Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Фальшивый либерал" Медведев


Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

Девятая неделя 2010 года на страницах американских еженедельников. Либеральные реформы для укрепления авторитаризма. Кому звонить в Европу? Как не проиграть в Сочи. Очевидные решения для проблем американской экономики.

Либерализация сверху

Есть ли у российских либералов основания надеяться, что президент Дмитрий Медведев действительно реформирует Россию? Московские корреспонденты Newsweek называют Медведева "фальшивым либералом". Несмотря на обещания сократить бюрократический аппарат, создать независимый суд, перестроить экономику и побороть коррупцию в милиции, до сих пор реформы остаются поверхностными. Медведев абсолютно лоялен своему ментору Владимиру Путину, а потому реформы не могут затрагивать деловых интересов ФСБ и бюрократов высшего звена, контролирующих гигантские государственные корпорации – Газпром, Роснефть и другие. Newsweek приводит мнение российских аналитиков, считающих реформы Медведева частью плана "Россия 2020", разработанного командой Путина еще в 2005 году. Первая его фаза дала Кремлю контроль над средствами массовой информации и политическими партиями. Вторая – проведение контролируемой сверху либерализации – предусматривает большую свободу прессы, более дружественные отношения с Западом и привлечение бывших либеральных критиков власти на посты кремлевских советников.

Если Путин и его команда по-прежнему находятся у власти, зачем им нужны либералы типа Медведева? Главная причина, по мнению Newsweek, в том, что видимость реформ позволит сохранить деньги, которые им удалось присвоить за десятилетие своего правления. По оценкам российского отделения Transparency International, российская экономика ежегодно лишалась более 200 миллиардов долларов. Им необходима уверенность в том, что следующие поколения лидеров не призовут их к ответу. Медведев и Путин отличаются по стилю, мировоззрению, биографии, но они едины в понимании главной задачи: ни в коем случае не допустить в систему людей со стороны. Независимо от того, какой пост занимает Путин, созданная им авторитарная система сохранится вместе с людьми, которых он назначил управлять ею. Медведев – один из них, - делает вывод Newsweek.

Европа – клуб по интересам


Реформирование структуры Европейского Союза, длившееся десятилетие, завершилось осенью прошлого года принятием Лиссабонского соглашения. Его целью было упростить принятие политических решений и сделать ЕС более эффективным во внутренних делах и более сильным на международной арене. По мнению автора статьи в Time, результат оказался обратным. Теперь Европейский Союз управляется сложным механизмом, состоящим из четырех осей – Президент и министр иностранных дел, Председатель Еврокомиссии, Глава государства, председательствующего в ЕС по ротации и Председатель Европарламента. Стало еще труднее ответить на вопрос, заданный когда-то Генри Киссинджером: "Кому я должен звонить, если я звоню в Европу?". Не менее важен и ответ на второй вопрос: как преодолеть пропасть между заявленными Европой амбициозными целями в международной политике и ее реальными достижениями? Если Европа хочет стать глобальной силой наравне с Соединенными штатами и Китаем, она должна перестать вести себя как собрание богатых обособленных государств и начать бороться за свои идеалы. И сделать это нужно немедленно. Надо убедить в своей правоте остальных. Это необходимо как для решения проблемы изменения климата, так и для достижения безопасности и прочного мира в 21 веке.

Если страны ЕС действительно хотят иметь общую внешнюю политику, европейские лидеры должны начать действовать для воплощения в жизнь заявленных ценностей – толерантности, компромисса, либерализма. Нужно вести работу для ослабления напряженности и привлечения партнеров в своей сфере интересов, на Балканах, в Турции, Северной Африке. В противном случае Европа не приобретет друзей и союзников. Президент США уже теряет терпение, пытаясь вести дела с Европой, не имеющей четких общих целей. Мир за границами Европейского Союза быстро меняется. Вопрос, хочет ли Европа изменитьс? Если да, сейчас самое время заявить об этом, - считает Time.

Кто ответит за Ванкувер

Для Советской России спорт всегда был источником национальной гордости, - пишет Time, Для современной России он остается одним из инструментов легитимизации политического режима. Особенно это важно в период экономического спада. Тем болезненнее стал провал российской сборной на Олимпийских играх в Ванкувере. Лидеры страны поспешили возложить ответственность за провал на спортивных чиновников и тренеров. Однако российское руководство должно винить себя за коллапс мощной советской спортивной машины. Когда СССР развалился, и источники финансовой поддержки спорта оскудели, многие спортсмены и тренеры уехали за рубеж. Один из примеров – биатлонистка Анастасия Кузьмина, выступавшая за Словакию и завоевавшая в Ванкувере золотую и серебряную медали.

Многие видят в неудаче в Ванкувере симптомы общих проблем. Спортивные федерации России поражены тем же недугом, что и другие государственные структуры, - коррупцией и кумовством. Отсутствие работающей инфраструктуры мешает спорту так же, как и экономике в целом. Функционеры предпочитают инвестировать в чемпионов, вместо того, чтобы создавать команды и программы. У России очень мало времени, чтобы развернуть корабль до Игр в Сочи. Это – личный проект Владимира Путина, и он очень хочет увидеть успех своей команды. "В Сочи вложена масса денег и надежд. Мы не имеем права проиграть дома", - цитирует Time интервью легендарного хоккеиста и бывшего министра спорта Вячеслава Фетисова.

Как избежать упадка Америки

Сегодня все выражают пессимизм по поводу будущего Америки. Об этом говорят результаты опросов общественного мнения. Аналитики пишут о гигантских проблемах, стоящих перед страной, ученые планируют семинары для обсуждения предстоящего упадка Америки. Редактор Newsweek Фарид Закариа предлагает свой вариант решения одной из самых сложных проблем – уменьшения долгового бремени, которое может обернуться сокращением всех социальных программ правительства.

Во-первых, нужно ввести налог на добавленную стоимость, который существует почти во всех странах мира. Если США примут высшую, 25-процентную ставку такого налога, это позволит сбалансировать федеральный бюджет, покрыть дополнительные расходы на здравоохранение и уменьшить подоходный налог для тех, кто зарабатывает менее ста тысяч долларов в год.

Во-вторых, следует отменить субсидии домовладельцам и сельскому хозяйству, а также налоговые льготы для компаний, оплачивающих программы здравоохранения для служащих. Эти субсидии способствуют накоплению долгов, деформируют рынок и приводят к чрезмерному потреблению медицинских услуг.

И, наконец, надо ввести разумную систему премий, связывая их не с зарплатой, а с инфляцией, и повысить на пару лет пенсионный возраст.

Эти три несложных нововведения могли бы укрепить финансовую основу Соединенных Штатов и еще останутся средства на исследования, образование, инфраструктуру, альтернативную энергию и еще на что-то, чего мы хотим. Есть одно препятствие – политика. Конгресс просто не может позволить себе причинить боль избирателям, даже несмотря на тяжелый кризис. Но если мы пойдем ко дну, давайте не будем притворяться, что наши проблемы непреодолимы. Пути их решения очевидны, заключает Newsweek.

XS
SM
MD
LG