Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Видеокамера как провокация


До начала Олимпиады 2014 в Сочи с "неофициальными" видеокамерами появляться опасно.

До начала Олимпиады 2014 в Сочи с "неофициальными" видеокамерами появляться опасно.

В России проходит предвыборная кампания перед назначенными на 14 марта 2010 года региональными выборами. 6 марта корреспондент "Новой газеты" Евгений Титов побывал в общественной приемной города Сочи. Именно сюда пришли избиратели, недовольные ходом регистрации кандидатов в городское собрание, пришли со своими проблемами и претензиями.

- 6 марта группа граждан во главе с Максимом Жосаном, у которого возникли проблемы при регистрации кандидатом в депутаты городского собрания Сочи, обратилась в выездную приемную президента Российской Федерации, которая находится около резиденции президента в Сочи Бочаров ручей. Я прибыл в служебную командировку, чтобы освещать это событие, и при этом я вел видеосъемку, которую мы впоследствии обычно выкладываем на сайт нашего издания.

- А там разрешена видеосъемка или, может быть, есть какие-то запретительные указания властей?
Со мной около получаса проводили разъяснительную беседу о том, что я не имел права снимать, потому что в законе России, который позволяет мне получать информацию, не предполагается видеосъемка

- Никаких запретов я не слышал и никаких знаков о запрете видеосъемки не видел. Вместе с группой граждан я попытался войти в здание приемной, но мне навстречу выскочил человек, который сначала попытался закрыть объектив моей видеокамеры рукой, затем он попытался выхватить видеокамеру, а после этого стал требовать, чтобы я удалил записанное на видео. Я отказался. Буквально через две минуты подъехал милицейский наряд, в частности, сержант милиции Александр Жемчужный и милиционер по фамилии Зеленков. Они изъяли у меня документы, со мной около получаса проводили разъяснительную беседу о том, что я не имел права снимать, потому что в законе России, который позволяет мне получать информацию, не предполагается видеосъемка, что лично я расценил как совершенную глупость. После этого ко мне вышел со стороны резиденции некий человек, который представился юрисконсультом и также сообщил, что я не имел никакого права здесь проводить видеосъемку.

- Милиционеры представились или вы попросили их предъявить документы?

- В ответ на просьбу милиционеров предоставить им мои документы, я попросил их представиться, и сержант Александр Жемчужный действительно показал мне свое удостоверение, а другой милиционер представился мне на словах. Очень долго шла беседа о том, что закон о средствах массовой информации не позволяет мне проводить видеосъемку. Более того, милиционеры заявили, что выездная приемная президента не является общественным местом, а является неким служебным помещением, которое снимать якобы нельзя. После этого я попросил милиционеров пояснить мне мой статус и объяснить, являюсь ли я административно задержанным. Мне сказали, что нет. Но при этом я данное место покинуть не могу. Милиционеры долго с кем-то созванивались, и где-то минут через 30-40 мне было, наконец, позволено оттуда уйти.

- Удалось сохранить ваши записи?

- Да, мне удалось сохранить видеосъемку.

- С чем вы связываете такие действия?

- Мне кажется, это связано со свойствами традиционной российской ментальности, когда видеокамера воспринимается как провокация. И человек, который вышел из приемной президента, сказал, что я устраиваю провокацию.

- А люди, которые пришли с заявлением в эту общественную приемную?

- Они пришли требовать от сочинских властей соблюдения российского законодательства при проведении выборной кампании.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG