Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли место Абхазии в союзе России и Белоруссии?



Ирина Лагунина: Стремление Абхазии вступить в союзное государство России и Белоруссии, высказанное президентом Сергеем Багапшем на минувшей неделе, вызвало недоумение в этой самопровозглашенной республике. Даже в Южной Осетии, которая, в том числе и по чисто географическим причинам, намного больше зависит от России, отнюдь не все готовы расстаться со своей пусть и ограниченной, но независимостью. Однако эксперты отнеслись к заявлению абхазского лидера спокойно. Почему? Рассказывает Дэмис Поландов.

Дэмис Поландов: Визит президента самопровозглашенной республики Абхазия Сергея Багапша в Москву был обставлен российской стороной на самом высоком уровне. Во время визита было подписано 10 межправительственных соглашений, самое громкое из которых – о создании объединенной военной базы на территории Абхазии. Кроме того, после встречи с президентом Медведевым абхазский лидер сделал ряд весьма важных заявлений. В частности о том, что Абхазия хочет войти в состав союзного государства России и Белоруссии, и в Таможенный союз, в который помимо двух вышеназванных стран входит Казахстан. Свое стремление Сергей Багапш подтвердил и в интервью Даниле Гальперовичу, корреспонденту Радио Свобода:

Сергей Багапш: Мы независимое государство, мы от этого не уйдем, но вариант вхождения в союзное государство, Таможенного союза, мы все эти варианты рассматриваем.

Дэмис Поландов: Из Белоруссии не последовало никакой реакции на заявление Сергея Багапша. Зато ответил Канат Саудабаев, министр иностранных дел Казахстана, который в настоящее время председательствует в ОБСЕ:

Канат Саудабаев: Казахстан изначально заявил о своей позиции относительно территориальной целостности Грузии. Это та констанция, на которой мы стоим и будем стоять. Такая позиция исключает какие-либо возможности нашего сотрудничества.

Дэмис Поландов: На самом деле, заявление Сергея Багапша о желании Абхазии вступить союзное государство – далеко не первое. Президент говорил о такой возможности, например, сразу после августовской войны в 2008 году. Наш постоянный комментатор в Сухуми, главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг заметил интересную закономерность: такие заявления Сергей Багапш делает только за пределами Абхазии:

Инал Хашиг: Заявления о том, что Абхазия желает вступить в союзное государство, они первый раз прозвучали еще в сентябре 2008 года сразу же после признания независимости Абхазии. Характерная такая черта, что такие заявления президент делает всегда за пределами Абхазии, когда он выезжает в Россию. В самой республике обычно таких заявлений он как бы воздерживается делать. И такое впечатление складывается, что эти слова обычно предназначены для внешнего пользователя, для Кремля. То есть тема в Сухуми не сильно воспринимается и к ней очень прохладно относятся, к идее союзного государства. Тем более само это образование достаточно не состоявшееся и вряд ли состоится, если Белоруссия, один из участников этого государства, абсолютно не горит желанием видеть в этом союзе и Абхазию, и Южную Осетию и, наверное, не видит перспективы этого союзного государства. В формате Россия - Белоруссия, в союзном государстве это два игрока, которые так или иначе должны будут приходить к консенсусу. Но когда в этом союзе будет Абхазия и Южная Осетия, все понимают, что на стороне России будут и Абхазия, и Южная Осетия и роль Белоруссии так или иначе будет нивелирована до минимума. Президент Абхазии понимает, что в принципе для того, чтобы войти в союзное государство без дальнейшего признания абхазской государственности, все эти проекты останутся прожектами, которыми удобно разбавлять какую-то риторику и не больше того. Была надежда в Кремле и в Абхазии, что Белоруссия вот-вот признает. Но я не думаю, что в этом году или в следующем году Минск возьмет и признает Абхазию.

Дэмис Поландов: Визит Сергея Багапша в Россию не остался незамеченным в Цхинвали. Наш корреспондент Тамара Терашвили связалась с советником президента самопровозглашенной республики Южная Осетия Коста Дзугаевым, и попросила его прокомментировать визит Сергея Багапша в Москву и выразить отношение цхинвальских властей к идее вступления в союзное государство:

Коста Дзугаев: Вступление в союзное государство-это позиция также заявлялась республикой Южная Осетия. Вопрос этот по сути дела находится в стадии проработки. Но в весьма обозримом будущем он будет решен, и есть уверенность, что будет решен положительно.

Тамара Терашвили: Вы имеете в виду, что Беларусь признает Абхазию и Южную Осетию?

Коста Дзугаев: Разумеется. Процесс этот необратим. Он имеет под собой неотменяемые основания. Я думаю, что положительное решение не за горами. Мы понимаем, что такого рода шаги желательно балансировать развитием взаимоприемлемых отношений с грузинским государством. Это касается и подписания грузинскими властями документа о неприменении силы. Не исключаю, что и у нас найдутся люди, которые будут иметь свое мнение, отличное от мнения большинства. Оно, я бы сказал, даже абсолютное большинство наших граждан поддерживают идею такого союза.

Дэмис Поландов: Тамара Терашвили побеседовала не только с чиновником, но и с обычными цхинвальскими жителями. Вот как относится к идее вступления Южной Осетии в Союзное государство России и Беларуси Аслан, предприниматель из Цхинвали.

Аслан: Нет, ни в коем случае. Может быть когда-то в далеком будущем необходимость будет какая-то в интересах нашего государства. Если Беларусь нас признает, то мы выразим огромную благодарность. Нам лучше жить в независимом государстве. Этого терять ни в коем случае нельзя. Наверно настало время, чтобы мы смогли показать, что мы достойны быть членом мирового сообщества. Насколько мы сами будем способны к созиданию своей государственности, время покажет.

Дэмис Поландов: Тамара Терашвили нашла и представителя большинства, которое, по словам советника Эдуарда Кокойты Коста Дзугаева, за вступление в союзное государство.

Житель Цхинвали Инал: Моя гражданская позиция такая, что я бы хотел бы, чтобы Южная Осетия вошла в союзное государство. Союз включает в себя как экономический блок каких-то интересов, так и по безопасности. И дополнительно добавит больше уверенности в завтрашнем дне.

Дэмис Поландов:
Пока жители Абхазии и Южной Осетии разбираются в своих предпочтениях, политологи продолжают анализировать предложения абхазского президента. Возможно ли подобное развитие событий? И насколько вообще реален сегодня проект союзного государства России и Белоруссии? На эти вопросы отвечает политолог Сергей Маркедонов:

Сергей Маркедонов: Главной задачей Абхазии является расширение участия этой республики в международных организациях. Начать этот процесс в Сухуми хотят с вхождения в Союзное государство России и Белоруссии, и Таможенный союз, в котором помимо двух «союзников» участвует также и Казахстан. Данные тезисы были озвучены президентом Абхазии Сергеем Багапшем в Москве во время своего визита. «Союзное государство- это лишь первый шаг», - резюмировал Багапш. Напомню, что эту поездку Москва и Сухуми рассматривали, как первый официальный визит абхазского лидера в Россию. Отсюда и повышенное внимание к тем заявлениям, которые были им сделаны.
Как говорили в старые добрые времена, цели ясны, задачи определены. Только непраздный вопрос, достижимы ли эти цели. Начнем с Союзного государства. В декабре прошлого года мы отмечали десять лет с момента его появления. Однако за этот период у нашего «странного Союза» так и не появилось ни общего президента, ни общего правительства, ни общей Конституции, ни общей валюты. Напротив накопилось немало расхождений во взглядах не только на интеграционные процессы в экономике и управленческой сфере, но и на разные проблемы внешней политики. И дело здесь не в злокозненности Минска, не желающего вопреки пожеланиям Москвы признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, и не в «имперских» устремлениях Кремля. За «союзным проектом» стоят разные мотивации и различные национальные интересы «союзников». Не секрет, что данный проект был нужен по пропагандистским соображениям Борису Ельцину и Владимиру Путину. Соображения были не совсем одинаковые, но основа была одной и той же – эксплуатация советской ностальгии. Для Лукашенко же и белорусской элиты Союз, стал возможностью получать российские ресурсы по «более равным условиям» в сравнении с другими бывшими республиками СССР. И естественно, российский фактор был важным инструментом в защите собственной власти от разных проектов по демократизации Белоруссии с Запада. В этой связи полагать, что Минск будет в восторге от присоединения к Союзу Абхазии, не представляется возможным. Даже признание ее независимости белорусская элита не видит в качестве приоритета.
С Таможенным союзом все еще сложнее, поскольку в его состав помимо Белоруссии входит Казахстан. При всей постоянно повторяемой риторике «евразийского братства» за период национальной независимости Казахстан не раз демонстрировал свое особое понимание кавказских проблем, не совпадающие и с официальной позицией РФ. К таковым относится выстраивание внешнеэкономических связей с Грузией в 2005-2008 гг., участие в проекте «Баку-Тбилиси-Джейхан» или активизация внешнеполитических инициатив в рамках ОБСЕ. Казахстан в силу разных причин не может претендовать на «державную» политику в больших геополитических масштабах. Поэтому многие внешнеполитические приоритеты Казахстана во многом определяются внутренними соображениями. Новое государство с несформированной до конца политической идентичностью чрезвычайно опасалось (и опасается) сепаратизма. Отсюда стремление к выстраиванию взаимовыгодных, прежде всего, экономических отношений с Грузией и Азербайджаном. Именно посредством экономического оздоровления закавказских республик Астана стремится внести свой вклад в конфликтное урегулирование и «купирование» сепаратисткой угрозы на пространстве бывшего СССР. И здесь рассчитывать на поддержку устремлений Абхазии не приходится.
Однако внешнеполитические иллюзии Сухуми- это не только и не столько проблема абхазской дипломатии, которая находится еще в «приготовительном классе» внешнеполитической школы. Проблема - в учителях, продолжающих с настойчивостью эксплуатировать тезис о «геополитическом братстве» бывших союзных республик. Между тем, постсоветское пространство, как некая политически интегрированная территория на самом деле не существует. Бывшие республики «нерушимого Союза» расходятся каждый в соответствии со своими интересами. Эти интересы могут в чем - то и совпадать (в тех же таможенных вопросах), но это совпадение уже не будет тотальным. Воспоминания о временах СССР и словесный антиамериканизм не могут играть существенной роли в выстраивании выгодной для Москвы конфигурации. Таким образом, вместо поддержания собственных иллюзий и продвижения их вовне следовало бы признать существующие реальности: у каждой бывшей союзной республики есть своя внешняя политика. И если для РФ признание Абхазии принципиально важно, то в Минске и в Астане это стремление может трактоваться совершенно иначе.
XS
SM
MD
LG