Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли реальные результаты саммита в Хельсинки для экологии Балтики


Ирина Лагунина: Через несколько месяцев в Балтийском море начнется строительство газопровода «Северный поток» между Россией и Германией. Экологическая безопасность проекта не вызвала серьезных нареканий со стороны участников саммита в Хельсинки, посвященного проблемам одного из самых загрязненных морей мира. Однако экологи называют Балтику «примером экологического кризиса многонационального масштаба» и надеются, что итогом работы саммита станет не только появление газопровода, но и серьезная работа стран Балтийского бассейна по спасению моря.

Любовь Чижова: Экологи называют Балтику одним из самых загрязненных морей. Основные причины были сформулированы в плане действий по спасению моря, принятом на саммите в Хельсинки в начале февраля: это перенасыщение моря питательными веществами, небезопасное судоходство, высокий риск попадания в акваторию опасных веществ. Но. Как отмечают эксперты, неформальным итогом встречи в Хельсинки стало то, что большинство участников не высказывались резко против главного балтийского проекта последних лет – строительства газопровода «Северный поток» между Россией и Германией. Строительство планируется начать через несколько месяцев. Руководитель экологической организации «Беллона» из Санкт-Петербурга Николай Рыбаков надеется, что в связи с появлением газопровода внимание европейских стран к экологической политике России на Балтике значительно усилится…

Николай Рыбаков: Конечно, Балтийское море одно из самых, если не самое загрязненное море в мире. Это, конечно, очень большая проблема. Можно сказать, что Балтийское море – это как раз пример такого многонационального экологического кризиса. Потому что море используется многими странами, используется для судоходства активного, и промышленные сбросы, к сожалению туда происходят. В результате мы имеет столь грязное море. Как и во многих других экологических процессах Россия в загрязнении Балтики удерживает лидирующие позиции. Как пример – это Калининградская область, которая активно сбрасывает бытовые отходы в Балтийское море, все это крайне печально и привело к столь критической ситуации. Конечно, надо понимать, что реальной причиной проведения столь важного саммита стало строительство газопровода "Северный поток". При этом лучше, как я считаю, чтобы эта тема обсуждалась по такой причине, чем эта тема не обсуждалась вообще. Потому что, как мы знаем, многие причины такого состояния Балтийского моря заложены в ходе Первой мировой, Второй мировой войны, когда туда сбрасывалось оружие, в том числе и химическое, и в течение времени, естественно, лучше ситуация не становится. И если никак эту ситуацию не решать, то в какой-то момент произойдет просто глобальный экономический кризис в Балтийском море.

Любовь Чижова: Насколько я понимаю, не все европейские страны высказывались за поддержку строительства этого газопровода. Тем не менее, решение об этом принято, он скоро начнет строиться, все документы подписаны. Какова позиция экологов, насколько этот проект является именно экологически безопасным? Конечно, сказать, что проект "Норд Стрим" является на 100% безопасным, не возьмется никто, но, возможно, кроме организаторов, тем не менее, такого сказать нельзя. Надо отметить два момента прежде всего, что, конечно, транспортировка газа несравнима с транспортировкой нефти, нефть намного опаснее. Даже если произойдет выброс газа, это будет разовая авария, которая намного проще устранится, чем авария с нефтью. С другой стороны, опасения, связанные с тем, что будут повреждены захоронения химического оружия, которые есть в Балтийском море, они, естественно, есть. Но надо понимать, что у нас есть шанс, воспользовавшись строительством "Норд Стрим", решить эту проблему и извлечь или каким-то иным образом решить проблему захоронения химического оружия в Балтийском море. В том же случае, если бы этих средств на строительство "Северного потока" не было бы привлечено, то не очень понятно, каким образом была бы решена эта проблема. А естественно, все эти могильники гниют, в какой-то момент может произойти серьезная авария.

Любовь Чижова: А есть ли ощущение, что Россия заинтересована в экологической безопасности на Балтике?

Николай Рыбаков: Во-первых, Россия как крупнейшая страна на Балтике, надо сказать, что столь широкое освещение и в мировой прессе, и в европейской проекта строительства "Норд Стрим" привлекает в том числе внимание к поведению России. Поэтому для России надо сказать, я думаю, что это отмечают многие экологи, с кем мы говорим, что это редкий пример, когда столь подробно, к сожалению, Россия здесь только подтягивается, особенно со стороны европейских участников проекта освещаются все процедуры, все исследования. То есть таких примеров раньше при строительстве не было. Это, конечно, значительный плюс. Поэтому, я думаю, что Россия в том числе заинтересована и в открытости проекта, и в сохранении экологических требований, возможно, сильно хотелось бы надеяться, в улучшении экологической обстановки на Балтике. При этом, что еще является залогом того, что Россия заинтересована в экологической безопасности проекта – это позиция стран Прибалтики, Литвы, Латвии, Эстонии и Польши, которые, как известно, выступали против строительства, и поэтому особенно важно России будет показать в европейском сообществе, что опасения этих стран весьма справедливые были нейтрализованы, никаких катастроф и проблем не произошло.

Любовь Чижова: Говорил руководитель экологической организации «Беллона» Николай Рыбаков. Строительство газопровода «Северный поток» - «Норд стрим» - начнется через несколько месяцев. Все необходимые документы уже подписаны – несмотря на протест ряда Балтийских государств. Против «Норд-стрима» выступала Польша. Почему – рассказывает корреспондент Радио Свобода в Варшаве Алексей Дзиковицкий…

Алексей Дзиковицкий: 10 февраля 1920 года, в этот день польский генерал Йозеф Халлер на балтийском побережье в городке Пуцк торжественно объявил о том, что Польша снова имеет выход к Балтийскому морю. Архивная запись:

Йозеф Халлер: Мы вернулись на Балтику. Польская республика снова властвует над своим Балтийским морем.

Алексей Дзиковицкий: Сказал генерал и бросил в море платиновый перстень. Через 90 лет эту дату в Польше торжественно отмечают. В праздновании принимают участие представители высших государственных властей. "Море – это шанс на большее политическое значение, на развитие экономики", - заявил спикер Сейма Бронислав Комаровский. В свою очередь президент Польши Лех Качинский, так же присутствовавший на торжествах, говорил о другой стороне медали.

Лех Качинский: Мы будем праздновать очередные годовщины этого события, но хорошо, чтобы эти торжества связаны были и с более обнадеживающими сообщениями из Гдыни, Гданьска и других польских портов.

Алексей Дзиковицкий: Президент имел в виду, конечно же, тяжелое положение польских судоверфей, которые, как это ни парадоксально, стали жертвой системы, за которую боролись. Ведь это в судоверфях на Балтийском побережье родилась "Солидарность", которая привела к падению коммунистической системы, а при капитализме, не выдержав жесточайшей конкуренции, пали сами судоверфи. В Польской народной республике балтийское побережье было часто единственным местом отдыхом у моря для поляков, которым не посчастливилось получить путевку в Болгарию, не говоря уже о том, чтобы поехать на Майорку или в Турции. На своем море поляки отдыхают и сейчас, однако в последние годы Балтика упоминается чаще всего в контексте трубопровода "Северный поток", и опасностей, которые этот проект несет для Польши. Опасностей и политический, тут речь прежде всего идет не о самых приятных для поляков исторических ассоциациях, но и экологических. Эколог Анджей Новак говорит о том, что прокладка по дну Балтийского моря "Норд Стрима" может привести к экологической катастрофе. Ведь еще в 60 годы минувшего столетия на дне этого моря складывали оставшиеся со времен Второй мировой войны боеприпасы. На дне Балтики покоятся так же многочисленные затопленные во времена военных действий корабли.

Анджей Новак: Это строительство имеет огромные масштабы, ничего подобного на Балтийском море никогда не делалось. И это так или иначе негативно повлияет на экологию моря. Нужно помнить так же, что в Балтийском море процесс полной замены воды продолжается около 31 года.

Алексей Дзиковицкий: Ежегодно 16 августа поляки принимают участие в международном дне очистки Балтики. Убирают пляжи, а также берега рек, впадающих в море. По мнению экологов, экосистема Балтики находится на границе катастрофы. Говорит волонтер Магда.

Магда: То, что делают люди в разных местах Польши, выкидывают в реки бутылки, банки, другой мусор, оказывается потом в море. Но это только то, что видно невооруженным глазом. А ведь есть другие отходы – канализация, предприятия. И как после этого не удивляться, что в море грязно.

Алексей Дзиковицкий: Польские экологи считают, что если не предпринимать активных действий, то через 25-30 лет в Балтийском море может не остаться живых существ.

Любовь Чижова: Руководитель организации «Друзья Балтики», член правления международной коалиции «Чистая Балтика» Ольга Сенова напоминает, что и без газопровода «Северный поток» Балтика уже является одним из самых загрязненных морей. И пока Россия не предпринимает серьезных шагов по исправлению этой ситуации…

Ольга Сенова: В начале 2000 годов все государства Балтики признали Балтийское море особо чувствительной морской зоной. Это специальный статус, который накладывает определенные требования к пользованию этим морем. К сожалению, Россия не присоединилась к этому решению и поэтому эти жесткие условия не в полной мере касаются России. Если мы будем говорить о судоходстве, до сих пор в порт Приморск, где у нас есть нефтеналивной порт, туда подходит балтийская трубопроводная система нефтяная. До сих пор в этот порт заходят однокорпусные суда. Если бы мы признали Балтийское море особо чувствительной морской зоной, мы бы вообще не имели права на это. Это повышает риск аварий, нефтяных разливов. По поводу попадания в море веществ – это азот и фосфор, конечно, экологи делают очень много, много делают водоканал и просто видно, что есть программа, есть движение, постоянно вводятся новые мощности, сейчас идет работа над очисткой фосфора, раньше очищали только азот, а фосфор попадал в море. Если в грядку наливаем азот и фосфор, то растения начинают хорошо расти. И в море они точно так же начинают хорошо расти – это очень плохо, потом поглощают кислород. Но все-таки есть такое ощущение, что надо делать больше. Потому что до сих пор в пригородной зоне в Финский залив попадают водоочистки, канализационные стоки целых городов. Есть такой город Ломоносов, 40 тысяч население, тоже попадает все в море. То есть проблем еще очень много.

Любовь Чижова: Есть ли страны, которым удалось более-менее привести в порядок свою часть Балтики, может быть наиболее яркие примеры приведете?

Ольга Сенова: Все не сделал никто. Вопрос в том, кто делает шаги последовательные, более активные. Например, многие европейские страны, в частности, Германия, по-моему, Швеция, они ограничивают потребление фосфора в моющих средствах. У нас таких шагов пока нет, у нас наоборот является проблемой найти моющее средство без фосфора. Мы просветительская общественная организация, мы очень много работаем со школьниками, с учителями, с населением, мы всячески пропагандируем так называемое "зеленое" потребление, предлагаем людям выбирать продукты, которые в меньшей степени влияют на природу, на Балтийское море. Так вот найти стиральный порошок без фосфора практически невозможно.

Любовь Чижова: Ольга, экологический саммит в Хельсинки по проблемам Балтики состоялся, его участники призвали друг друга в очередной раз ускорить реализацию плана действий по Балтийскому морю. А вот по вашему мнению, что нужно для того, чтобы все страны последовательно, методично предпринимали шаги по спасению Балтики?

Ольга Сенова: Вы знаете, каждая страна – это самостоятельное совершенно государство, соблюдает свои собственные законы. А международная конвенция – это как раз тот инструмент, который помогает действовать в одном направлении. В Москве в мае месяце будет очередная международная встреча и там каждая страна должна будет представить свой национальный план действий. Вот если эти планы действий каждая страна сделает конкретные, выполнимые и отвечающие серьезности ситуации, это будет хороший шаг. Общественная организация готовит свои предложения.

Любовь Чижова: Экологи призывают политиков поторопиться с выработкой национальных планов по спасению Балтийского моря: По мнению экспертов, его состояние так или иначе влияет на жизнь почти 90 миллионов человек в 14 странах его водосборного бассейна
XS
SM
MD
LG