Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Физраствор как орудие убийства


Качественные медпрепараты в России не гарантированы – ни детям, ни взрослым.

Качественные медпрепараты в России не гарантированы – ни детям, ни взрослым.

В Алтайском крае расследуют гибель женщины и ребенка. Предположительная причина их гибели – физраствор, использовавшийся для инъекций в роддоме Ключевского района. Нынешняя трагедия закономерное следствие давней российской проблемы качества медпрепаратов, считают специалисты.

Пациенткам роддома стало плохо еще 4 марта после внутривенного введения препаратов. Женщин на вертолете доставили в Барнаул, в краевую клиническую больницу. 25-летней Анне Колясниковой было экстренно сделано кесарево сечение. Она родила здорового ребенка, однако сама умерла от нарушения свертываемости крови и отека головного мозга. У другой женщины во время искусственно вызванных родов несколько раз останавливалось сердце. Врачам удалось ее спасти, но ребенок родился мертвым.

По факту происшествия возбуждено уголовное дело. Специалисты и представители правоохранительных органов работают как в роддоме, так и в Рубцовске, где на станции переливания крови был произведен физиологический раствор.

– В рамках расследования уголовного дела осмотрен процедурный кабинет Ключевской центральной районной больницы. В ходе осмотра были изъяты образцы медпрепаратов и флаконы с физраствором. Эти образцы направлены для проведения химической экспертизы. Также назначен ряд других судебно-медицинских экспертиз. Изъяты, например, медицинские документы, подтверждающие инъекционное введение лекарственных средств потерпевшим. Допрошен медперсонал Ключевской районной больницы и родильного отделения, а также представители Рубцовской станции переливания крови. Допрошены и потерпевшие женщины, которые сейчас находятся в краевой клинической больнице. Следственной группой отрабатываются многие версии. Как сообщалось ранее, к отравлению рожениц мог привести некачественный физраствор. В ходе предварительного следствия становится приоритетной еще одна версия – халатность медперсонала, – сообщила сотрудник регионального управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Людмила Рязанцева.

Виктор Яковлев, заместитель начальника краевого управления по здравоохранению, говорит, что результаты анализов и исследований будут получены через неделю. По его словам, в процессе лечения в стационаре беременные женщины получали лекарственные препараты строго по медицинским показаниям, а технология их применения не нарушалась. Между тем сегодня губернатор Алтайского края Александр Карлин отправил в отставку Валерия Елыкомова, руководителя регионального управления по здравоохранению.

Проводится проверка, есть ли пострадавшие в других районах. До ЧП медицинские учреждения Алтая использовали 400 флаконов физраствора из Рубцовска, а в роддоме в Ключах их оставалось всего пять. Четыре сейчас исследуют специалисты. Сложность в том, что флакон, который был использован для смертельной инъекции, сотрудники роддома выбросили.

Одновременно руководитель управления Росздравнадзора по Алтайскому краю Владимир Трешутин заявил, что его ведомство неоднократно выявляло нарушения требований к стандартам препаратов на Рубцовской станции переливания крови. Он обвинил руководителей органов здравоохранения в том, что они скрыли информацию о ЧП, поскольку сам он узнал о нем из сообщений средств массовой информации.

Случай в Алтайском крае вновь серьезно поставил вопрос о безопасности медицинских препаратов, о том, кто и как контролирует их качество. Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский считает, что для этого необходим специальный
Точно такая же история была в 1992 году в Брянске. Абсолютно один в один – тоже беременные, тоже погибли, тоже от физраствора. Но, простите, прошло почти 20 лет. Что-нибудь сдвинулось?
правоохранительный орган.

– Государство должно создать, на мой взгляд, здравоохранную прокуратуру, у которой будет вся необходимая техническая оснащенность, то есть лаборатория для проверки не только лекарств, но и продовольствия. Должен быть единый правоохранительный орган, который будет защищать права людей на потребительских рынках и в сфере охраны здоровья, – сказал в эфире Радио Свобода Александр Саверский.

Трагедия в Алтайском крае лишь в очередной раз напомнила о давно известной и никак не решаемой проблеме, – говорит в интервью Радио Свобода президент Общества фармакоэкономических исследований Павел Воробьев.

– Эта проблема не сегодняшнего дня. Она застарелая – приготовление физиологического раствора в условиях больничных аптек. Честно говоря, когда были первые сообщения, я решил, что это очередной случай, когда какая-то аптека с больницей или между больницами готовит самопальные физрастворы. От него действительно часто трясет и бывают смертельные случаи. Но здесь вроде выяснилось, что это делалось на станции переливания крови. А станция переливания крови – это завод. На заводе, по идее, не должно быть никаких проблем, потому что станция переливания крови производит разные препараты, не только физиологический раствор. В мире таких проблем не знают – с ознобами и тяжелыми реакциями со стороны артериального давления, тем более со смертельными случаями. Это, в общем, отечественное достижение, – констатирует Павел Воробьев. И продолжает:

– Думаю, этот случай просто характеризует нашу нищую медицину, когда маленькие больнички вынуждены экономить на всем, а физиологический раствор является одним из самых затратных лекарств. В больнице он всегда занимает весомый процент в затратах. Поэтому снижение стоимости даже на несколько копеек для больницы очень чувствительно. На этом, собственно говоря, и зиждется вся ситуация. Они стараются покупать не фирменные растворы, которые стоят подороже, а растворы подешевле. А все, что подешевле, сами понимаете, не всегда лучше…

На вопрос, насколько часто возникают проблемы с качеством медицинских препаратов, Александр Саверский ответить затруднился.

– Год назад, например, была достаточно скандальная ситуация, когда в упаковке с одним препаратом оказался совершенно другой анестетик. Да, такое периодически происходит. Но проблема в том, что мы даже масштабов этого не знаем, потому что у нас система фармаконадзора не выстроена, – сказал эксперт.

По словам Павла Воробьева, новый закон об обращении лекарственных средств, который сейчас находится на обсуждении в Госдуме, вряд ли поспособствует улучшению ситуации с качеством медпрепаратов:

– Система стандартизации препаратов, производящихся малыми сериями, явно неудовлетворительна, а в законе нет ни слова про это. Закон вообще о другом: о том, как регистрировать препараты, как их испытывать. Там нет ни слова про применение препарата у человека. Поэтому я не думаю, что эта ситуация каким-то образом законом будет изменена. Если еще говорить про переход на GMP (Международный стандарт GMP – good manufactured practice – перечень показателей, которым должны соответствовать пpeдприятия, выпускающие фармацевтическую продукцию. – РС), то там есть какие-то слова, но эта часть закона откладывается еще на несколько лет. Опять у нас будет переходный период. Он уже длится лет 15, этот переходный период. И будет продолжаться производство в условиях, близких к сараям, к сожалению...

– Не сказано в законопроекте ни о стандартизации, ни о контроле качества. Есть одна статья, посвященная тому, что должна осуществляться система надзора, но абсолютно не прописано, кто, что, какими полномочиями, порядок реагирования на жалобы, про самих жалобщиков ничего не сказано. Можно сказать, что нет ничего, – согласен с Павлом Воробьевым Александр Саверский.

По словам экспертов, случай в Алтайском крае не единичный. Он лишь высветил проблему – кто, как и на каких условиях производит лекарственные средства, которыми лечат пациентов. Президент Общества фармакоэкономических исследований Павел Воробьев сомневается, что даже после шумных расследований ситуация кардинально изменится:

– Точно такая же история была в 1992 году в Брянске. Абсолютно один в один – тоже беременные, тоже погибли, тоже от физраствора. Но, простите, прошло почти 20 лет. Что-нибудь сдвинулось? Я не вижу.

* * *

Расследованием трагедии занимаются правоохранительные органы и Росздравнадзор, который проводит проверки. От комментариев в ведомстве отказываются.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG