Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госсекретарь США о том, что должна включать в себя новая стратегическая концепция НАТО


Ирина Лагунина: Организация североатлантического договора обновляет свою стратегическую концепцию. Ее разработкой занимается международная группа из 12 экспертов во главе с бывшим госсекретарем США Мэдлин Олбрайт. Недавно в Вашингтоне прошел четвертый, заключительный семинар по разработке концепции, на котором выступила госсекратерь США Хиллари Клинтон. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Последний раз стратегическая концепция НАТО обновлялась в 1999 году. Но уже после этого Союз расширил географические рамки своих военных операций и в настоящее время ведет их далеко от своих государственных границ. Это связано с изменением характера угроз. Хиллари Клинтон считает, что проблемы, с которыми сталкивается НАТО сегодня, сравнимы с проблемами, существовавшими в момент ее создания. По ее словам, целью НАТО остается оборона. Однако «во взаимосвязанном мире мы не можем защищать наш народ, прячась за географическими границами союза».
В своем выступлении госсекретарь много внимания уделила отношениям НАТО с Россией. Один из самых острых вопросов этих отношений – противоракетная оборона.

Халлари Клинтон: Мы считаем, что противоракетная оборона сделает этот континент более безопасным. И эта безопасность может распространяться и на Россию, если Россия решит сотрудничать с нами. Нам предоставляется исключительная возможность работать сообща для укрепления нашей взаимной безопасности в 21-м веке. Дух коллективной обороны должен также включать ответ на нетрадиционные угрозы. И мы считаем, что эти новые угрозы должны учитываться в новой Стратегической концепции НАТО.
<...>
Противоракетная оборона, мы считаем, укрепит нашу безопасность, потому что угроза для нас очевидна. Она исходит из Ближнего Востока, и мы видим, что ее можно устранить только в духе коллективной обороны. Способы достижения этой цели и осознание ее важности должны найти отражение в Стратегической концепции.

Владимир Абаринов: Одной из наиболее серьезный угроз безопасности членов НАТО в Вашингтоне считают распространение ядерных технологий и расщепляющихся материалов. Противоракетная оборона – один из рубежей защиты от этой угрозы.

Халлари Клинтон: Нам также необходимо оценить роль НАТО в предотвращении террористических атак и распространения ядерного оружия. Мы знаем, что эти проблемы являются ключевыми для нашей безопасности, поскольку, например, лагерь подготовки террористов в стране, где царит беззаконие, может представлять столь же серьезную угрозу для нашей безопасности, как и обычные вооружения враждебно настроенного соседа. Американцы никогда не забудут решение НАТО впервые применить Статью 5 после терактов 11 сентября 2001 года.
К счастью, перспектива того, что нам вновь придется оказаться в подобной ситуации, не стала реальностью. Но мы сталкиваемся с большим количеством угроз, включая угрозу ядерного нападения со стороны негосударственных субъектов. Мы знаем, что негосударственные субъекты стремятся завладеть ядерным оружием. Мы становимся свидетелями этого, к сожалению, каждый день. И мы знаем, что распространение ядерного оружия и разработка более совершенных ракет в таких странах, как Северная Корея и Иран, возрождают угрозу ядерного нападения одного государства на другое. Так что же нам, членам НАТО, следует делать со своей стороны, чтобы обеспечить гарантию того, что такое оружие никогда не будет применяться в мире?
Отчасти ответ заключается в продолжении политики ядерного сдерживания, и Соединенные Штаты реагируют на сегодняшние угрозы не только поддержанием боеготовности нашего арсенала ядерного сдерживания, но также разработкой системы противоракетной обороны, которая предназначена для защиты нашей территории, нашего населения и наших сил, базирующихся во всех странах НАТО. Мы считаем, что НАТО необходимо развивать собственную архитектуру ПРО для защиты государств Европы. И новый подход администрации Обамы к противоракетной обороне – поэтапный, адаптивный подход – будет нашим вкладом в эту новую архитектуру. Реагировать на новую угрозу необходимо не только НАТО. Мы должны сделать Россию партнером в наших усилиях по предотвращению распространения ядерного оружия и в области противоракетной обороны. Мы приглашаем Россию присоединиться к НАТО в усилиях по созданию системы противоракетной обороны, которая могла бы защитить всех граждан как Европы, так и России.

Владимир Абаринов: НАТО не угрожает России, заявила Хиллари Клинтон. Поэтому новый договор о европейской безопасности США считают излишним.

Халлари Клинтон: Я хочу четко сказать о наших отношениях с Россией и о Совете НАТО-Россия. Позвольте мне однозначно заявить: Россия сталкивается с проблемами безопасности, но НАТО не является одной из них. Мы хотим, чтобы между НАТО и Россией существовало сотрудничество, которое будет давать конкретные результаты и сближать Союз и Россию.
Российское правительство выдвинуло свои предложения по заключению нового Договора о европейской безопасности и нового договора между НАТО и Россией. Мы считаем, что некоторые из предложений России содержат конструктивные идеи, и мы приветствуем возможность серьезного диалога по этому важному вопросу. Но, как я ясно дала понять в своем выступлении в Париже, Соединенные Штаты не видят необходимости в новых договорах, и мы считаем, что обсуждение европейской безопасности должно осуществляться в рамках существующих форумов по европейской безопасности, таких как ОБСЕ и Совет НАТО-Россия.

Владимир Абаринов: Госсекретарь США считает, что Совет Россия – НАТО может стать эффективным форумом для обсуждения широкого круга вопросов, от безопасности соседей России и прав человека до наркотрафика в Центральной Азии.

Халлари Клинтон: У нас имеются реальные разногласия с Россией по ряду вопросов. И мы намерены использовать Совет НАТО-Россия в качестве форума для откровенных дискуссий в тех областях, где мы расходимся во взглядах. Мы будем использовать его для нажима на Россию, добиваясь выполнения ею своих обязательств в отношении Грузии, и для подтверждения нашей приверженности территориальной целостности и суверенитету всех государств. Мы будем использовать его для того, чтобы оспорить выдвинутое в новой военной доктрине России утверждение, что расширение НАТО и глобальные действия Североатлантического Союза представляют собой военную опасность для России. Мы также будем использовать Совет для выступлений в защиту прав человека и свободы личности – это принципы и ценности, которыми Россия обязалась руководствоваться, когда она приняла Основополагающий акт НАТО-Россия.
В то же время мы должны использовать Совет для продвижения наших общих интересов, включая принцип неделимости нашей общей безопасности, так как Россия и НАТО борются с общими угрозами. Мы сталкиваемся с угрозами со стороны экстремистов и наркодельцов в приграничных районах Афганистана и Пакистана. В результате мы договорились сотрудничать в подготовке сотрудников служб по борьбе с наркотиками Афганистана и стран Центральной Азии. Россия разрешила НАТО осуществлять транзит не смертоносных грузов через свою территорию в поддержку операций ИСАФ. И мы надеемся распространить это сотрудничество и на другие области, опять же, в первую очередь, на противоракетную оборону.

Владимир Абаринов: Госсекретарь Клинтон призвала расширять меры доверия в военной сфере.

Халлари Клинтон: Мы считаем, что сможем укрепить взаимное доверие путем принятия мер, повышающих прозрачность в Европе. И европейская безопасность только выиграет, если НАТО и Россия будут более открыто говорить о своих вооружениях, военных объектах и учениях. НАТО и Россия должны регулярно обмениваться информацией о политике, доктрине и планируемых военных учениях, а также конкретных мерах, позволяющих вести наблюдение за ходом учений и посещать новые или существенно усовершенствованные военные объекты. Мы рассчитываем на тесное сотрудничество со всеми нашими союзниками, Россией и другими нашими партнерами по Договору об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе в ближайшие месяцы, чтобы обратить вспять процесс ослабления этого ценного режима. Если мы действительно верим в принцип неделимости нашей безопасности, мы должны делать больше для укрепления чувства стратегической уверенности на всем евроатлантическом пространстве. Заглядывая вперед, мы видим, что перед нами стоит задача построения таких отношений с Россией, при которых принципы, которые обе стороны согласились соблюдать на бумаге, будут последовательно соблюдаться на практике.

Владимир Абаринов: Возможное вступление в НАТО государств, граничащих с Россией – вопрос, без которого не обходится ни одна дискуссия об отношениях России с НАТО.

- Как бы вы отреагировали на ожесточенное сопротивление России расширению НАТО, когда речь идет об Украине или любой другой стране, например, на Кавказе? Спасибо.

Халлари Клинтон: Ну, я начну с предпосылки о том, что ни одна страна не должна иметь права налагать вето на решения суверенного государства о том, в какую организацию ему хотелось бы вступить. В НАТО есть набор обязательных требований. Не каждая страна, которая поднимает руку и заявляет, что хочет быть участницей НАТО, будет быстро или вообще когда-либо принята в союз, но это должен быть процесс между страной, подающей заявку на вступление, и самой НАТО. И другие стороны не должны негативно влиять на этот процесс.
Конечно же, отдельные страны имеют полное право решать, хотят они вступать в союз или нет, и они проводят собственный стратегический анализ для определения своих намерений. Но страна, которая хочет вступить в НАТО, должна иметь четкое представление о том, что требуется для членства в этой организации. И НАТО, я думаю, успешно сотрудничает с различными странами, пытаясь помочь им выполнить эти требования и, наконец, вступить в организацию.
Я знаю, что наши российские друзья очень энергично выражают обеспокоенность по этому вопросу, и думаю, что одна из наших задач на ближайшие годы – убедить Россию, что расширение НАТО не является угрозой для России в 21-м веке, для той России, которая сталкивается со множеством других насущных потребностей и проблем, с угрозами, исходящими из других источников, но, конечно, не со стороны НАТО.
Но как и во всем остальном, мы не можем просто щелкнуть пальцами и надеяться на перемены. Однако я думаю, что то, что сделал президент Обама, наладив диалог с Россией о заключении нового соглашения по СНВ, переговоры по которому в настоящий момент близятся к завершению, а также тот факт, что администрация Обамы приняла более мудрый, более стратегический подход к противоракетной обороне, поэтапный адаптивный подход – все это, мы надеемся, придаст убедительности нашим аргументам о том, что НАТО не представляет угрозу для России, и расширение НАТО не угрожает России. Так что давайте надеяться, что они это поймут, однако это не должно влиять на желание любой отдельной страны получить право на членство или вступить с союз в будущем, если она выполнит все предъявляемые требования.

Владимир Абаринов: И в заключение – еще один вопрос о России, из разряда экстравагантных.

- Госпожа госсекретарь, позвольте мне задать краткий вопрос на эту же тему. Можете ли вы представить себе, что когда-нибудь в будущем Россия станет членом НАТО?

Халлари Клинтон: Ну, я могу себе это представить. Но я не уверена, что русские могут себе это представить.

Владимир Абаринов: Решение о разработке новой стратегической концепции НАТО принято в апреле прошлого года на саммите организации в Страсбурге. Проект концепции будет представлен саммиту НАТО в Лиссабоне в ноябре этого года.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG