Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Александр Генис: Двухпартийный саммит по здравоохранению, за которым страна много часов, затаив дыхание, следила по телевидению, вызвал ажиотаж, характерный для той бури чувств, которые вызывает эта проблема в обществе. Задевающая всех реформа оказалась тучной почвой для всевозможных фантазий, домыслов и просто сплетен. Об этом рассказывает книга Касса Сансетена, занимающего видный пост в правительстве Обамы – он руководит Агентством информации. Зная, по опыту, как трудно бороться со слухами, он составил книгу о сплетнях, где объяснил “Как они распространяются, почему мы верим им и что с этим делать” (так звучит подзаголовок книги). Отталкиваясь от этого труда, мы с Владимиром Гандельсманом поговорим сегодня об анатомии сплетни.

Владимир Гандельсман: Представитель Белого Дома Майк Кастл устраивал встречу в Джорджтауне, штат Делавэр, с местными жителями. Кастл – республиканец, и единственный представитель этого штата в Белом Доме. Он пригласил полдюжины экспертов по системе здравоохранения, чтобы избиратели могли задать вопросы, поговорить. Женщина в красной кофточке непрерывно тянула руку, на протяжении всей встречи, пока ей не дали слово. “Конгрессмен Кастл, - начала она, - у меня есть свидетельство о рождении, в котором сказано, что я родилась в Америке и что я - гражданка Америки. С печатью. Подписанное врачом. С именем главного администратора больницы, где я родилась, с именами моих родителей, со всеми датами. Я хочу вернуться к 20-му января (день инаугурации президента Обамы) и я хочу узнать: почему люди не обращают внимания на его свидетельство о рождении?”. “О Боже!” - воскликнул кто-то из публики. Конгрессмен выглядел ошеломленным, хотя эксперты оставались невозмутимы.
“Он не американец, - продолжала дама. – Он - кениец. Я - американка. Мой отец сражался во время Второй мировой”. Она вытащила флаг из сумочки, помахала флагом Кастлу. “И я не хочу этот флаг менять на другой. Я хочу жить там, где я жила!”. Присутствующие взорвались аплодисментами.

Александр Генис: Понятно. Мы говорим о феномене, о движении тех людей, которые сомневаются в месте рождения Обамы.

Владимир Гандельсман: Да. Адепты этого культа считают, что место рождения Обамы (где бы оно ни было за пределами Америки) не дает ему права быть президентом Америки. Они в этом уверены – и это подобно вере в “Протоколы Сионских мудрецов”. Между тем, согласно официальному свидетельству о рождении, вывешенному в Интернете, Обама родился в Гонолулу 4-го августа 1961-го года в 7.24 вечера. Подтверждение было в двух газетах Гонолулу, и соответствующие страницы были отсканированы и также размещены в Интернете. Поэтому Кастл ответил женщине в красной кофточке: “Если вы имеете в виду Барака Обаму, то он - гражданин США”.

Александр Генис: Дело в том, что множество таких культов маленьких. Одни не верят в то, что американцы высадились на Луну, другие верят в то, что миром управляют евреи, третьи верят в то, что правительство скрывает летающие тарелки… Это мне напоминает, как Довлатов однажды сказал, что когда встречаешься с настоящим антисемитом, он ведь не только евреев не любит, у него все остальное тоже ненормальное.

Владимир Гандельсман: На сегодняшний день было полдюжины судебных разборок, связанных с утверждением, что Обама не урождённый американец. По опросам этого лета 28% республиканцев полагают, что Обама родился не в США, 30% - сомневаются, и в результате получается, что больше половины республиканцев воспринимают идеи “обамании” серьезно и сомневаются в легитимности высшего руководства. Когда видео с дамой в красном появилось на You Tube, оно распространилось с огромной скоростью, как вирус, стало хитом. Мы находимся в Веке Информации, и погрязли в нём по уши. И вряд ли уже выберемся. При этом предполагается что Интернет – рай демократии: чем больше информации, тем лучше. Но по Санстейну не так: чем больше доступной информации, тем больше необязательного. Это и без Санстейна понятно.

Александр Генис: Еще Ницше говорил: “Лишнее – враг необходимого”. Я читал, что наиболее растущие и многолюдные сайты те, которые недвусмысленно идеологизированы. Левые знают свои сайты, то есть те, где они найдут поддержку своим взглядам, правые – свои.

Владимир Гандельсман: Так и есть. Это интересный психологический феномен. В 1970-м году два психолога в колледже Мичигана провели такой эксперимент. Сделали опросник на тему расовых отношений, раздали старшеклассникам, потом поделили их на две группы. В одной группе оказались те, которые с большими предрассудками, другие составили толерантную группу. Что в результате оказалось? Толерантные стали еще более толерантными, а “крутые” (консерваторы, расисты) стали еще круче. Тенденция, при которой экстремалы становятся еще большими экстремалами стала известна как
“поляризация интересов группы”. Феминистки, пообщавшись с феминистками, становятся еще более непреклонными.

Александр Генис: Задолго до появления Интернета и эры тотального телевидения, люди делали свой независимый выбор газет и радиостанций, которые они читали и слушали. Интернет просто вывел всё это дело на новый уровень.

Владимир Гандельсман: Именно так. А почему? Нет такого мнения, где бы отдельно взятый человек с отдельно взятым диковинным мнением (или взглядом) не нашел единоверцев. Взгляды, которые при обычных условиях, в доинтернетскую эру, не нашли бы никакой социальной поддержки и растворились, находят миллион сочувствующих в интернете, сколь бы эти взгляды ни были экзотичны. Вот вам и механика распространения сплетен. Что касается “обамании”, Санстейн называет это просто паранойей.

Александр Генис: Интересно, что, по какой-то иронии, Санстейн недавно сам стал объектом дезинформации, идущей от правых.

Владимир Гандельсман: Да, едва только оповестили, что его собираются номинировать на пост главы Агентства информации, как консерваторы сделали о нем веб-сайт. Он называется stopsunstein.com. Среди прочих вещей они возражали против предложения Санстейна, которое он сделал в эссе в 2004-м году, чтобы узаконить права животных. Из этого быстренько сварганили карикатуру – типа это изобретение для коров и куриц, чтобы их дела рассматривались в суде. Кто-то писал: “Вообразите, вы возвращаетесь с удачной охоты... и находите повестку в суд за убийство... Кто знает, может быть, господин Санстэйн приведет в суд членов семьи убитого животного в качестве свидетелей!”

Александр Генис: На самом деле действительно есть движение за права животных, это серьезное дело и я не вижу в этом ничего смешного. Но важно не это. Если вы боритесь со сплетнями, то вы сами немедленно станете их жертвой.

Владимир Гандельсман: Несомненно. Интернет блогов беспощаден. Пусть тот, кто поддерживает этот злой эксперимент, помнит, что сплетня – не только синдром неграмотного образования, но и признак больного сознания.
XS
SM
MD
LG