Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему арест в Лондоне и освобождение под залог боснийского лидера вызвал напряжение между Сербией и Боснией


Ирина Лагунина: Суд в Лондоне в четверг освободил из-под ареста - под залог в размере 450 тысяч долларов, предоставленный, как сказал судья, «состоятельной доброжелательницей» - бывшего члена Президиума Боснии и Герцеговины Эюпа Ганича. 1 марта Ганич был задержан в аэропорту в Лондоне на основании ордера на арест, выданного Сербией. Белград подозревает его в военных преступлениях и нарушениях Женевской конвенции, а именно: в причастности к расстрелу и многочисленным ранениям солдат и офицеров Югославской народной армии, которые, согласно договорённости, покидали Сараево в3 мая 1992 года. Арест и решение суда породили серьёзный конфликт между Боснией и Сербией. Является ли его задержание политической или юридической проблемой? Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Сербия подозревает сараевского профессора, одного из бывших политических лидеров боснийских мусульман Эюпа Ганича в причастности к военным преступлениям. Ему, как и ещё восемнадцати боснийцам, вменяется в вину прямое участие в расстреле югославских солдат и офицеров, когда они, сложив оружие, покидали Сараево через месяц после провозглашения независимости Боснии и Герцеговины от Югославии. Случай этот очень сложный и почти через восемнадцать лет после этого кровопролития, кажется, толком не расследованный. Кстати, официально даже не известно, сколько человек погибли – то ли 18, то ли 42, то ранены были 22 офицера и солдата, то 73. В плен были взяты 215 человек из этой военной колоны, большинство из которых вскоре были освобождены.
Обстоятельства нападения на военную колонну не ясны. Это было время, когда еще Босния не сформировала регулярные войска и полицию. Существовала так называемая Территориальная оборона и разные военизированные группировки, которых руководство боснийских мусульман только пыталось еще поставить под свой контроль.
Ранним утром 2 мая 1992 года югославские войска, дислоцированные в Сараево, совершили ограниченное нападение на центр боснийской столицы. Это было первое нападение на Сараево, и многие считают, что с него и началась война в Боснии. В тот вечер в сараевском аэропорту военные задержали лидера боснийских мусульман Алию Изетбеговича, возвращавшегося с международных переговоров о будущем Боснии в Лиссабоне. Именно там был разработан первый мирный план. Изетбеговича, вместе с членами делегации, поместили в казармы югославских войск, а через день была достигнута договорённость, якобы под руководством Эюпа Ганича, что его отпустят взамен на свободный выход югославской военной колонны из центра Сараево. Но когда 3 мая 1992-го военный транспорт, в составе которого было около сорока машин и 300 военнослужащих, въехал в узенькую Добровольческую улицу, колонна была остановлена, и по ней открыта огонь. До того БТР с Алией Изетбеговичем, в сопровождении миротворцев ООН и одного сербского генерала, завернул за перекрёсток. Вот что рассказывал позже сам Изетбегович.

Алия Изетбегович: Стреляли со всех сторон. Тогда я заметил генерала Дивьяка. Он пытался утихомирить стрельбу, но я видел, что там, очевидно, гибли люди.

Айя Куге: Боснийский генерал Йован Дивьяк, (кстати, он серб, вставший на оборону города на стороне Боснии), утверждает, что боснийское военное руководство ничего не знало об условиях отвода югославских войск, но нападения этого не организовывало.

Йован Дивьяк: Знаю лишь то, что когда я поднялся на бронетранспортера, Изетбегович меня разругал: почему остановлена колонна, когда есть договорённость. Мы же на улице не знали, какая это договорённость.

Айя Куге: В Сараево признают, что нападение на колонну югославских войск на Добровольческой улице действительно произошло, однако, отрицают, что оно было организованно со стороны сараевского руководства, которое в тот день, в отсутствии Изетбеговича, возглавлял Эюп Ганич.
Сейчас в Боснии масса недовольных арестом Ганича. В Сараево прошли протесты у посольств Сербии и Великобритании, собраны тысячи подписей граждан, с требованием освободить Ганича. В Лондон отправился член президиума Боснии и Герцеговины Харис Силайджич.

Харис Силайджич: Судят нашу оборону. Это не первая попытка сербов, обвиняя нас, приуменьшить свои преступления. Пусть те, кто это делает, знают: мы будем бороться всеми средствами, чтобы защитить права наших граждан и достоинство сопротивления агрессии, которая была совершена против Боснии и Герцеговины.

Айя Куге: На деле снова произошел раскол между боснийскими мусульманами, сербами и хорватами. Боснийские сербы возражают, чтобы залог для освобождения Ганича был выплачен из государственного бюджета. Хорватские ветераны войны утверждают, что и у них есть доказательства против Эюпа Ганича в совершении военных преступлений.
А Сербии теперь нужно доказать британцам, что есть твёрдые доказательства причастности Ганича к случаю «Добровольческая улица». В среду из Белграда в Лондон были отправлены соответствующие документы. Помощник министра юстиции Сербии Слободан Хомен.

Слободан Хомен: Отправлено целое досье с доказательствами. Его, конечно, подготовила Прокуратура по делам военных преступлений, и в нём содержатся около 800 страниц конкретных доказательств участия Ганича в событиях 92 года. Все документы переведены на английский язык, как того требует британское правосудие. Мы закончили работу над доказательствами раньше установленного срока в 45 дней, и теперь ожидаем, что суд Великобритании удовлетворит наш иск и выдаст Ганича Сербии.

Айя Куге: Сараево, напротив, добивается, чтобы Эюп Ганич был выдан Боснии. Председатель одной из правящих в Боснии партий - Партии демократических действий - Сулейман Тихич считает, что обвинения против Ганича выдвинуты по политическим причинам.

Сулейман Тихич: Мы считаем, что нет основания для задержания или ареста Эюпа Ганича – ни по международному праву, ни по соглашениям, подписанным Боснией и Герцеговиной с Сербией. Этим запросом об экстрадиции Сербия в политическом смысле отрицательно влияет на отношения с Боснией, которые и так долгое время находятся на низком уровне. Негативно скажется это и на внутриполитических отношениях в Боснии, эта тема углубит разногласия между нашими политиками. Я считаю, что обвинения, выдвинутые Сербией, не имеют никаких оснований. Ведь Гаагский трибунал уже вынес заключение, что нет основания судить ни профессора Ганича, ни остальных. Ожидаем, что суд Великобритании примет решение об освобождении профессора Ганича.

Айя Куге: Правда, Международный Гаагский трибунал в 2004 году, рассмотрев документы сербских следственных органов по случаю Добровольческой улицы, сделал вывод, что доказательства совершения военного преступления Ганичем и остальными отсутствуют, и вернул дело в Сараево. Советник прокуратуры в Гааге Фредерик Свиннен заявил Радио Свобода/Свободная Европа, что Международный трибунал, без которого до 2004 года, согласно Римскому соглашению, нельзя было выдвигать обвинения в совершении военных преступлений в бывшей Югославии, оставил большинство дел на рассмотрении национальных органов правосудия.

Фредерик Свиннен: В те времена, опираясь на материалы, которые нам были предоставлен, мы сделали такую оценку. Подчеркивают, опираясь на материалы, которые ТОГДА были нам предоставлены. У нас не было функции независимого суда, который сам решает, какое дело принять к рассмотрению и какое дело расследовать. Нет, согласно Римскому соглашению 1996 года, нам представили это дело для того, чтобы мы вынесли свое заключение. Мы это сделали и направили документы обратно. Для нас тем самым случай был закрыт. И сейчас нельзя даже задавать нам этот вопрос: есть, или нет, достаточно доказательств. Это оставлено на рассмотрение национальных судов. Как я уже сказал: мы вынесли свое заключение по документам, которые были нам предоставлены, мы не проводили собственного расследования, мы рассмотрели лишь результаты местного следствия, и дело с нашей оценкой было направлено Государственному прокурору по военным преступлениям в Сараево. Поэтому в данный момент я не в состоянии сказать, как обстоят дела с этим делом.

Айя Куге: Кстати, две недели назад Сербия и Босния подписали соглашение о том, что вопросы военных преступлений будут решаться в зависимости не только от того, где преступление было совершено, но и от гражданства и места жительства обвиняемых. А Ганич, хоть и родился в Сербии, долго жил в Сараево и имеет гражданство Боснии. С другой стороны, в Белграде утверждают, что от сербского гражданства он, якобы, никогда не отказывался. Официальный представитель Специальной прокуратуры Сербии по военным преступлениям Бруно Векарич заявил, что Ганича нужно судить, будь то в Белграде, или в Сараево. По его утверждению, недопустимо, что боснийский суд годами затягивает расследование убийства югославских военных, и поэтому Сербия была вынуждена заниматься этим дело.

Бруно Векарич: Мы ни в коем случае не испытываем радости от того, что такие дела ухудшают отношения между Боснией и Сербией. Но я считаю, что процессы над обвиняемых в военных преступлениях должны каким-то образом привести к примирению двух государств. Мы прекрасно сотрудничаем по вопросам военных преступлений с Хорватией и Черногорией – между нами нет совершенно никаких проблем. Посмотрите последний доклад Европейской комиссии и увидите, как хорошо оценена работа нашей прокуратуры, а также насколько важно с точки зрения ЕС такое региональное сотрудничество. А в Боснии поддерживается атмосфера, что боснийцы являются жертвами событий 90-х годов. Частично я с этим согласен. Действительно, преступления, которые войска боснийских сербов совершили против граждан Боснии - осада Сараево, Сребреница – дают боснийцам право чувствовать себя жертвами и сомневаться в любой реакции Сербии. Именно из-за того, что они так много выстрадали. Однако, с другой стороны, закон для всех одинаковый. Мы не можем делать исключение и говорить: так как Босния больше всех пострадала в войне, Эюп Ганич отвечать перед судом не должен. А в Боснии делом под названием «Добровольческая» занимаются вот уже 17 лет!

Айя Куге: Сербская правозащитница Наташа Кандич доверяет решению британских правоохранительных органов, считая, что для примирения народов бывшей Югославии необходимо, чтобы каждая сторона занималась собственными военными преступлениями.

Наташа Кандич: Мне кажется, что британский суд мог бы сыграть значительную роль - нет никаких причин подозревать, что британцы будут принимать политическое решение. Они будут рассматривать всю информацию и доказательства, предоставленные Белградом. Если доказательства будут неряшливыми, тогда это будет большим позором для Сербии и никогда больше Сербия не посмеет сделать такой ход.
Сербия и её прокуратура начинают вести себя так, будто они получили мандат заниматься всеми преступлениями, совершёнными в бывшей Югославии. Но это не так! Естественно бы было, если бы каждое государство судило своих граждан – ведь это самое сильное исцеление.

Айя Куге: Белградская прокуратура по военным преступлениям, в связи в убийством югославских военнослужащих в Сараево в 1992 году, выдала ордер на арест Эюпа Ганича и ещё 18 человек - среди них и генерал Йован Дивьяк. Генерал Дивьяк заявил на днях, что готов отвечать перед сербским правосудием, если это поможет примирению в Боснии.
XS
SM
MD
LG