Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Петербурге на шестьдесят втором году жизни скончалась Елена Шварц - поэт, ярко продолжавший русскую традицию религиозной поэзии. До 1989 года её стихи публиковались лишь в самиздате и на Западе. О Елене Шварц в эфире РС вспоминали литературоведы Александр Кобринский и Андрей Арьев.

"Шварц Елена Андреевна, родилась в 1948 году, русская поэтесса. До 1989 стихи публиковались в самиздате и на Западе. В религиозной поэзии, основанной на христианской традиции, - поиски места человека в мире, противоборство добра и зла, взаимопроникновение сна и реальности". Такую скупую справку дает энциклопедический словарь, завершая ее далеко не полным перечнем стихотворных сборников: "Танцующий Давид", "Труды и дни монахини Лавинии", "Стороны света", "Стихи".

Слава Богу, память щедрее словаря. Я помню возбужденную толпу в еще не сгоревшем Доме писателей имени Маяковского на Шпалерной, где впервые после подпольных квартирных чтений ожидалось выступление Лены Шварц и других поэтов. Поэтов, которых как бы не было в русской культуре, но собираясь на вечер которых, люди перешептывались о том, что, наверное, к зданию вот-вот прибудет конная милиция. Эти - пусть не оправдавшиеся - слухи верно передают ощущение опасности, исходившее от этих отреченных текстов. Той опасности, которую действительно представляли для доживающего режима свободные мысли о человеке и его Творце и нестесненные чувства настоящих поэтов.

Имя Елены Шварц произносилось с особым уважением в самые глухие времена советской власти, когда почти ни одно достойное поэтическое слово в печать прорваться не могло, говорит литературовед Александр Кобринский:

- Елену Шварц воспринимали как посланца тех времен - еще Серебряного века и прочих; хотя она была, конечно, гораздо моложе. Видимо, это было связано с тем, что стихи Елены Шварц, прежде всего, достаточно непросты для восприятия. Это была настоящая поэзия, порожденная ни на что не похожим внутренним миром. Образы, которые возникали в ее поэзии, были зачастую причудливы и непросты. Но тот, кто пробивался через эти образы, мог действительно получить настоящее наслаждение - особенно если человек обладал схожим с ней восприятием христианства и христианской миссии. Ее поэзия была насквозь пронизана христианской мистикой, причем во многом порожденной ее собственным восприятием.

Для Александра Кобринского очень важно, что Елена Шварц создала свой литературный и художественный мир, что удается не всякому, даже хорошему поэту:

- У Шварц есть замечательная поэма "Труды и дни Лавинии", где она создала целый мир, связанный с фантастическим монастырем Обрезания сердца. Этот монастырь находится на пересечении времени и пространства, в котором не действует земное время и земное пространство. Это - мир, созданный ее фантазией. Елена Шварц, безусловно, принадлежала к настоящим поэтам.

Одним из оригинальнейших поэтов называет Елену Шварц и критик, литературовед Андрей Арьев:

- Она выработала свою поэтику наперекор многим. Ее любимым поэтом был, например, Маяковский - о чем трудно, кажется, догадаться по ее поэзии. Впечатление о ее поэтике связано во многом c противостоянием - как социальной поэзии, так и ее собственным друзьям, очень близким людям. Она со всеми была чуть-чуть как бы настороже. Елена Шварц оберегала свою внутреннюю суть, оберегала тот дар, который в ней несомненно был. Для нее не было ничего дороже, чем чистая лирическая страсть.

* * *
Елена Шварц, "Зверь-цветок"

Иудейское древо цветет
вдоль ствола сиреневым цветом.
Предчувствие жизни до смерти живет.
Холодный огонь вдоль костей обожжет,
когда светлый дождик пройдет
в день Петров на изломе лета.
Вот-вот цветы взойдут алея
на ребрах, у ключиц, на голове.
Напишут в травнике – Elena arborea –
во льдистой водится она Гиперборее
в садах кирпичных, в каменной траве.
Из глаз полезли темные гвоздики,
я – куст из роз и незабудок сразу,
как будто мне привил садовник дикий
тяжелую цветочную проказу.
Я буду фиолетовой и красной,
багровой, желтой, черной, золотой,
я буду в облаке жужжащем и опасном –
шмелей и ос заветный водопой.
Когда ж я отцвету, о Боже, Боже,
какой останется искусанный комок –
остывшая и с лопнувшею кожей,
отцветший полумертвый зверь-цветок.

Елена Шварц на Радио Свобода: интервью 28 июня 2006 года и 6 июня 2008 года.

Отпевание Елены Шварц состоится в воскресенье, 14 марта, в 13.30 в Троицком (Измайловском) соборе Петербурга.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG