Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что стоит за готовностью ТНК-BP продать свою долю в Ковыктинском газовом месторождении Газпрому?


Ирина Лагунина: В понедельник финансовый директор компании ТНК-BP заявил, что его сторона готова выполнить соглашение о продаже Ковыктинского газоконденсатного месторождения Газпрому. А до этого стало известно, что Росприроднадзор рекомендовал Федеральному агентству по недропользованию (Роснедра) отозвать у компании "РУСИА Петролеум" ("дочка" ТНК-BP) лицензию на это месторождение. Это тем более интересно, что на днях появилась другая новость, связанная с той же Ковыктой. Государственная компания "Роснефтегаз", крупнейший акционер "Роснефти", намерена приобрести контрольный пакет акций оператора месторождения.
В предыдущий раз, когда ТНК-ВР обещали лишить лицензии, компания согласилась на продажу доли в Ковыкте "Газпрому". Однако тогда сделка не состоялась: стороны не сошлись в цене.

Для справки.
Ковыктинское газоконденсатное месторождение расположено в Иркутской области, в 450 км к северо-востоку от Иркутска. Это одно из крупнейших в России месторождений, запасы газа составляют 1,5 трлн кубометров. Лицензия принадлежит ОАО "РУСИА Петролеум". Суть претензий к выполнению условий лицензии, как напоминает "Коммерсант", в том, что вместо положенных 9 млрд кубометров газа в год на Ковыкте добывается только около 30 млн кубометров. Но газ в объемах, закрепленных в лицензиях, добывать невозможно, так как на него нет потребителей, объясняют в ТНК-ВР. Потребности Иркутской области - всего около 2,5 млрд в год, а экспортировать сырье нельзя - это право закреплено за "Газпромом".

Почему судьба Ковыкты оказалась столь непростой? С финансовым аналитиком Андреем Сотником на эту тему беседовала Людмила Телень.

Людмила Телень: Можно ли оценить потери, которые несет Россия из-за того, что Ковыкта до сих пор является объектом борьбы между крупными добывающими компаниями?

Андрей Сотник: Правильная эксплуатация Ковыкты с участием мировых компаний, имеющих первоклассную репутацию (а без них привлечь миллиарды долларов нереально), безусловно могла бы стать одним из "локомотивов" роста производства в нефтегазовой отрасли России. Разработка Ковыкты дала бы много новых рабочих мест и стране в целом, и жителям Иркутской области в частности.

Людмила Телень: Вы сказали о мировых компаниях, зачем они Ковыкте? Разве у российского бизнеса недостаточно ресурсов, чтобы освоить месторождение?

Андрей Сотник: Давайте оценим состояние дел. Ковыкта - это до сих пор только пробуренные за счет ТНК-ВР скважины. И все! Работы, которые приходится вести там, действительно очень сложны, поэтому размер необходимых инвестиций в разработку оценивается - по разным источникам - от 7 до 12 миллиардов долларов. Реализовать такую программу под силу только компаниям, которые стоят в ряду мировых лидеров газонефтедобычи.

Людмила Телень: Разве ВР не одна из таких компаний? Однако и ей вот уже сколько лет не удается справиться с проблемами.

Андрей Сотник: На мой взгляд, причины - в особенностях российского "окологосударственного" бизнеса.

Людмила Телень: Что вы имеете в виду?

Андрей Сотник: Чтобы понять, о чем я говорю, придется вернуться к финансовой истории Ковыкты. Давайте попробуем разобраться, какие именно компании и с какой деловой репутацией имели отношение к разработке этого уникального месторождения. И начать придется с компании "РУСИА Петролеум", которая отнюдь не всегда являлась "дочкой" ТНК-ВР.

Людмила Телень: Раньше у нее были другие родители?

Андрей Сотник: Эта компания была создана еще в 1992 году по инициативе администрации Иркутской области и предприятий, входивших в консорциум "Байкалэкогаз" (от "Иркутскэнерго" до КБ "Ангарский"). Консорциум просуществовал совсем недолго. Стало очевидным, что достаточных ресурсов для освоения Ковыкты у предприятий нет и не предвидится.
Тогда решили искать богатого инвестора в Южной Корее. Так среди акционеров "РУСИА Петролеум" появилась корейская East-Asia Gas Co., Ltd, которая, как тогда утверждалось, была "дочкой" крупного корейского же концерна Hanbo Group. И вот тут начинается обычная для России мутная история с невнятными собственниками и компаниями с сомнительной репутацией. Была ли корейская компания, осваивавшая Ковыкту, действительно корейской? Не уверен. Частично она принадлежала неизвестному физическому лицу, а частично офшору, зарегистрированному в Малайзии. Кстати, и возможная аффилированность к Hanbo Grouр не укрепляла репутацию этого "корейского" акционера. Примерно в те же годы президент Южной Кореи приказал начать расследование деятельности Hanbo Group. По ее результатам у прокуратуры Южной Кореи появились доказательства того, что компания получала огромные займы в то время, как ее тяжелое финансовое положение было скверно. В результате чего министерство юстиции Южной Кореи запретило семи ведущим менеджерам Hanbo Group покидать пределы страны, а основатель Hanbo был арестован.
Надо ли говорить, что надежды на инвестиции такого иностранного партнера не оправдались? При этом российские совладельцы "РУСИА Петролеум", спрятавшиеся за очередные офшоры, постоянно менялись. Продажа акций новым офшорным собственникам Ковыкты осуществлялась преимущественно вне территории Российский Федерации, т.е. вне российского бюджета, поэтому население России имело от этих перепродаж стандартный ноль. А "бутерброды с черной икрой" регулярно получал ряд не известных сегодня частных лиц, не заплативших в российскую казну ни копейки налогов.

Людмила Телень: И никаких догадок, кто именно были этими частыми лицами?

Андрей Сотник: Догадки есть, но они и останутся догадками, пока имена реальных владельцев офшоров не раскрыты в судах. Поэтому могу только сказать, что к 1999 году, когда на Ковыкту пришла ВР, совладельцами "РУСИА Петролеум", среди прочих, были ряд кипрских офшоров, а также офшор с Каймановых островов. Да и назвать остальные чисто русскими язык не поворачивается, даже такого акционера как "Иркутскэнерго" нельзя считать чисто российской компаний.

Людмила Телень: Но почему?

Андрей Сотник: Контрольный пакет этой якобы российской компании принадлежал таким же офшорам, только с островов Гензи и Кипр. Таким образом, ВР, которая появилась на Ковыкте в партнерстве с ТНК, пришлось столкнуться с партнерами, с которыми - по определению - было невозможно выстроить прозрачные и цивилизованные отношения. Кроме того, на нее сразу же начал давить "Газпром", стандартно пытающийся получить часть ее пакета по дешевке, используя разные виды административного ресурса . И это при том, что стараниями того же "Газпрома" как монополиста в экспорте российского газа ТНК-ВР была лишена возможности экспортировать сырье за пределы России. Иными словами, ТНК-ВР обязывают добывать газ, который она пока не может никуда продать, и регулярно грозят отзывом лицензий. Экономическая абсурдность этой ситуации в том, что еще в 2005 году Китай официально подтвердил намерение ежегодно выкупать 20 миллиардов кубометров газа с Ковыктинского месторождения по рыночным ценам.
И вот результат. ВР, которая действительно является реальным первоклассным инвестором, уже много лет не может приступить к разработке Ковыкты. С 2003 года Минприроды РФ и его региональные структуры регулярно угрожают отозвать лицензию на месторождение в связи с якобы длительной его "неразработкой".

Людмила Телень: Но теперь права на Ковыкту хотят передать компании "Роснефтегаз", которой принадлежит контрольный пакет "Роснефти" и около 10 процентов "Газпрома". Вот вам отечественный и, видимо, отнюдь не бедный инвестор. У Ковыкты появился шанс?

Андрей Сотник: Я бы не стал торопиться с выводами. И снова обратился бы к истории. На этот раз - "Роснефтегаза". Компания была создана в конце ноября 2004 года и на 100 процентов принадлежит государству. Ее генеральными директорами были ряд топ-менеджеров "Роснефти", а председателем Совета директоров Игорь Сечин. "Роснефтегаз" создавался как "временное хранилище" акций указанных выше отечественных гигантов, и предполагалось, что компания будет ликвидирована, как только погасит многомиллиардный кредит.

Людмила Телень: О каком кредите речь? Не о том ли, который компания "Роснефть" взяла, чтобы купить принадлежавший когда-то ЮКОСу "Юганскнефтегаз"?

Андрей Сотник:
Не вполне. Западные кредиты (в сумме 7,6 млрд долларов) "Роснефтегаз" брал на покупку акций "Роснефти" и "Газпрома". Но выручив деньги от сделки с "Роснефтегазом", "Роснефть" погасила долг, образовавшийся при покупке "Юганскнефтегаза". Напомню, госкомпания "Роснефть" купила "Юганскнефтегаз" у компании "Байкалфинансгруп" - той самой, что была зарегистрирована в одном доме с пивной в Твери. Это коренным образом изменило как финансовые показатели самой "Роснефти", так и ее риски. Такие же высоченные риски перешли и к "Роснефтегазу", ставшему в результате прямым соучастником сделки по "Юганскнефтегазу". Грубо говоря, ответственность за долги "Роснефти" была переложена и на "Роснефтегаз", который стал формальным совладельцем этой компании. Хотя "Роснефтегаз" в середине 2006 года и вернул иностранным банкам взятые в кредит деньги, но по каким-то неафишируемым причинам компания продолжает существовать до сих пор.

Людмила Телень: Чем все это опасно для Ковыкты?

Андрей Сотник: Похоже, что авторы проекта "Байкалфинансгрупп" и передачи Ковыкты под контроль "Роснефтегаза" - это одни и те же чрезвычайно упорные люди. В результате их действий получилась еще одна не менее взрывоопасная смесь. Из-за непредсказуемых последствий исков, которые иностранные акционеры ЮКОСа предъявили к российским властям по поводу "Юганскнефтегаза", считать "Роснефтегаз" надежной компанией абсолютно невозможно. К тому же не думаю, что английские акционеры ВР будут в восторге от такого нового партнера. В этих условиях ожидать многомиллиардных инвестиций в Ковыкту могут лишь наивные мечтатели. А посему ни малейших оснований ждать каких-либо позитивных сдвигов в освоении Ковыкты нет.
И более того, можно предположить, что и Запад ответит на прессинг со стороны российских госкомпаний. Самая последняя новость: в Германии начато расследование, инициированное Федеральной антимонопольной службой (Bundeskartellamt) против немецкой фирмы Wingas, почти половину которой контролирует российский "Газпром".
XS
SM
MD
LG