Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Праздник 8 марта ижевские девушки провели за решеткой


Надежда Гладыш: Двенадцать молодых жителей Ижевска провели вторую половину праздничного дня Восьмого марта в отделении милиции за попытку высказать художественными средствами своё мнение о положении женщин в современном мире. Этих парней и девушек можно назвать одной компанией. Среди них – работающие, студенты, старшеклассники. Одна девушка, Яна, приехала погостить из Казани. Они собрались возле памятника Пушкину, что возле второго корпуса госуниверситета. О том, что ими затевалось, рассказывает Ирина.

Ирина: Люди договариваются о каком-то совместном действии, которое они выполняют во время того, как они идут. Это художественное действие, которое выполняет группа людей. А остальные, прохожие, наблюдают и пытаются понять, что это. Заставляют людей задуматься о гендерных стереотипах, о сексизме, который в языке проявляется. Как раз у нас там некоторые девушки одели на себя штирхкоды, то есть они хотели этим сказать, что женщина, как объект или как товар рассматривается, например, сексуальный товар. Мы хотели просто об этом тоже намекнуть.

Надежда Гладыш: Хотели еще заклеить рты скотчем, но не успели - из подъехавшей "пятнашки" серебристого цвета выскочили четверо, начался отлов. Рассказывает Роман:

Роман: К нам подошли четверо людей. Они не представились. Двое были в гражданском, один в форме милиции и один в камуфляжной форме с автоматом. Мы пытались отойти группой в другое место просто подальше. Но нас начали хватать за одежду, как-то блокировать наши действия. Часть людей убежала, троих успели задержать. В задержании участвовали сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом.

Надежда Гладыш: На тех "Жигулях" серебристого цвета троих - Яну, 17-летнюю Катю и Максима - увезли в городское управление внутренних дел. Когда я около трех часов подъехала к университету, возле задержанных стояла милицейская "буханка" и находился человек в милицейской форме по виду начальник, он представился заместителем начальника УВД Кондратьевым.

У вас всего два пункта, по которым вы можете людей на улице задерживать. Вы знаете об этих пунктах?

Игорь Кондратьев: Мы все знаем. Но вот вы, видимо, немножко не все знаете, не все законы. И на каком основании вы здесь находились – непонятно.

Надежда Гладыш: Кто находился?

Игорь Кондратьев: Зачем вы сюда приходите – тоже мне непонятно.

Надежда Гладыш: Вот именно, чтобы спасти девушек от вас.

Игорь Кондратьев: Очень хорошо.

Надежда Гладыш: Кого задержали?

- Катю, Яну и Максима.

Надежда Гладыш: В городскую увезли?

Игорь Кондратьев: Да, в городскую.

Надежда Гладыш: Основания и кто увез?

Игорь Кондратьев: Я не знаю, говорю, еще.

Надежда Гладыш: Кто задерживал конкретно?

Игорь Кондратьев: Сейчас разберемся. Я пока не знаю. Вы сами-то кто будете?

Надежда Гладыш: Моя фамилия Гладыш Надежда Петровна. Я журналист.

Игорь Кондратьев: Очень хорошо. Значит, это вы были организатором этого всего мероприятия?

Надежда Гладыш: Они раздавали цветы. Как пришло в голову девочек задерживать, раздающих цветы?

Ирина уточнила, что два микроавтобуса подогнали именно для них, так как окружившие их сотрудники милиции не позволяли им разойтись, преграждая дорогу, хотя силу уже не применяли, случилась заминка. Убедившись, что вся компания действительно поедет своим ходом в городской отдел выручать задержанных, Кондратьев дал команду освободить ребятам проход.

По приезду в управление все трое ранее увезенных ребят мы увидели в вестибюле, но по ту сторону решетки, за закрытой на автоматический замок дверью, которую с той же стороны караулил милиционер. Как сообщили задержанные, у них уже успели снять отпечатки пальцев, но никаких документов на них пока не составлено. Пообещавший нас тут встретить Игорь Кондратьев, так за полтора часа не нашел времени выйти к подъехавшим. Начальник дежурной смены Ленар Шайхутдинов через прозрачную стену по телефону сообщил, что основанием к задержанию якобы послужил анонимный звонок с сообщением о несанкционированном митинге, но регистрационной записи о таком звонке не предъявил. Сами ребята считают, что в РУБОПе могли узнать об акции при прослушивании их телефонов, потому что договаривались о встрече по мобильным.

Дружная поддержка ребятами своих товарищей, оказавшихся в изоляции, видимо, подействовала. Минут через двадцать к несовершеннолетней девушке Кате вышел и представился старший оперуполномоченный по делам несовершеннолетних Николай Федотов, который затем сам же на служебном транспорте отвез Катю с подругой домой. А еще через полчаса в помещении для участковых участковый уполномоченный Евгений Лапёхин снимал объяснения с Яны и Максима.

Яна: А это сюда как бы можно занести?

Евгений Лапехин: Я же спрашивал. Хотите что-то добавить, пожалуйста. Тем самым, нарушили ваши права?

Яна: Да, тем самым, нарушили мои права, насильно доставив в отделение милиции. Пишите, пишите.

Надежда Гладыш: В объяснении всё было записано так, как оно было на самом деле. Ребят отпустили. Правда, лишь после звонка дежурного прокурора, с которым связались молодые люди, объяснив абсурдность и незаконность их задержания.

Экспертное мнение

Илья Яшин, член Бюро политического совета движения "Солидарность": Вряд ли кого-то может удивить произошедшее в Ижевске. История довольно типичная для Москвы, для Петербурга, для других российских регионов. Российская власть любую гражданскую активность, которую она не организует сама, воспринимают как угрозу статус-кво, угрозу чуть ли не государственной стабильности, чуть ли не национальной безопасности. Даже тот безобидный факт, что молодые люди провели небольшой флешмоб, вызывает такую реакцию со стороны сотрудников правоохранительных органов. Милиция ведет себя н протяжении последних лет крайне агрессивно к гражданам и в первую очередь к тем людям, которые пытаются строить в стране гражданское общество. Власть, вместо того, чтобы помогать развитию этого процесса, довольно агрессивно и жестко этому противодействует.

Что особенно важно, на что бы я обратил внимание – это тот факт, что зачастую объектом милицейского прессинга, прессинга со стороны спецслужб разного рода становятся уже не только представители политической оппозиции, которых уже 10 лет втаптывают в асфальт, но и социальные группы – пенсионеры, студенты, люди, которые просто пытаются высказать свою точку зрения на те или иные проблемы в нашей стране, причем, зачастую не только политические, но и какие-то социальные. Это просто проблема, которая волнует людей. Вот это, на мой взгляд, такой апофеоз развития авторитарной системы, когда власть начинает использовать силовые административные методы давления просто против рядовых граждан.

Маховик раскрутился до такой степени, что остановить его сложно. Региональные власти, сотрудники правоохранительных органов, спецслужб чувствуют свою собственную безнаказанность. И только воля людей сможет этот маховик, наконец, остановить. Я думаю, что здесь вряд ли можно надеяться на доброго царя, на каких-то бояр. Только люди сами могут навести порядок в своей стране. Единственный метод противостоять такому произволу – милицейскому, чиновничьему – это максимальная огласка. Причем, это работает не всегда в условиях авторитарного режима, но другой альтернативы просто нет. Поэтому, конечно, такие истории нужно максимально придавать огласке. Об этом нужно говорить, поднимать эту проблему. Конечно, это не гарантия, но, по крайней мере, это одна из немногих возможностей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG