Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Голос" пока еще слышен


Глава межрегиональной Ассоциации в защиту прав избирателей "Голос" Лилия Шибанова

Глава межрегиональной Ассоциации в защиту прав избирателей "Голос" Лилия Шибанова

Насколько обоснованы жалобы оппозиции на нарушения со стороны партии власти накануне выборов? Каков уровень конкуренции в нынешней кампании по выборам в местные органы власти? Об этом говорит глава межрегиональной Ассоциации в защиту прав избирателей "Голос" Лилия Шибанова.

- Насколько обоснованы жалобы оппозиции на нарушения со стороны партии власти накануне выборов?

- Да, они обоснованы. Потому что все факты, которые мы привели в своем итоговом заявлении (оно уже готово, мы буквально завтра-послезавтра поставим его на сайт), подтверждают, что практически ничего не изменилось по сравнению с выборами осени. Давление на оппозицию, давление на кандидатов, препятствование вести нормальную агитацию... Я бы даже сказала, что кампания стала более жесткой.

- В чем более жесткой?
Партия власти хочет доказать, что результаты октября будут повторены. И, в общем-то, показать оппозиции, где ее место

- Осенью велась очень тихая, спокойная кампания, власть, не нападая на оппонентов, занималась только самопиаром. Сейчас кампания "Единой России" была агрессивной почти во всех регионах. Использовался именно черный пиар, велась жесткая кампания против оппозиции. Причем, под эту оппозицию попала и ЛДПР, а не только коммунисты и "справедливороссы".

- Есть ли какая-то отдельная оппозиционная сила, против которой давление партии власти чувствовалось наиболее сильно? Или под раздачу попали все в равной степени?

- Это зависело от региона и от того, какие кандидаты реально представляли опасность для кандидата от партии власти.

- Вы думаете, что таким образом сейчас полностью зачищено политическое пространство страны?

- В ряде регионов все-таки сохраняется некая конкуренция, по отдельным округам – это, в основном, местные выборы. Что касается законодательных собраний, мне кажется, что выборы действительно практически неконкурентные. К сожалению, сейчас выборы вышли на поселковый уровень по смешанной системе. Там, конечно, давление будет то же самое. Вообще, ситуация, как мне кажется, стала более жесткой, более критичной. Партия власти хочет доказать, что результаты октября будут повторены. И, в общем-то, показать оппозиции, где ее место.

- Слова "политическая конкуренция" применительно к этим выборам еще имеют значение и какую-то весомость?

- Во всяком случае, все партии попытались вести достаточно активную кампанию там, где это было возможно, там, где получилась хотя бы регистрация. Если коммунисты традиционно ведут протестную кампанию, то сейчас и "Справедливая Россия" достаточно активно работала во многих регионах, и ЛДПР очень хорошо работала на этих выборах. Партии сделали все, что могли. Что могли, то они и сделали на этих выборах.

- Включая партию "Яблоко", которая, кажется, после этой кампании вообще исчезает с электорального поля?
Под действующую исполнительную власть выстроена еще и партийная вертикаль, когда можно управлять до самого поселкового уровня не только через административные структуры, но и через партийные структуры

- Да, к сожалению. Партия потеряла, мне кажется, и людей, и финансовые ресурсы, и вообще находится в разбитом состоянии. Плюс ее еще не зарегистрировали по Калужской области. Суды они не смогли отыграть. По существу, партии нет на выборах, за исключением буквально единичных случаев.

- А как выглядит позиция партии "Правое дело" в этой избирательной кампании?

- Очень слабо, очень слабо.

- С чем вы связываете то обстоятельство, что этот административный каток не ослабевает? Октябрьские выборы "Единая Россия" выиграла довольно уверенно. И ситуацию в стране они контролируют. Почему же растет давление на оппозицию?

- Это результат партийной вертикали, которая уже выстроена. Когда под действующую исполнительную власть выстроена еще и партийная вертикаль, когда можно управлять до самого поселкового уровня не только через административные структуры, но и через партийные структуры. Вот такую власть региональные лидеры, конечно, получили не так давно. Я думаю, что они с ней расставаться не собираются.

- Это не первая кампания, за которой "Голос" внимательно следит. Например, вы сделали свои выводы по итогам кампании в октябре. Как дальше развивалась ситуация? Кто-то реагировал на ваши замечания?

- Реакцию мы, конечно, видим. Это давление на наших активистов. Это давление на "Голос" - в частности, статьями в прессе о том, что мы берем деньги у Запада. Давление усилилось.

- А вам не сказал "спасибо", например, председатель ЦИК за то, что вы обращаете внимание главного контрольного и организующего органа на ошибки и недоработки во время выборов?

- Ну, что вы! Когда мы с ним встретились на очередном "круглом столе" в ЦИКе, и я отдавала заявление, то он его просто отшвырнул. Такое он не читает.

- Какую роль играет сейчас ЦИК в политической организации такого рода кампаний?

- Вот я приехала два дня назад из Астрахани, где в октябре были беспредельные выборы - тому есть масса материалов, начиная с видео и кончая свидетельскими показаниями. А представитель ЦИКа побывал в Астрахани и сказал, что все замечательно, все хорошо, никаких нарушений нет. Конечно, роль ЦИК очевидна.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG