Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизнь на «Пятом» питерском за последние 20 лет менялась пять раз. В конце 80-х, когда покатилось «Пятое колесо» и замелькали «600 секунд». В ранние 90-е, когда замаячившая было перспектива стать общенациональным каналом «не из Москвы» не реализовалась, и одна из старейших телерадиокомпаний страны опять превратилась в телевидение с «областной судьбой». Когда у канала появились влиятельные и непубличные хозяева - бизнес структуры братьев Ковальчуков, которые считаются ближайшими друзьями нынешнего премьера, все административные ресурсы были брошены для создания последней общенациональной компании. По указу В.Путина общефедеральный статус канал получил в 2007 году. Как всякие собиратели серьезных активов (от банков до крупнейших страховых компаний), акционеры НМГ, видимо, не очень понимали, зачем им СМИ. Сначала «Пятерку» пытались превратить в «Общероссийский канал регионов» (именно с этой концепцией канал пачками выигрывал лицензии на вещание). Но затраты себя не оправдали и канал, сохранив элементы сквозных разговоров со страной, стал опять дрейфовать в нишу питерской интеллигентной задушевности. Милой, немножко архаичной, но, судя по событиям минувшей осени (1,5 тысячи работающих и миллиардные дотации), дороговатой даже этих акционеров. В дело тогда, говорят, вмешался премьер и летом 2009 был дан старт пятой перезагрузке Пятого канала, который после вхождения в общедоступный цифровой пакет уже абсолютно уверенно именует себя федеральным.

С 15 марта на новом федеральном (сегодня вещает в 1000 городов) новая графика – акцент на команде ведущих, новая сетка – без сериалов и привычных развлекательных форматов, новые программы – подчеркнуто диалогические, новые лица – в большинстве своем, состоявшиеся личности. Одновременно в эфире десяток премьер: «Программа передач» со Светланой Сорокиной, «Дневник наблюдателя» Сергея Майорова, ежедневная «Реальный мир» и воскресная «Дорогие мама и папа» с Андреем Норкиным, «Свобода мысли» с Ксенией Собчак и Александром Ванштейном, «Картина маслом» с Дмитрием Быковым, психологической ток-шоу «Будь по-твоему» Радислава Гандапаса. «Открытая студия» Ники Стрижак, программы «Главное», «Ночь на «Пятом», «Прогресс» и еще несколько передач питерской прописки должны работать на концепцию телевидения «для взыскательного зрителя, которого не удовлетворяют примитивные ответы».

Нам обещают канал - «собеседник». Основными на «Пятерке» становятся жанры, которые за последние годы «большое» телевидение не без участия власти превратило в маргинальные: ток-шоу, дискуссии, интервью, монологи, размышления, документалистика.

Я очень хочу, чтобы у нового «Пятого» все получилось. Пусть всякое сравнение хромает, но в начале перестройки именно несколько людей из ЦК не стали противиться либерализации эфира, материализовавшейся в дискуссиях, прямых трансляциях, «будках гласности», телемостах, в запуске утреннего вечернего вещания («Пятое колесо», «До и после полуночи», «Взгляд»), в увлеченном слушании философов, писателей, педагогов в концертной студии Останкино. Не знаю, готовы ли питерские акционеры сегодня вникать в тему изменения телевизионных смыслов, хотя и напоминают своей таинственной значительностью советский партийный истеблишмент. Но нынешние кремлевские идеологи точно не похожи на тех, кто намерен «отпустить вожжи»: они работают с непубличным Орджоникидзе (глава НМГ), а не с публичным Роднянским (глава экспертного совета). Современные телевизионщики - и новые, и «подранки» прежних времен - над каким бы проектом они не работали, уже давно живут в охранительной системе координат, с оглядкой, иногда пугаясь самих себя.

Вот почему у меня смешанное впечатление от обновлений на «Пятом», больше пока - на уровне ощущений. С одной стороны – заявка на новый диалог со зрителем и замечательный состав талантливых профессионалов, которые доказали свою состоятельность – и журналистскую, и продюсерскую. С другой, похоже на попытку скрестить «долче виту» с «дискавери» и «временами» без «гласа народа». Все это – пока в презентациях и объяснениях - чем-то неуловимое напоминает повзрослевшее СТС: без попсы, «в белом», позитивное, в меру зрелищное, «микширующее» политических журналистов и «социализирующее» гламурных див.

Вроде и замах есть, и искренний запал, а угадывается какая-то неуверенность. У тех, кто делает канал - потенциально очень сильного сообщества творцов – похоже, нет понятной идеи общего дела, все они нанятые на проекты. В продюсерском телевидении нет ничего страшного, но интеллектуальный прорыв редко происходит, когда в реставрируемое мозаичное полотно укладывают новые, подобранные по размеру и цвету кусочки мозаики. Это очень важный процесс, но в нем нет духа эксперимента.

И еще. Телевидение, которое нам представили, подразумевает не просто особость интонации, оно подразумевает искренний, честный разговор между своими. Без надувательства и «без купюр» о сложных и болезненных темах. Значит, подразумевает не только свободу мысли, но и свободу слова. Без подмигивания и словесного бисера по принципу «да, но…».

Но на пресс-конференции звучали ответы, как теперь принято говорить, в привычном тренде: про то, что «прямой эфир – не самоцель», а «черных списков нет» мы слышим десять лет. И что имеем? На вопросы - возможна ли на канале тема «ЮКОС против России», и будет ли госпожа Собчак совмещать «Свободу мысли» с «Домом 2» - те же традиционные ответы. «Конечно, тема конфликтная, и она, конечно, в принципе возможна, но шоу предполагает наличие фигурантов, да и программа не обязательно должна быть политической» и.т..д., и в том же духе. Лицо же дочери первого питерского мэра пока по-прежнему будет оставаться и лицом Дома 2. Редкая свобода мысли! Очень бы хотелось ошибиться, но думаю, что в передаче «Монолог» (уже записаны Виктория Токарева, Мария Гайдар, опять же Ксения Собчак, ждут Рамзана Кадырова и Татьяну Юмашеву – все они вспоминают о родителях) вряд ли появятся Людмила Алексеева со своей исповедью или Вера Политковская – тоже дочь известной матери.

Ключевым на представлении канала для меня стало слово «свобода» - им много жонглировали: и на презентационном экране, и в кулуарных разговорах. «Свобода без мысли опасна, мысль без свободы – обречена» ( ведущий «Свободы мысли» в промо ролике). «Свобода - это пятое время годы» (Бродского тоже в ролике цитирует ведущий «Картины маслом»). «Сколько не говори «свобода», прежнего НТВ не получится» (одна из коллег, пишущих о телевидении). «Мы – это капля свободы на пространстве всеобщего ликования» (один из топ-менеджеров НМГ).

Из всего этого и родилось два главных ощущения. Из исчерпанности прежней потребительско - эскапистской модели уже проклюнулось желание превратить телевидение в «интеллектуальный ресурс» и «площадку для диалога». Но свободного дыхания по-прежнему нет. Потому что когда оно есть, о нем не говорят. Его просто не замечают. Я искренне желаю «Пятому» успеха. Вдруг раздышимся?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG