Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа из цикла «Российские регионы», сегодня речь пойдет о Мурманской области


Ирина Лагунина: Мы продолжаем сегодня исследование российских регионов, причем – так уж получилось – именно тех, где в результате отмены губернаторских выборов в 2005 году, у власти оказались люди в основном московские, не имеющие корней в крае, которым они поставлены управлять. К таким регионам относится и Мурманская область, где губернатора Юрия Евдокимова, который выступил против «Единой России», почти год назад сменил Дмитрий Дмитриенко. В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич, директор проекта «Социальный атлас российских регионов» и Игорь Лебедев, в прошлом советник губернатора Мурманской области Юрия Евдокимова по вопросам экономической политики. Цикл ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что такое Мурманская область сегодня в социально-экономическом отношении?

Наталья Зубаревич: Это область, которая демонстрировала весь переходный период понижательный тренд относительно других регионов. Почему так происходит? Вроде бы добывать меньше не стали. Ситуация очень простая. Во-первых, естественные вещи, связанные с истощением месторождений. Потому что это сырьевой регион, пик освоения которого пришелся на 30-50 годы, все когда-то заканчивается. Но вторая проблема - это регион, в котором сидят много крупных кампаний и там, как и во всех регионах сырьевых, процветает система трансфертного ценообразования, грубо говоря, прибыль вывозят с территории. И соответственно, самой области остается все меньше, крупный бизнес здесь ведется ровно так же, как в других регионах. Есть еще важный момент: часть специализации экономики – рыба, морской транспорт, они когда-то давали немалую прибавку к занятости, к зарплатам, сейчас это все уходит в тень, давно уже ушло в тень или развалилось. И мы видим, как прежде достаточно обеспеченный сырьевой регион шаг за шагом превращается в сырьевую колонию.
Тут проблема в чем – есть ли перспектива? Еще несколько лет назад казалось, что это будет процесс длительный, но в одну и ту же грустную сторону. Потом появились надежды, что с освоением шельфа появятся заказы, рабочие места, как-то в эту экономику будет влито немножко дополнительных ресурсов. Но шельфовая добыча отодвигается, у "Газпрома" нет денег на Штокман и прилегающие месторождения. А самое главное, даже если это произойдет, построят дополнительный нефтеналивной порт или что-то для сжижения газа. Но вся система экономическая устроена в России так, что прибыли от этого в меньшей степени будут попадать на территорию региона. Поэтому шанс на некоторое улучшение есть, но этот шанс страшнейшим образом зависит от институтов, специфика которых в России всем хорошо известна.

Игорь Яковенко: Игорь Александрович, что из себя представляет Дмитрий Дмитриенко как губернатор? Смог ли он за прошедший год вписаться в структуру местной элиты и местного общества Мурманской области?

Игорь Лебедев: Когда он сюда был предложен, его характеризовали как опытного хорошего менеджера, если говорить, что он из себя представляет, так он и воспринимался, наверное. У нас к старому губернатору было много вопросов и действительно его, наверное, можно было менять, но когда его поменяли именно в виду не поддержки "Единой Россией", то это напомнило советские традиции. Новый губернатор первоначально заявил, что будет опираться на местные кадры. Практически год прошел, как он работает, произошли радикальные изменения в составе правительства, резко увеличилось число заместителей, почему-то при смене власти происходит, большинство из них из Москвы. В правительстве ключевые посты сохранены за местными кадрами разве только в сфере социального развития, здравоохранения, образования. Все, что касается экономического развития, финансов - это люди приезжие, теперь местной не то, что общественности, но и элите практически незнакомые. Приезжие, на мой взгляд, по коренным интересам не настолько заинтересованы в реальном развитии региона, сколько в том, чтобы оправдать доверие, выслужиться перед назначившим его начальством.
Каких-то явных изменений ни в социально-экономической ситуации, которую довольно четко охарактеризовала Наталья Васильевна, ни в тенденциях я за этот год, честно говоря, не заметил. Если продолжаются какие-то проекты, то в основном те, которые начаты были при старой власти, в части инвестиций, поддержки малого бизнеса и так далее. В то же время резко увеличились расходы на государственное управление и в связи с ростом числа чиновников. И, кроме того, такой фактор проявился, что резко увеличилось число командировочных расходов, поскольку эта московская команда управленцев любит выходные дни, плюс пятница, плюс понедельник проводить в столице.

Игорь Яковенко: Игорь Александрович, яблоком раздора между предыдущим губернатором и "Единой Россией" стала должность мэра Мурманска. То есть нынешний мэр Мурманска - это ставленник предыдущего губернатора, которого не поддерживала "Единая Россия". Сегодня намечается ли какое-то противостояние, какая-то конфронтация между командой мэра и командой нового, назначенного "Единой Россией" губернатора?

Игорь Лебедев: Я этого не замечал. Честно говоря, эта история, это прозвучало по всей России, что не поддержано "Единой Россией". На самом деле это была такая внутриполитическая интрига. Речь здесь не в партийности, здесь речь в влияющих элитах, в компаниях, которые стоят ха той или иной кандидатурой. Был кандидат от "Единой России", а другой, который был заместителем губернатора до того, выдвинулся ему в альтернативу. За ним были большие деньги, некорректная, на мой взгляд, избирательная кампания. Он выиграл, поскольку люди склонны поддержать, если человек говорит, что он собирается делать какие-то перемены. Опять же никаких принципиальных перемен я не вижу, но происходит явная все время борьба с городским советом, за которым стоят другие силы с точки зрения экономических интересов.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, штокманское месторождение - такая своеобразная история, как было построение коммунизма хрущевское к 80 году, то есть такой манок для мурманчан сегодня. Мурманская элита, Мурманская область в состоянии хоть как-то подтолкнуть решение этой проблемы?

Наталья Зубаревич: Нет, конечно. Это вопрос не только федеральный - это вопрос глобальный. Потому что у "Газпрома" на это денег нет – раз, и нет технологий – два. И от того, как мировой газовый рынок себя поведет, крупнейшие компании, обладающие этими технологиями, с учетом того, как меняется ситуация на этом рынке, не берусь предсказывать, но полагаю, что отодвигаться все это будет и очень сильно. И проблема уже не в Штокмане, все понятно, кризис стукнул, и проблема в том, как будет выравниваться ситуация во многих моногородах. Другое дело, что новая власть в Мурманске может быть вполне слабой, потому что эта проблема будет веревкой навешена на компании, которые являются бюджетоформирующими, у которых эти заводы и рудники находятся привязаны к конкретным городам. Разбираться будут в основном через них. Это не Урал, тут даже не нужен сильно губернатор, потому что контроль и указания будут идти из центра.
С учетом того, что объем промышленного производства в области упал не очень сильно, на 6% ,а в целом по стране на 11, еще с учетом того, что в области на удивление сохранился объем инвестиций прошлого года, это все с нефтяными делами, с терминалами связано, с достройкой, то пока очень острой ситуации я не ожидаю за исключением одного момента: с осени очень быстро начала расти безработица в Мурманской области, и сейчас там максимальное значение, больше 10%. Хотя, с другой стороны, я понимаю, что Мурманская область и в 90 годы переживала такие непростые времена, что у людей запас терпения, умение терпеть очень большое.

Игорь Яковенко: Игорь Александрович, скажите, одно из преимуществ "варягов", чужих губернаторов – это, как правило, довольно высокие лоббистские возможности на федеральном уровне. Можно ли говорить о том, что какие-то признаки лоббистского потенциала есть у новой команды губернатора?

Игорь Лебедев: Наверное, многие в области именно так оценивали, когда приезжает новая команда, может быть есть недостатки, но зато они наши интересы в Москве смогут в достаточной степени защищать. Не вижу я этого. В Москве они проводят много времени, но чтобы принимались какие-то реальные решения, действительно реально этого нет.

Наталья Зубаревич: В целом трансферты федеральные субъектам Российской Федерации выросли на 24-25% за год. В Мурманской области трансферты из федерального центра сократились на 2%. Я думаю, что это исчерпывающий ответ по поводу лоббистских возможностей новой команды.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, когда делала свой социально-экономический анализ, говорила о значимости институтов. Институты – это в значительной степени проявление гражданского общества. В каком состоянии общество сейчас находится в Мурманской области? Потому что в целом по стране есть какое-то ощущение, что страна возвращается из отпуска, и Калининград, Иркутск, немного оживает, есть какая-то протестная активность, есть защита своих интересов. Что происходит в Мурманской области?

Игорь Лебедев: Я бы не сказал, что происходит, явное возвращение, из отпуска как вы сказали. Есть отдельные митинги, коммунисты проводят, какие-то обсуждения, на самом деле у населения сохраняется полусонное состояние, которое отчасти связано с вопросами штокмановскими. Вы верно провели аналогию, обычно я тоже говорю, как в 80 году обещали коммунизм, так здесь в Мурманской области внушается мысль, что когда будет освоены нефтяные, газовые месторождения и шельфы, здесь будет рай на земле. И как это ни странно, при этом ни старая, ни новая администрация в полном объеме не решает те ключевые проблемы – обновление основных фондов, одна из проблем в добавление к тому, что упоминала Наталья Васильевна, очень существенно для области с сырьевым развитием, местного бизнеса, диверсификации экономики и так далее. То есть есть понятное направление деятельности. Но упор делался и до сих пор именно на то, что все это мелочи, когда будет освоен шельф, все это само собой решится. Все выучили слово наизусть мультипликативный эффект.
Проект действительно очень сложный технически, он на грани рентабельности, он касается, сложные проблемы мирового рынка, постоянно откладываются какие-то решения, инвестиции, которые упомянула Наталья Васильевна, они сохраняются, они действительно связаны с какой-то предпроектной подготовкой. "Газпром", главная цель
в том числе сегодняшней власти дружить с "Газпромом", раз такая перспектива, он время от времени переносит сроки. Последняя информация была в связи с тем, что в Соединенных Штатах резко выросла добыча сланцевого газа, и мы теряем рынок потенциальный сжиженного газа, на который собственно рассчитан на этот проект, с учетом всех трудностей инвестирования отсрочка очередная на три года. Я так предполагаю, что будет и потом отсрочка. До общества пока эти мысли доходят, оживления гражданского общества у нас пока не наступило.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG