Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поколение "Шоколадницы" и кризис по-гречески


В Греции единственный, кому не страшны экономические кризисы, - это Акрополь

В Греции единственный, кому не страшны экономические кризисы, - это Акрополь

В российских политических блогах обсуждают будущее страны. Начало дискуссии положил пост Алексея Чадаева о молодом поколении. Чадаеву случилось начать день с завтрака в кафе "Шоколадница". Рядом с ним расположилась группа старшеклассников, прогуливавших в кафе первые уроки. Вид мальчиков и девочек из приличных семей навел политического блогера на грустные размышления:

Мы в их годы были на пустыре или в подъезде с бутылкой пива либо палёного «Слнчевбряга»; а для их поколения уже "Шоколадницы" стоят. Вписаны самой установкой на потребление, связаны вещами и укладом. Они никуда не уйдут. Они — отягощённые добром. В основном родительским, но если брать шире — вообще всем тем добром, которое оставили предыдущие поколения и которым чтобы даже просто пользоваться, нужно тратить много времени и сил. Вещное связывает, обременяет.

Чадаеву ответили сразу с двух сторон. Мнение старшего поколения высказал идеолог атомного православия Егор Холмогоров:

Чадаев принадлежит к поколению, для которого деформированный и разрушенный быт стал нормой. Страна начала разваливаться, когда он еще не перешагнул 10-летний рубеж. К его 16-летию танки уже отстреляли по парламенту. То есть человек рос в мире, который состоял из рушащихся предметов, а потом стал и вовсе беспредметен. И считает, что по-другому жить нельзя. Я всего на 3 года старше и еще помню скромное, конечно, советское благополучие, которое не мешало жить и работать. И до сих пор воспринимаю наличие такого благополучия и пресловутую предметность скорее как условие нормальной и продуктивной деятельности и мышления, чем как препятствие.

Молодое поколение в лице пользовательницы elendhel тоже высказалось в свою защиту:

Я тоже сидела с пивом на лавочке три года назад. С теми, кто сидел в моем возрасте на пустыре с Вами. Они и поныне там. Так и не нашли других мест для посиделок, не узнали про "Шоколадницу". В такое поколение уже действительно не стоит верить – они прошляпили все свои шансы и навеки останутся системщиками в пластиковых офисах. А мы еще на первом курсе задумываемся о том, стоит ли положить жизнь на карьеру менеджера.

***
Англоязычные блогеры рассуждают об экономическом кризисе в Греции и путях его преодоления. Поскольку Греция входит в зону евро, европейские страны не могут остаться безучастными к ее проблемам, однако им явно не хватает позитивной мотивации, чтобы броситься на помощь греческому правительству. Решающая роль в преодолении кризиса принадлежит Германии. Американский историк Уилл Грей подчеркивает неоднозначность ситуации:

В последние десять лет немцы сделали недвусмысленный макроэкономический выбор. Они не повышали зарплат, установили пенсионный возраст в 67 лет и в итоге добились лидирующего положения, что позволило им сохранить рабочие места. Одним словом, их выбор – работать, тогда как греки решили отдохнуть. У них короткий рабочий день, ранний пенсионный возраст и раздутый госсектор, но благодаря стабильности евро они имели возможность поддерживать высокий уровень потребления... По сути, греки получали те самые радости, в которых отказывали себе немцы.

Прямая экономическая помощь между странами Евросоюза не допускается его уставом, поэтому реальная альтернатива только одна: либо Греция должна сама решать свои проблемы, пытаясь заручиться помощью МВФ, либо необходимо создать Европейский валютный фонд. По мнению редактора "Би-би-си" Гэвина Хьюита, оба варианта безрадостны. В своем блоге он пишет:

Трудно переоценить, насколько сильно европейские политики бояться, что МВФ поможет Греции и другим странам. Это будет не только унижение, но и вотум недоверия всей еврозоне… Создать Европейский валютный фонд значит признать, что нынешняя система не работает, к тому же его создание сопряжено с рядом трудностей. Это никак не самый короткий путь решения проблемы – кризис в Греции требует гораздо более быстрых мер.

Британский историк и журналист Тимоти Гартон Эш уверен, что какое-то решение политики все же найдут. Однако то, что экономический кризис в Греции оказался поводом для общеевропейского политического кризиса, заставляет его еще раз спросить об обоснованности самой идеи единой Европы:

Европейцы уже достаточно взрослые, чтобы найти решение. В конечном итоге это испытание может даже укрепить еврозону. Однако корень этого кризиса – в увядании того опыта и общей памяти, которые в течение 65 лет заставляли Европу бороться за объединение. Память о войне, оккупации, унижении и европейском варварстве; страх перед Германией…советская угроза, холодная война; надежды на восстановление европейского величия – все эти глубоко личные переживания имели такое значение для людей вроде Миттерана и Коля, что они согласились даже на еврозону. Смогут ли европейцы продолжить их дело, не испытывая тех же чувств? Есть ли у них аналогичные по силе мотивы?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG