Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжение журналистского расследования: Юрий Болдырев, бывший глава Контрольного управления администрации президента, о судьбе отчета комиссии Санкт-Петербургского горсовета под руководством Марины Салье, проверявшей бартерные сделки по продовольствию для города


Ирина Лагунина: Бывший мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, скончавшийся 10 лет назад, может получить звание почетного гражданина города. Специально для этого депутаты питерского горсовета рассмотрят законопроект, разрешающий давать это звание посмертно.
Между тем прошло 10 лет с тех пор, как в глухую деревню Псковской области переехала непримиримый критик Анатолия Собчака и Владимира Путина Марина Салье, бывший народный депутат России, депутат Питерского горсовета. С тех пор она ни разу не встречалась с журналистами и только недавно сделала исключение для Радио Свобода.
Марина Салье хорошо знала Анатолия Александровича Собчака, а деятельности Владимира Путина в органах власти Санкт-Петербурга посвятила целое расследование. В 1992 году специальная комиссия Санкт-Петербургского горсовета под руководством Салье пришла к выводу, что по документам, подписанным председателем Комитета по внешним связям при мэре Санкт-Петербурга Владимиром Путиным, а также его заместителем Александром Аникиным, за рубеж были вывезены редкоземельные металлы, нефтепродукты и другое сырье на сумму более ста миллионов долларов. Это были бартерные контракты. Взамен в Санкт-Петербург, где продовольствия не хватало настолько, что доходило до введения карточек, должны были поступить партии мяса, картофеля, птицы. Но не поступили.
Отчет комиссии Салье был передан в Контрольное управление администрации президента. Что происходило дальше, в интервью корреспонденту Радио Свобода Анастасии Кириленко рассказал бывший руководитель Контрольного управления администрации президента Юрий Болдырев:

Юрий Болдырев: Весной 92 года я был начальником Контрольного управления администрации президента, и проверки проводились планово: и по министерствам и ведомствам, и по регионам. Я помню, что приезжала Марина Салье, которую я знал по Петербургу, она тогда была депутатом. Она показала материалы, документы, обосновывая необходимость проверки. Загрузка Управления была высокая, и проверка несколько раз переносилась, с марта на апрель и затем на май.
Потом проверка состоялось, и были выявлены достаточно существенные факты. Мэру города Анатолию Собчаку предложили приехать и по выявленным фактам дать подробные разъяснения. Ранее проверяющие - руководители инспекций Контрольного управления - обратили внимание на то, что администрация Петербурга на месте отказалась давать объяснения по выявленным фактам. Так или иначе, в Управление приехал не только Собчак, но и практически все его заместители. Приехали и Сергей Беляев, и Путин, и многие другие. Они дали письменные объяснения. Я лично при этом разговоре не присутствовал. Я направил их к соответствующему начальнику инспекции, и они в течение нескольких часов давали объяснения. По результатам я сделал доклад Ельцину.
Затем было принято решение передать все эти материалы в представительство президента в Санкт-Петербурге и Ленинградской области для отслеживания ситуации и принятия мер по исправлению всех выявленных недостатков. Направлялось ли что-то в прокуратуру, я уже не помню. В ходе проверки, либо по ее завершению (но еще до того, как питерские руководители прибыли давать объяснения), мне доложили о том, что питерские руководители пролоббировали предоставление Комитету по внешним связям (КВС) мэрии Петербурга каких-то особых прав, полномочий по вывозу сырья на экспорт без специального согласования с федеральными органами.
...Действительно, тогда по представлению начальника инспекции, мной была подписана бумага на имя тогдашнего министра внешнеэкономических связей Петра Авена о том, что я прошу до окончания проверки какие-то специальные полномочия КВС не предоставлять, потому что факты выявлены, а объяснений по ним нет, что делать дальше, непонятно, может быть, есть и предмет уголовного расследования. Авен тогда проигнорировал это обращение, и дополнительные полномочия, несмотря на такое предупреждение, питерскому комитету по внешнеэкономическим связям тогда предоставлены были. Для меня Петербург был всего лишь одним субъектом федерации.
Сейчас это стало вновь актуально, наверное, потому что посмертно бывшему мэру Петербурга предлагается присудить звание почетного гражданина. Наверное, в таком случае стоит более глубоко вникнуть в ситуации, которые остались непроясненными. Все-таки мэр Петербурга не погиб на боевом посту, он не был переизбран гражданами. Утверждения в фильме "Анатолий Собчак. 10 лет спустя" , что это было связано с какими-то нападками на него, какой-то клеветой в СМИ, которые якобы контролировал не он а кто-то другой, с моей точки зрения, не вполне адекватны. Приведу только один пример. Мне, за 1994-95 годы, когда я был одним из двух представителей Петербурга в Совете федерации, ни разу не было предоставлено возможности выступить в прямом петербургского эфире телевидения. Такую возможность я получил один раз уже после завершения срока работы в Совета Федерации. Причем ведущие перебивали и не давали сказать ни слова. Говорить о том, что в этих условиях СМИ страшно нападали на Собчака, мне кажется, неверно.
И сейчас, полагаю, речь также не идет о каких-то новых "нападках на Собчака". Мир его праху. Просто, если стоит вопрос о предоставлении ему звания почетного гражданина, стоит понять, почему петербуржцы его не переизбрали. Потому что их кто-то ввел в заблуждение? Или потому что у петербуржцев были серьезные основания подозревать его в меркантильных, если не криминальных, правонарушениях? Депутатам питерского заксобрания, прежде, чем голосовать за присуждение Собчаку звания почетного гражданина, наверное, стоит запросить документы проверок в Контрольном управлении президента и посмотреть на них. И если там и в этот период - начало 1992 года, были достаточно серьезные основания для привлечения к ответственности, и затем в материалах проверок, которые проводились уже в 1995 году (эти материалы можно запросить в прокуратуре), то стоит учесть эти документы.
Я руководил Контрольным управлением до начала марта 1993 года. Затем Контрольное управление было упразднено и воссоздано в новом статусе, весьма трагикомичном. С апреля 1993 года когда ведомством руководил уже не я, а Илюшенко, над контрольным управлением поставили контрольно-наблюдательный совет, состоящий как раз из тех, кого контролировали - из губернаторов, министров и так далее.
Позже, в 1996 - 1998 годах Контрольным управлением какое-то время руководили Алексей Кудрин и Владимир Путин. Но если они Позже Контрольным управлением какое-то время руководили Алексей Кудрин и Владимир Путин. Но если они честно руководили, то все эти документы должны были остаться,честно руководили (а у нас нет оснований считать, что они нечестно руководили), то все эти документы должны были остаться, сохраниться. Я был уволен, но после моего увольнения руководитель моего секретариата три месяца описывала и передавала на хранение документы. Они несекретные, оснований скрывать их от общества нет.

Анастасия Кириленко: Могли ли руководители ведомства засекретить документы?

Юрий Болдырев: Есть перечень должностных лиц, имеющих право засекречивать документы. Теоретически можно себе представить, что позже кто-то эти документы засекретил. Но, во-первых, для этого должны быть серьезные основания. Во-вторых, существует процедура рассекречивания в судебном порядке.

Анастасия Кириленко: Связана ли эта проверка по Петербургу с вашим увольнением?

Юрий Болдырев: Когда меня уволили, вселенная еще не была столь питероцентричной. История с проверкой в Питере не имеет отношения к моему увольнению. Это была рядовая проверка, выявившая существенные нарушения, но не радикально более серьезные, чем в других субъектах федерации. Там были совершенно стандартные вещи, связанные с получением прав на вывоз стратегических металлов в обмен на продовольствие с непоставками продовольствия. Информация об этом была основанием для проверки. Такого рода факты были тогда весьма типичными.
Сказочки о том, что Запад нам безвозмездно помогал, отражают реальность лишь частично. Запад где-то действительно безвозмездно нам помогал, но под прикрытием этого осуществлялся массированный вывоз за бесценок для страны наших стратегических ресурсов якобы в обмен на продовольствие, которое в результате не поставлялось. Это было массовое явление.
Затем внутренний контроль, работавший на президента, нацеленный на то, что власть должна иметь полную и неприкрытую правду, стал просто не нужен Ельцину. Ельцин уже тогда готовился к перевороту. Я напомню, попытки было три: в декабре 1992 года, в феврале-марте 1993-го и затем окончательная в сентябре 1993. Ельцин искал социальную базу и нашел ее как раз в тех, кто не хотел проверки, кто хотел пастись на отведенной лужайке и ничего не бояться. Эти люди добились того, что в конечном счете не стало независимого контроля, который мог бы беспристрастно все проверить и доложить президенту.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG