Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евгения Чирикова: есть ли возможность спасти Химкинский лес


Ирина Лагунина: На этой неделе Верховный суд России признал законным распоряжение российского правительства, по которому часть Химкинского леса отдана под строительство трассы Москва - Санкт-Петербург. Защитники леса намерены обратиться в Европейский суд по правам человека. О том, как проходило судебное заседание, о дальнейшей судьбе Химкинского леса и о том, как россиянам отстоять свое право за благоприятную окружающую среду, корреспонденту Радио Свобода Любови Чижовой рассказала лидер движения «Спасем Химкинский лес» Евгения Чирикова.

Евгения Чирикова: Суть нашего иска была следующая: дело в том, что в соответствии с федеральным законодательством нельзя переводить земли из земель лесного фонда в земли транспорта, если существуют альтернативные варианты прокладки дороги. В нашем случае существовало несколько, как минимум четыре. Два варианта проходили Химкинский лес по кромке и рассматривались изначально и еще два варианта, о которых писал заместитель министра транспорта в своем письме к нам, эти варианты вообще не задевали никоим образом Химкинский лесопарк. На судебном процессе, если бы он был по правилам, противная сторона, то есть правительство Российской Федерации должна была бы обосновать, почему выбран был наиболее губительный вариант для Химкинского леса, и почему они не приняли других вариантов. И в ходе этого обсуждения, естественно, если бы работало законодательство, наш иск удовлетворили бы и постановление правительства Российской Федерации о переводе земель Химкинского лесопарка было бы отменено.
Но, к сожалению, аргументация правительства Российской Федерации была весьма странной, когда у них напрямую спросили: почему вы проигнорировали другие варианты, которые законные, которые не нарушают Химкинского лесопарка, они ответили следующее: что вариантом является только то, что выбрали. Вот выбрали этот вариант, значит вариант, а все остальное - не варианты. Вот такая удивительная логика, которая непонятна обычному нормальному человеку, она почему-то удовлетворила судью.
Еще на суде были вскрыты факты фальсификации, а именно то, что в свое время в 2007 году, когда был жесткий запрет на перевод земель из лесного фонда, из лесопарковых зон в земли иных категорий. И на тот момент, чтобы земли Химкинского леса вообще куда-либо перевести, была совершена фальсификация. Делала это госпожа Хмелевская, на сегодняшний день она находится в бегах, потому что были вскрыты другие факты фальсификации в ходе ее деятельности. Она бежала от следственного комитета. И вот эта госпожа Хмелевская подписала акт, в соответствии с которым земли Химкинского лесопарка представляются не как земли лесопарка, а как земли зоны первой и второй санитарной защищенности. По нашим законам это намного более слабая категория защитности, чем лесопарк. Но и это то, что впрямую прозвучало в суде, это тоже не смутило судью. На самом деле результат абсолютно предсказуем. Можно было бы сказать, что на самом деле на месте ответчика, на месте правительства Российской Федерации могло быть любое существо, даже которое говорить не умеет, которое блеет, мекает, они бы все равно выиграли предрешенный такой исход суда.

Любовь Чижова: Есть ли у вас какая-то надежда на российское правосудие?

Евгения Чирикова: Вы знаете, мы давно убедились, что у нас нет не только надежды на правосудие, у нас в России вообще нет государственного органа, который бы защищал наши права, его в природе не существует просто. И он и не нужен, потому что цели у нашей власти абсолютно другие, и цели эти очень хорошо видны в планах градостроительной активности Московской области, где вся лесопарковая зона отмечена как зона градостроительной активности и зона коммерческой застройки практически. Сейчас, когда серьезные проблемы с бюджетом Московской области, нашли такой оригинальный выход – давайте леса застраивать. Старое древнее средство: под благоприятным предлогом строительства дорог оживлять таким образом экономику и застраивать всевозможными ларьками, всевозможными складами. Это все, конечно, чудно, если речь идет о 17 веке и о глухой тайге, но когда речь идет о 21 веке и у нас взят курс на модернизацию, а не на ресурсное развитие, это просто очень странно выглядит.
И еще мне хотелось бы отметить, что сейчас правительство Российской Федерации продолжает переводить земли из лесного фонда и продолжает переводить земли лесопаркового пояса Москвы. Я замечу, что идет просто издевательство. Нам говорят: мы же вам даем компенсацию. Компенсацией называются земли, которые пролегают за территорией защитного пояса Москвы в таком месте, в котором вряд ли кто-то когда-то из нас будет гулять и дышать.
Касательно вопросов, есть ли у нас надежды на российское правосудие, защищали интересы правительства Российской Федерации как раз та организация, которая должна была бы быть с нашей стороны баррикад – это Минсельхоз. То есть это та организация, в ведении которой находятся леса. Но вместо того, чтобы защищать эти лесные угодья, они как раз против тех граждан выступают, которые вообще-то по сути выполняют их работу.

Любовь Чижова: На какой стадии находится строительство дороги, на какой стадии находится вырубка Химкинского леса, и каковы ваши будут дальнейшие действия по спасению Химкинского леса?

Евгения Чирикова: Совершенно было ожидаемый, предсказуемый результат, что мы проиграем дело в нашем Верховном суде и это, честно говоря, не вызвало у нас сильных эмоций. Просто неприятно и противно, как будто с шулером сели играть в карты. Естественно, мы просудим все инстанции оставшиеся, мы подаем кассацию, мы ее тоже естественно проиграем – это совершенно очевидно, здесь не правовая страна, здесь невозможно выиграть в суде. Но мы надеемся на Страсбургский суд, приходится, к сожалению. И на сегодняшний момент строительство пока не начато. Дело в том, что строительство будет вестись на деньги западных инвесторов. И в настоящий момент Европейский банк реконструкции и развития принимает решение о том, финансировать данный проект или нет.
Химкинский лес стоит в целости и сохранности, его пока никто не вырубает, поскольку пока денег нет. Их просят у Европейского банка реконструкции и развития. На этой неделе во вторник сразу после проигрыша в суде состоялось интересное событие. Дело в том, что Медведев был во Франции и проводил деловую встречу с деловыми людьми Франции. Как мне потом сказали журналисты "Фигаро", представители компании "Винси", той самой компании, к дверям которой мы ходили летом, дарили им дрова и просили не участвовать в этом проекте. Именно французская компания "Винси" будет строителем данной трассы. И представители французской компании "Винси" задали нашему президенту такой очень оригинальный вопрос: не мог бы он повлиять на решение Европейского банка реконструкции и развития с тем, чтобы этот банк профинансировал проект трассы Москва- Санкт-Петербург. Медведев спросил: какие проблемы, банк не хочет финансировать? Они объяснили так: там есть какие-то 14 дубов. (А речь идет о лесопарке больше тысячи гектар, как это может быть 14 дубов – непонятно). И они чего-то не хотят нам давать денег. Медведев ответил в том духе, что он не в курсе проблемы, что очень странно, потому что первое письмо, которое он получил от нас, когда зашел на пост президента - это было письмо о спасении Химкинского лесопарка. И далее в течение своего срока правления он получал порядка 10 писем коллективных и подписанных большими группами граждан, и от организаций, и от Гринписа, и от WWF по делу спасения лесопарка. Это говорит просто о, наверное, низкой эффективности работы аппарата президента, который почему-то не сообщает президенту о тех письмах, которые посылают ему граждане. И Медведев ответил, что он разберется с этой "дубовой проблемой". Но каким образом разберется, посмотрим. Очень надеемся, что Европейский банк реконструкции и развития все-таки не выделит деньги на трассу Москва – Санкт-Петербург.
В настоящее время начала работу независимая комиссия экспертов. Дело в том, что Северо-западная инвестиционная компания, в состав которой входит компания "Винси", она сделала анализ по проекту трассы Москва - Санкт-Петербург. И Европейский банк реконструкции и развития письменно попросил нас, экологов принять участие в обсуждении данного анализа. Дело в том, что сам банк своего анализа не выкладывал, но сейчас банк просит нашего мнения по поводу этого анализа, который по сути делал исполнитель проекта. И сейчас наша группа начала работать, возглавил ее профессор Яблоков. В состав группы вошли Гринпис, Фонд дикой природы, Московская экологическая федерация и другие весьма уважаемые организации.

Любовь Чижова: Вы заметили, что нет у вас никакой надежды на российское правосудие, но нет ее не только у вас. Если говорить о нарушении экологических прав россиян, как вы думаете, насколько массовым можно назвать это явление - нарушение прав россиян на окружающую среду чистую?

Евгения Чирикова: Что касается массовости проблем, мне хотелось бы с сожалением огромным констатировать, что да, это носит массовый характер. Потому что у нас нарушаются наши права на уровне самых первых лиц государства и носит это довольно страшный характер. Вспомним подготовку к олимпиаде в Сочи, проблему Утриша, вспомним ситуацию с Байкалом, когда запускается комбинат, и Байкал просто под угрозой. И вспомним теперь про переводы земель лесозащитного пояса Москвы. Если можно переводить леса рядом с Москвой, то это означает, что можно переводить леса рядом с любым другим российским городом, потому что у нас совершенно четко централизация в стране прослеживается, и это очень хорошо видно. Я не говорю про маленькие проблемы типа точечных застроек на месте парков, скверов в различных городах нашей Российской Федерации. Есть общая проблема.
Чиновники, которые принимают такого рода решения, и по Байкалу, и по уничтожению реликтовых рощ в Сочи, и по уничтожению лесозащитного пояса Москвы, к сожалению, не связывают свою судьбу, именно проживание с этой страной. Вот в этом наша основная проблема. Мы-то здесь жить будем, а чиновники наши, к сожалению, просто здесь делают деньги. И увы, я хотела бы заметить, что когда активисты, обычные граждане объединяться и бороться довольно эффективно, ссылаясь на статьи закона при этом, то государственная дума не находит ничего лучше, кроме как изменять это законодательство. И те статьи закона, на которые активисты ссылаются, вот эти статьи закона просто убирать из нашего российского законодательства. В такой ситуации вообще нормальное развитие страны проблематично.
И я хотела бы сказать, что любая гражданская активность у нас в стране – это огромное благо, любая здоровая гражданская активность благо, потому что нет органов государственной власти, которые бы защищали реально наши права, в том числе права на благоприятную экологическую обстановку. Вот почему у нас единственная возможность защитить себя – это сами гражданам подниматься, объединяться и делать все возможное, тут палитра велика – это и иски судебные. Ну и что, что мы проигрываем, зато об этой проблеме говорят. Это очень важно не замалчивать эту проблему. И митинги, и пикетирование, палаточные лагеря. Мы еще пробовали рок-концерты - тоже замечательно работает. То есть палитра огромная работы. Интернет-пространство неподконтрольно пока, слава богу, и можно им активно пользоваться. Я считаю, что граждане должны просыпаться и понимать, что если они не будут сами каким-то образом сопротивляться тому, что происходит, вот этому страшному и алчному поглощению их же окружающей среды, то детям они уже не покажут ни белочек, ни зайчиков, ни лисичек в естественной среде обитания. Я боюсь, что деревца не смогут даже показать, потому что те темпы уничтожения, которые взяты на вооружение, они очень быстро уничтожат все.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG