адыгеи, Северной Осетии-Алании, Ингушетии, Карачаево-Черкесии и Краснодарского края, а также женский и мужской ансамбли из Абхазии.

(Звучит пение)

Борис Амичва: Многие народные песни Абхазии сединой окутаны. Две-три тысячи лет назад созданы и как будто застыли, вот так сохранились до сих пор.

Геннадий Шляхов: Борис Амичва, народный артист Абхазии, рассказывает о древних абхазо-адыгских песнях. Они берут своё начало в древнем нартском эпосе, едва ли не самом архаичном эпосе в мире, происхождение которого исследователи относят к 8-6-м векам до нашей эры. Эпос о героях-нартах широко распространен у народов Северного Кавказа, однако наиболее глубокие корни он имеет в фольклоре Осетинского, Адыгского и Абхазского народов.

Борис Амичва: Вот в нартском эпосе существует нарт Кэтуан от которого идут песни. По легенде он в горах охотился и сорвался со скалы. Повредил ногу. Он, не растерявшись, столкнул бревно в речку и вплавь спускался к родным местам, напевая песню, чтобы его услышали.

Геннадий Шляхов: Борис Амичва, директор Сухумской филармонии, не только замечательный рассказчик, но и один из солистов мужского хора “Чегем” из Абхазии. Коллектив, в котором поют профессиональные музыканты, по сути, является любительским. Зарплаты никто из артистов не получает.

(Звучит музыка “Жъыу”)

В фольклорно-этнографическом ансамбле “Жъыу” из Адыгеи – такая же точно ситуация, этот любительский коллектив существует при Адыгейском госуниверситете. Люди абсолютно разных, не музыкальных профессий, исполняют аутентичную, то есть максимально приближенную к первоисточнику музыку. Но, прежде, энтузиасты проводят кропотливую исследовательскую и научную работу, изучая песни. К каждому своему выступлению они готовят программку с пояснениями звучащей музыки. Руководит ансамблем, народный мастер, заслуженный художник республики Адыгея Замудин Гучев.

Замудин Гучев: Наши адыгские песни – это не песни современного понимания. Это колоссальный источник исторической информации.

Геннадий Шляхов: “Жъыу” исполняет песни так, как они звучали столетия назад. Как их пели в священной роще или в кунацкой, где собирались только мужчины.

Замудин Гучев: В песнях нельзя было врать. Их сочиняли авторитетные люди – народные песнотворцы. Каждый, кто вносил ложь в песню, этот стихотворец не признавался народом. Это раз. Потом каждый исполнитель должен был прокомментировать песню. И в процессе комментария, наиболее авторитетные знатоки отмечали, где он мог ошибиться, а где нет. Это очень важно.

Геннадий Шляхов: То есть песня проходила художественный совет в нынешнем виде?

Замудин Гучев: Да. Слово в прошлом обладало магической функцией. Честное слово, правдивое слово имеет огромную энергию, то есть, обладает магией.

Геннадий Шляхов: Сегодня, продолжает Замудин Гучев из Майкопа, старинная песня стала уделом фольклористов и учёных. Да и услышать её можно разве что в концертном зале во время выступления народного коллектива. Но ведь появилась на свет, а потом и звучала песня совсем в других условиях.

Замудин Гучев: Народная песня требует камерности – спокойно, по-домашнему, обсуждая каждое слово песни. И это совсем другой мир, и если говорить, то совсем другой театр.

Геннадий Шляхов: Сергей Старостин, профессиональный собиратель и исследователь русского фольклора, художественный руководитель сочинского фестиваля “Многоголосие Кавказа” поддерживает точку зрения своего коллеги.

Сергей Старостин: Мне кажется, что традиция должна существовать в том месте, где она появилась, зачалась, развивалась, где она наиболее пригодна. Я с трудом себе представляю нормальные весенние хороводы или заклички весны в городе – как это все будет выглядеть?

Геннадий Шляхов: Вряд ли в городе или на сцене концертного зала можно услышать колядки в том виде, в котором они порой звучали в жизни. Эта колядка исполнялась там, где прижимистый хозяин не хотел одаривать колядующих подарками. Вот и пели для него противным звуком: “лучше откупиться, чем слушать такое”.

(Звучит колядка)

Деление песен на исторические, трудовые или обрядовые помогает понять, какое место занимали они в жизни наших предков, и кто на Кавказе пел и сочинял песни. Рассказывает Вилли Чакмач-Ипа, народный артист Абхазии, художественный руководитель мужского хора “Чегем”.

Вилли Чакмач-Ипа: Абхазия и весь Кавказ – это певческая страна. Все песни, скажем трудовая, цапали кукурузу, мужчины цапали. А женщины - что? Место на кухне. В кухне какую песню можно придумать? Война, вот скажем. Предводитель – герой. Про него песню сложили. … Это про героев. Героев женщин не бывало. У нас фактически все дела мужчины делали. Женщина, её дело - косынку надела и на кухне.

Геннадий Шляхов: С этими высказыванием, относительно женщин, вряд ли согласится Ольга Джанаева, художественный руководитель Хора национальной песни Северо-Осетинской филармонии. Мужского хора, заметьте.

Ольга Джанаева: Наверное, это веление времени, когда в политике женщины возглавляют государства. Но история говорит, что такие тенденции пришли к нам с очень давних времён, когда, в пору матриархата, женщины в сообществе людей играли главенствующую роль.

(Поёт хор из Осетии)

Геннадий Шляхов: Как бы там ни было, но песню на Кавказе слагали и пели, как правило, только мужчины. Поэтому, даже сегодня, даже на сцене концертного зала, несколько необычно выглядит женщина-дирижёр, чьей творческой воле подчиняются строгие мужчины в черкесках и папахах. Мужской хор из Северной Осетии-Алании показал в Сочи на фестивале “Многоголосие Кавказа” фрагмент древнего свадебного обряда.

(Поёт хор из Осетии)

Удивительно, но даже сегодня народная традиция передаётся следующим поколениям так же как и сотни лет назад. Песня на Кавказе - неотъемлемая часть быта людей. Руководитель мужского хора “Чегем” из Абхазии Вили Чакмач-Ипа рассказывает, что народные песни он слушал и запоминал, будучи мальчишкой, помогая обслуживать старших на праздниках и торжествах в родном селе.

Вилли Чакмач-Ипа: Сейчас видите, любого – меня или вас – могут научить танцевать. Но петь народную музыку не каждый сможет. Это уже заложено. Нам это передали. Я боюсь, что со временем, вот мы уйдем, молодёжь, они не сохранят. Это трагедия.

Геннадий Шляхов: Продолжает Ольга Джанаева, руководитель мужского хора из Осетии.

Ольга Джанаева: Наша задача – сохранить песни, которые без специального внимания к ним, они просто уйдут из жизни за ненадобностью. Вот зачем, например, песня косаря, если никто косой уже не косит. Зачем надо сохранять? Затем же, зачем археологи собирают по осколкам черепки, которые в своё время не имели определённой художественной ценности, просто были бытовыми предметами. Это не иссякающий интерес человека к своим предкам, к культуре, к тому, что было. Может быть, подспудно человек чувствует, что будет какое-то повторение чего-то и, может быть, это пригодится в будущих поколениях.

Геннадий Шляхов: Возможно, именно поэтому, сегодня песня мигрирует в город. Забытая в селе или в деревне – в месте своего традиционного обитания, - она видоизменяется и приспосабливается к городу, к концертным залам. Порой только так можно сохранить традицию “Многоголосия Кавказа”, - считает директор Сочинской филармонии, организовавшей фестиваль, Алексей Бетехтин.

Алексей Бетехтин: Наши коллективы будут общаться между собой, чего не происходит в последнее время. Вот эта интеграция культур друг друга, она немножко приостановилась.

Геннадий Шляхов: Концерты фестиваля “Многоголосие Кавказа” проходили не только на сцене Зимнего театра Сочи, но и сельских клубах города. Кроме того, был дан концерт в Абхазии, в Сухумской филармонии. Везде полные залы и самый радушный приём слушателей.

Слушатель: Концерт весь был очень хороший. Я не могу сказать, что кто-то плохо выступал, кто-то хорошо. Впечатление очень хорошее.

Слушательница: Мне приятно, что молодёжи много на этом концерте. Та, что действительно реально заинтересована узнать больше о народах, проживающих вблизи нашего города Сочи. Мне кажется, это очень полезно.

Слушательница: Очень хороший концерт, замечательный, очень понравился. Коллективы прекрасные, песни прекрасные, которые не услышишь просто так нигде. А этот концерт дал полное понятие о народах Кавказа.

Геннадий Шляхов: О чём поют на Кавказе?! О том же, о чём столетия назад слагали песни горские народы. О любви и подвигах, о красивых и сильных людях. Эти песни относят, кто к фольклорной, кто к аутентичной культуре. Не в терминах дело, но определение “корневая музыка”, как нельзя более всего подходит к звучавшим в Сочи песням. Исторически возникшие сто- и тысячелетия назад, они и сегодня звучат на Кавказе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG