Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборные конфликты в канун единого весеннего дня голосования обсуждаем с зам. председателя партии "Яблоко" Сергеем Иваненко и первым зам. руководителя фракции ЛДПР в Госдуме Максимом Рохмистровым



Владимир Кара-Мурза: Верховный суд России окончательно постановил: в региональных выборах 14 марта партия "Яблоко" участвовать не будет. Это стало ясно после того, как он оставил в силе решение Свердловского областного суда, вынесенного по жалобе регионального отделения партии "Яблоко" - отказ избиркома в регистрации кандидатов от этой партии признан законным. Ранее было вынесено аналогичное решение по жалобе калужского отделения "Яблока". Теперь руководство партии намерено обратиться в Конституционный суд с требованием отменить норму, обязывающую непарламентские партии собирать подписи для участия в выборах. "Таких грязных выборов, как эти, никогда еще не было ни в одной стране мира", - так заявил лидер ЛДПР Жириновский на пленарном заседании думы 12 марта. Он потребовал отставки 8 чиновников, которых посчитал ответственными за нарушения в ходе избирательной кампании. Среди обвиняемых Жириновским оказались министр внутренних дел Рашид Нургалиев и руководитель ЦИК Владимир Чуров. Поводом к эмоциональному выступлению лидера ЛДПР стала конфискация тиража газеты "Вечерняя Рязань", признанный местным УВД фальшивым. Предвыборные конфликты в канун единого весеннего дня голосования мы обсуждаем с заместителем председателя партии "Яблоко" Сергеем Иваненко и первым заместителем руководителя фракции ЛДПР в Государственной думе Максимом Рохмистровым. Чем вы объясняете такое стойкое нежелание партии власти видеть вас участником региональных выборов?

Сергей Иваненко: У меня одно объяснение, из одного слова: мне кажется, что они боятся, такой страх. Ситуация в стране и в общественном мнении по отношению к "Единой России", вообще по отношению к той группировке, которую возглавляет Владимир Путин, которая находится у власти 10 лет, 26 марта будет юбилей, резко ухудшилось отношение. Это влияет даже на такие выборы, какие у нас есть, выборы, которые не являются свободными и честными - это все знают. И боязнь потерять свою монополию, которая для партии власти является самоцелью, потому что потеря монополии повлечет за собой сразу очень громкие, по крайней мере, на первом этапе громкие дела, связанные с коррупцией, злоупотреблениями служебными полномочиями, финансовыми потоками и так далее. То есть наличие в парламентах особенно в большом количестве, начиная с главного парламента, заканчивая муниципальными парламентами, независимых от партии власти людей, ставит под удар их и власть, да и не только власть, во многих случаях речь идет о свободе и других вещах. Поэтому, даже когда речь идет об одном депутате, разворачивается беспрецедентная кампания, чтобы ни один человек не попал в то ведомство, которое считает "Единая Россия" своим, то есть в законодательное собрание регионов, Государственную думу и так далее.

Владимир Кара-Мурза: С какими формами дискриминации столкнулась ваша партия в канун единого весеннего дня голосования?

Максим Рохмистров: Формы традиционные. Появилось достаточно много новых форм, они родом из 90-х. Это огромное количество так называемого черного пиара. Выражается в основном, что распространяются листовки, газеты без выходных данных, которые просто обливают грязью политических оппонентов. В Рязани самые беспрецедентные были варианты. Собственно говоря, во всех местах, где идут выборы, используются данные технологии. Так, как это делается в Рязани, там особая ситуация. Поэтому, собственно говоря, сегодня вызывало заявление Жириновского, которое поддерживает вся наша партия.

Владимир Кара-Мурза: Александр Хинштейн, член думского комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи, ориентируется на высокие цифры показателей "Единой России".

Александр Хинштейн: Единой цифры не существует, потому что на каждых выборах своя ситуация, своя специфика. Кроме того мы будем выбирать депутатов разного уровня, от областной думы, до местных поселений, глав районных центров, региональных центров. То есть огромное количество выборов. Но на тех выборах, где речь идет о депутатах и выдвинутых политических списков "Единой России", минимальная планка, которую мы должны взять - это 50%. Думаю, что это задача достижимая и будет выполнена.

Владимир Кара-Мурза: Удивил ли вас оптимизм Александра Хинштейна?

Сергей Иваненко: Это не оптимизм - это рабочее указание, я бы сказал так. Мне известно, что власть дает такие ориентиры, как раньше Госплан - не менее 50%. Некоторые перевыполняют план, некоторые недовыполняют, их наказывают, могут даже снять. Помните, был ставропольский губернатор, который из-за этого пострадал. Поэтому это просто план. Но я думаю, что есть определенные иллюзии у господина Хинштейна и у его руководителей, на самом деле очень много изменилось за последний год. И сегодня, во-первых, практически все здравомыслящие люди в стране знают, что выборов нет, их не существует. Нет выборов. В лучшем случае люди считают, что просто не за что, не имеет смысла ни за кого голосовать, потому что ничего не меняется, а в худшем полагают, что результаты подтасовываются, рисуются, фальсифицируются разными способами, и это становится общественным мнением. Это становится банальностью, общим местом. И когда речь идет о таких выборах, легитимность власти, которая действительно была у "Единой России", на первых порах Путин был очень популярной фигурой и на "Единой России", естественно, отражалось сияние национального лидера. Действительно они много набирали на честных выборах. Если бы они тогда проводили честные выборы, можно было сказать о их легитимности. А сейчас, когда явка реально была в Москве по нашим данным 15-20%, показывают 50 или 60%, то все знают. Даже если вы спросите своих знакомых, родственников, друзей, никто вам не скажет, что 6 из 10 ходило, во-первых, во-вторых, голосовал за "Единую Россию". Поэтому это становится известным. И независимо от того, сколько сейчас будут давать задания, 50% или 40, или 70 - это не имеет значения, важно другое, что легитимность властей падает катастрофически. В Советском Союзе, вообще говоря, всю жизнь у КПСС было 99,9%, но это ей не помогло.

Владимир Кара-Мурза: Все вспоминают 11 октября, единый осенений день голосования. Чем тогда был вызван ваш демарш, когда фракция ЛДПР в полном составе покинула зал заседаний Государственной думы?

Максим Рохмистров: Собственно говоря, было несогласие с теми результатами, которые показали. Выборы, в первую очередь беспрецедентные факты, которые были установлены нами в Москве и в Тульской области, до сих пор у нас нет решения судов, в которые мы подали о признании выборов недействительными, и собственно говоря, тем, что нас не слышали, была вызвана акция призыва к высшей власти в стране, чтобы она повернулась лицом к людям и посмотрела. И особенность сегодняшних выборов, собственно говоря, понимание необходимости нормальных выборов в центре есть, но к сожалению, политическая система, которая построена на зависимости власти на местах от результатов выборов за "Единую Россию", вызывает на местах такие беспрецедентные вещи, что губернатор фактически стоит в ситуации, все крупные чиновники субъектов стоят в зависимости от тех результатов, которые покажут на выборах. Если они набирают меньше 50, естественно, должны уйти. А так как многие из них совершали, если не ошибки, то преступления, то у них место работы иногда превращается в смену места жительства, и не в Сочи. Именно поэтому многие идут на нарушения закона, на различные вещи, которые неприемлемы в обществе, в том числе и к клевете, и к запугиванию.
Не далее как сегодня господин Хинштейн пообещал, что на меня будет возбуждено уголовное дело, что вообще надо всех пересажать ЛДПР. Это связано с тем, что в Рязанской области мы требовали соблюдения закона и хотя бы, если что-то у кого-то забирают, закрывают средства массовой информации, то прежде, чем что-то забрать, надо показать основание, либо документ, либо решение суда, а не так, что сначала забирается, а потом различными методами через трое суток что-то пытаются сфабриковать. Понятно, что в этой ситуации очень не хочется уходить со своих мест, тем более, чтобы велось расследование. Поэтому они защищаются всеми доступными, не всегда законными методами.
А что касается народа и голосования, то каждый народ имеет правительство, которого заслуживает. Фальсификация возможна только при том случае, если явка маленькая. Здесь я не могу согласиться с предыдущим автором, что невозможны фальсификации, если сто процентов избирателей пришли и проголосовали на избирательном участке. И чем меньше их ходит, тем больше возможностей для фальсификации выборов. Я думаю, что в нашей стране есть нормальные законы, но к сожалению, в сознании людей, если они хотят что-то поменять, то они должны придти на участок и выразить свою волю. В этом случае нечего будет вбрасывать.

Владимир Кара-Мурза: Анатолий Локоть, первый секретарь новосибирского обкома КПРФ, член думского комитета по вопросам местного самоуправления, на себе ощутил дискриминацию со стороны административной вертикали.

Анатолий Локоть: С самого начала мы испытали серьезное давление административного ресурса на ход избирательной кампании. Мы почувствовали на стадии выдвижения, то есть на нас пытались давить, предлагали не выдвигать каких-то кандидатов, заменить на каких-то других кандидатов, то есть пытаются вмешаться в какие-то сугубо партийные внутренние дела. Я хочу напомнить, в соответствии с законом Российской Федерации это наше дело, партийное и никто не имеет права нам продиктовать, тем более, давление оказывали. Чудовищный разгул административного ресурса, главы администраций района включились в агитационную кампанию, то есть агитировали за представителей партии "Единая Россия". Произошло два взрыва. Вчера в Ленинском районе при непонятных обстоятельствах. Один из граждан потревожил пакет и произошел взрыв, как говорят растяжка. А сегодня в центре города недалеко от мэрии была взорвана аптека. Это не добавляет стабильности, спокойствия предвыборной обстановке.

Владимир Кара-Мурза: С нами на прямую телефонную связь вышел активист движения "Солидарность" Иван Стариков с подробностями предвыборной обстановки в родной Новосибирской области.

Иван Стариков: Есть близкий моей душе и сердцу Маслянинцкий район, таежный район в Новосибирской области, где я родился, вырос, работал агрономом, потом директором совхоза. И там тоже должны состояться 14 марта выборы главы администрации. Вся эта история весьма и весьма печальна и показательна. Я хочу напомнить радиослушателям, что после чудовищных фальсификаций, подтасовок, административного ресурса единого дня голосования 11 октября президент собирал Госсовет и устроил, если не порку, то некоторое внушение губернаторам, представителям Центральной избирательной комиссии, что выборы не стерильны и что с этим необходимо заканчивать. Что же происходит на самом деле, теперь уже в другой весенний день голосования. В этом районе пытался выдвинуться независимый кандидат Сергей Просеков, представитель славной династии Просековых, заслуженный строитель единственный в районе. В итоге он был не допущен до избирательной кампании по причине того, что маслянинцы, которые собрали подписи, всего 270, у них в паспортах не было указано, что это Масляницкий район. Всех этих людей приводили к районной администрации. Противостоит и противостоял ему представитель "Единой России", глава действующей Масляницкого района Вячеслав Ярманов. В итоге события развивались таким образом, что Сергей получив отказ в регистрации и получив подтверждение в отказе в суде в Масляницком районе и в Новосибирске, сейчас обратился в верховный суд. Но тем не менее, не распустил свой штаб, его агитаторы работали и, в частности, он обратился к жителям Маслянино, я еще раз подчеркиваю, он всю жизнь прожил в этом районе, лучший дорожный строитель считается.
Вчера один из его активистов был остановлен, который разносил листовки с обращением Сергея Просекова к жителям Масляницкого района и поселка Маслянино. Был остановлен милицейским патрулем, подполковник, который не представился, затолкали этого парнишку, фамилия его Савельев, звать Виталий, затолкали его в машину, сначала отдубасили в машине, затем привезли в отделение, продолжили избиение в отделении районном милиции. После этого заставили поехать к нему домой, перевернули вверх дном, видимо, искали агитационную литературу. При этом не представились в соответствии с законом о милиции, не представили ордер на обыск. Виталий попытался освидетельствовать свои побои очень серьезные в районной больнице. В районной больницы врачи напуганные отказали. Ему пришлось ехать в соседний район, там освидетельствовать. И сегодня у него признано тяжелое сотрясение мозга, он помещен в больницу.

Владимир Кара-Мурза: Грустная история. Насколько типичен этот случай, который рассказал Иван Валентинович Стариков?

Сергей Иваненко: Абсолютно типичный, к сожалению, чем дальше, тем хуже. Я хочу подчеркнуть, господин Рохмистров сказал по поводу того, что наши граждане виноваты, что они не ходят на выборы. Понимаете, у нас народ такой, какой есть. И особенность российской политики состоит в том, что надо уметь работать в тех условиях, которые нам предложены. Я, например, думаю, что нынешняя политика партии власти приводит к тому, что происходит в Калининграде, Владивостоке, в Рязани, во многих других городах, к многотысячным митингам протеста. А люди когда выходят на митинг протеста, они говорят – долой всех, Путина, Медведева, "Единую Россию", все остальные партии, губернатора, районную администрацию. В России так происходит примерно раз в 70 лет. 17 году "всех долой", мы знаем результат, в 91 году была борьба "всех долой", тоже знаем определенные некоторые результаты. Поэтому на самом деле то, что происходит сегодня в стране - это не просто ответственность партии власти, это ее, с моей точки зрения, непрофессионализм. В этом смысле деградация нынешней власти, потому что они делают все против себя, маргинализируют общество, маргинализируют политиков и вообще ведут Россию к бунту, очередному, по Пушкину мы знаем, что такое в России бунт, бессмысленный и беспощадный.
Поэтому, я думаю, что дело не в том, что в центре кто-то все понимают, а регионы не доросли. Дело в том, что группировка либо не хочет, либо не может, в политике это равнозначно. Не может менять ситуацию. Хотя проблемы очевидны, сегодня просто все, у кого есть глаза, все видят безобразия, которые творятся не только с выборами. Посмотрите, что происходит в сфере политических и гражданских свобод, как ведет себя милиция, что творится в системе жилищно-коммунального хозяйства. 70% населения, недавно опрос читал, говорят, что ситуация - это полное безобразие, они даже не говорят, что это проблема, а просто 70% говорят, что как ведут себя власти с тарифами на ЖКХ - это просто чудовищно. Тем самым власть порождает тот протест, который закончится плохо, между прочим, для всех для нас. Поэтому сегодня задача состоит в том, чтобы заставить власть по принципу "не можешь – поможем, не хочешь – заставим", заставить власть все-таки делать то, что она должна желать – обеспечивать конституционные свободы и права граждан. Избирательные права – это важнейшие конституционные права и свободы граждан. Та линия, тот вектор, который был выстроен 10 лет назад и который продолжается, он ведет в тупик и может повлечь за собой очень тяжелый последствия.

Владимир Кара-Мурза: Мы знаем, что ваши единомышленники участвовали в акциях протеста в Калининграде, Владивостоке, готовы ли они выйти на улицы в случае фальсификации в единый весенний день голосования?

Максим Рохмистров: Я думаю, что обязательно выйдут люди, если не будут остановлены все эти вещи. Собственно говоря, поводы уже есть. Вы рассказываете конкретный случай про конкретного агитатора, конкретный случай про милицию - это как раз вчерашние события в Рязани. Лично я и еще двое депутатов Государственной думы были блокированы ОМОНом, наши машины блокировали со всех сторон, перекрыли улицы, порядка 50 омоновцев нас удерживали более пяти часов. И к нам не пришел никто, ни прокурор, ни какие-то наши жалобы, мало того, в конце концов, нам сказали, что мы сами закон нарушаем. С депутатам Государственной думы таким образом поступает милиция. И то, что здесь сказали, к сожалению, везде используются силовые методы с привлечением правоохранительных органов такими вещами, это аналогии с экономикой. Если у нас когда-то рейдерскими захватами занимались бандиты, сейчас у нас основным лицом в рейдерских захватах в экономике выступают именно силовые структуры.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Гозман, сопредседатель партии "Правое дело", сожалеет, что система не способна к реформированию.

Леонид Гозман: Я не вижу, к сожалению, большой разницы с осенней кампанией. По-моему, доминирование "Единой России" осталось таким же, каким оно было. И в этой связи история с двумя ребятами, которые сорвали флаг "Единой России", вы понимаете, флаги срывать нельзя, должны находиться там, где находятся, но по-человечески людей понять можно. Когда нет возможности выражать свой протест нормально, то часть людей склоняются к силовым действиям. Поэтому важно, что с ними произойдет. Если хотим предотвратить силовые действия, то нужно не людей давить, а нужно менять систему, которая не дает людям выразить свое мнение.

Владимир Кара-Мурза:
Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Сергею Иваненко. Вот сейчас в думе российской реально представлены две силы - это коммунисты, которые даже не сделали попытки встать на рельсы социал-демократии, то есть они остались партией сталинского типа. То есть это партия гнусного прошлого. Далее: "Единая Россия" - это партия чиновников всех рангов, олигархов и силовиков. То есть это партия подлого настоящего. Партии, которая бы представляла лучшее будущее, в думе нет. Я лично считал такой партией партию "Яблоко", потому что в ней находятся люди, которых я глубоко уважаю - это хотя бы Явлинский и Андрей Пионтковский. Партию "Яблоко" вообще не подпускают к выборам. Когда у людей остался только выбор между гнусным прошлым и подлым настоящим, будущего они лишены вообще, вот это мероприятие можно назвать выборами или называть их нужно честно – это просто голосование для галочки нужное партии власти?

Сергей Иваненко: Прежде слова благодарности за поддержку, она действительно нам важна, спасибо на добром слове. А что касается оценок, я полностью согласен, что это не выборы, второй, третий раз повторю - в России выборов нет. Началось это с 96 года, между прочим, когда нам была навязана альтернатива Ельцин или Зюганов. Надо было тогда проводить честные выборы. А тогда грехопадение избирательное произошло, когда были и манипуляции, и фальсификации, все вместе, все это так и идет, и катится. Путин в этом смысле прямой наследник Ельцина. Да, это сложная проблема. Мы в "Яблоке" примерно раз в год обсуждаем вопрос, имеет ли смысл участвовать в таких выборах, и пока мы принимаем такое решение участвовать, бороться, несмотря на то, что снимают. Сняли в Калуге, в Свердловске. В Туле, кстати, городской список, идет жестко борьба, наших кандидатов тоже избивают и пытаются манипулировать. Вчера буквально наш руководитель организации Сергей Филатов он выложил в интернете видеозапись того, как покупают голоса "Единой России" и "Справедливой", кстати говоря. Поэтому оценки разделяю. Но вопрос для нас звучит так: мы считаем, что нужно продолжать борьбу за умы и души наших избирателей. Другого выхода нет, потому что опускать руки – это еще хуже.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, население российской глубинки испытывает апатию выборов воскресных или наоборот оно пробуждается?

Иван Стариков: Вы знаете, я чувствую, что сейчас происходит определенное пробуждение и повышение градуса гражданской активности. Я по этому небольшому району на моей родине могу судить. Там раз в полгода приезжаю, мои друзья, с которыми я встречался и которые с шутливой насмешкой относились к политической деятельности, вот сейчас, когда они на себе почувствовали все прелести политического ресурса. Я очень коротко скажу антологию самой власти. Действующий глава, бывший милиционер, отсидел три года за то, что пьяным стрелял по автобусу, в котором были люди. После этого он пьяным избил человека, вину на себя взял водитель. В этом же районе перед новым годом два месяца назад признан лучшим участковым уполномоченным, получил полковничьи погоны некто господин Глушков, обмыв погоны, поехал пьяным по райцентру, насмерть сбил молодого человека, спрятал машину, поставил в гараж. Такой юморист, на его "Ниве" написано "Хулиган" личной. И пришел в райотдел слушать, о чем говорят. Задним числом прилетел, тут же, кстати, по случайному совпадению, начальник в райцентр, быстро это дело замяли, лишили звания и задним числом уволили. Я к чему эту историю рассказываю: парень, который лежит с сотрясением мозга, детдомовец. Сейчас я увидел, какое количество людей собралось на митинг после того, как было отказано в регистрации. Я не мог представить, что это было возможно в день весеннего голосования. Поэтому градус растет.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", вновь не смогу участвовать в выборах.

Илья Яшин: Я был кандидатом по списку "Яблока" в Калужской области. Список был естественно снят, как и в Свердловской области. Сегодня я нахожусь в Ульяновске, где планировал принять участие в митинге объединенной оппозиции за честные выборы, был задержан перед митингом - это тоже характерная особенность задержания оппозиционеров. Здесь более половины независимых оппозиционных депутатов не допустили к участию в гонке. По всем регионам довольно сложная ситуация. Но это стало нормой для России, когда выборы превращаются в механизм административного назначения удобных власти кандидатов, а против оппозиции используется полномасштабный маховик административного и полицейского давления. Конечно, рассчитывать на то, что 14 марта люди смогут сделать выбор в пользу тех кандидатов, которых они хотят выбрать, надеяться не приходится. Будут назначены те, кто угодны власти.

Владимир Кара-Мурза: Намерены ли ваши единомышленники в воскресенье блокироваться с другими активистами оппозиции за наблюдением за ходом голосования?

Максим Рохмистров: Естественно, нас к этому вынуждают. Собственно говоря, мы не надеемся, что кто-то нам будет помогать и практически во всех регионах у нас на сегодняшний день закрыто большинство избирательных участков, то есть нас научил предыдущий опыт. Собственно говоря, мы основные свои силы бросаем на то, чтобы закрыть все участки своими наблюдателями, членами комиссии. То есть мы здесь превзошли всех наших, кто участвует в выборной гонке, у нас закрыты, практически все участки на этих выборах. Люди неоднократно проходили учебу, подготовку, все депутаты выезжают на выборы с тем, чтобы на местах контролировать ситуацию. И мы надеемся, что это даст результат. Мы надеемся, что опыт, который мы получили в предыдущие выборы, мы постараемся реализовать в тех действиях, которые сейчас. Мы на максимум постарались оснастить людей техническими средствами контроля. И все эти вопросы, я думаю, помогут сохранить голоса наших избирателей.

Владимир Кара-Мурза: Надежда Корнеева, заместитель председателя партии "Патриоты России" и руководитель рязанского отделения, не видит заметных изменений к лучшему.

Надежда Корнеева: Качественно больших изменений того, как раньше проходили кампании, не сильно заметно. "Единая Россия" жмет административным ресурсом. У нас в Рязани побывали больше 20 депутатов Государственной думы, Грузлов, и Кобзон, и Исаев, и Яковлева, и Шойгу, и Зубков. Такое впечатление, что в регионе выбирают не рязанских депутатов "Единой России", а как минимум Путина. Избирателей вводят в заблуждение. Можно сказать, рязанская власть настолько в себе не уверена, все помогали "Единой России" избираться, кто как может.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Жалко, что я вчера не говорил, не успел по поводу сайта. Я послушал, что Стариков говорит, что ЛДПР говорят, что другие говорят, Иваненко. Такое впечатление, что сводка идет с поля боя. У меня такое впечатление, что с приходом Путина, как он вошел в "Единую Россию", масштабы махинаций. Я иногда задумываюсь, что он в детстве, видимо, был шулером или картежником. Но у меня складывается, что этот человек позор России. Где Россия с коленей поднялась, что у нас есть. Судов нет, выборов нет, пенсий нет, ничего нет. Жалко, что "Единую Россию" вы не пригласили. ЛДПР, вы говорите, что вы оппозиция, вы подписали за то, чтобы Путина в отставку?

Владимир Кара-Мурза: Какой, по-вашему, лозунг мог бы объединить системную и несистемную российскую оппозицию?

Сергей Иваненко: Я думаю, что тут дело не в лозунгах, нужна реальная альтернатива. Это политическая арифметика, если вы хотите сказать, что кого-то хотите в отставку, то вы автоматически должны сказать, кто взамен. В 90 годы была такая конструкция, все помнят, пока был Горбачев, вся политика крутилась вокруг него. Когда появился Ельцин, стало понятно, кто является символом тех перемен, и тогда начались разговоры об отставках, об изменении политической системы. На сегодня главная проблема нашей оппозиции состоит в отсутствии внятной альтернативы политической, организационной, кадровой. И вот это является на самом деле тормозом. Я понимаю, что на самом деле отметить мой призыв можно так: давайте ввяжемся в драку, а там эти люди появятся. Нет, не появятся, потому что сегодня собрать 100 тысяч человек на митинг в Москве не может никто, тем более люди, которые известны были тем, что они имели власть в 90 годах. И в этом главная проблема. Поэтому сказать "Путина в отставку" - это недостаточно, этого мало. Хотя это позиция партии "Яблоко", мы ее заявляли с 2000 года, говорили о том, что во всех наших документах написано, что наша главная цель - отстранение группировки Путина конституционным политическим путем от власти. Это записано во всех документах.

Владимир Кара-Мурза: Какая часть ваших земляков разделила бы лозунг "Путин должен уйти"?

Иван Стариков: Я думаю, что после тех событий, которые произошли, это будет явное большинство, для многих просто наступило прозрение. Я единственное хочу возразить Сергею Иваненко, соратнику по демократической борьбе, дело в том, что вопрос относительно "Путин в отставку", а альтернативы нет – это не вопрос персоны, это вопрос слома той системы в стране, когда отсутствует политика. Ведь вопрос возвращения реальной политики, политической конкуренции – это вопрос появления лидеров. Пока этого не произойдет, не будет никаких альтернатив. Поэтому я не думаю, что эта позиция правильная, что мы будем ждать мессии, который придет и появится альтернатива, и мы тогда присоединимся к призыву других оппозиционных сил.

Сергей Иваненко: Я просто хочу пояснить. Я же специально сказал, что речь идет об альтернативе, не мессии, а об альтернативе. То есть нужно предложить идеологию, нужно предложить организационную структуру, нужно сказать, что за люди. Извините, когда уважаемый мною Борис Немцов собирается собрать сто тысяч людей на митинг и говорит, что Путина в отставку можно убрать тремя способами: он сам может уйти, его может снять Медведев, и сам же пишет, что это нереально, либо собрать митинг сто тысяч человек. Так вот я утверждаю, что он никогда не соберет. Вероятность того, что Борис Немцов соберет митинг сто тысяч человек в Москве, меньше, чем добровольная отставка Путина. Вот о чем речь.

Владимир Кара-Мурза: Доверяют ли ваши единомышленники обещаниям, которые давал Медведев на Госсовете и на встрече в Бравихе с лидерами оппозиционных партий, о том, что выборы будут честными?

Максим Рохмистров: То, что мы сегодня имеем фактов и жалоб гораздо больше, чем мы подали в октябре, говорит о том, что пока обещание, которое было дано, не реализуется в конкретных делах. Никогда, я 15 лет занимаюсь выборами, никогда депутатов Государственной думы милиция в течение 5 часов публично не держала. Я ни разу не видел, чтобы у нас изымался без каких-либо документов, в нарушение закона о средствах массовой информации, просто беспредел. Просто приходил ОМОН, всех выгонял, грузил, увозил, возил по лесам, никому ничего не отдавал, никаких документов никому не предъявлял. Даже отписок никаких. Вот этого не было никогда. Посмотрим, что будет на подсчете. Потому что самое страшное, на наш взгляд, это когда воруются голоса избирателей. И после этого, естественно, делать свои выводы. А то, что говорили, что это никогда не делается, каждый день депутаты фракции ЛДПР выступают с требованием убрать, заменить. И наше последнее заявление, оно говорит о том, что любая монополия приводит к стагнации той отрасли, где она возникает, особенно если это политика. И неважно, кто сегодня у власти, коммунисты, "Единая Россия", "Яблоко", кто бы ни пришел, если не будет политической конкуренции реальной, то рано или поздно эта партия, даже самая прогрессивная, но получившая монополию на власть без альтернативы, создаст то же самое общество, которое у нас было. Сейчас потихонечку начинает превращаться в СССР, одна партия и надо зарождать 6 статью в конституции. То есть нельзя, не создав политической конкуренции, в дальнейшем развивать общество. Поэтому мы об этом говорим, это написано в нашей программе, мы об этом заявляем каждый день в Государственной думе.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, надеется на возрождение института выборов.

Валерий Хомяков: К сожалению, нынешняя кампания мало чем отличается по чистоте. Хотелось бы увидеть, что после осенних грязных выборов, мы увидели бы более чистую кампанию. Опять-таки административный ресурс, мы видим что и "паровозы" используются. Выводы, конечно, делаются самые разные, нет результатов, но как мне кажется, серьезных попыток к тому, чтобы институту выборов придать, то ради чего существует, как институт формирования власти, причем честного формирования, на основе волеизъявления избирателей, а не тех, кто делает результаты, пока не видим. Все-таки фон уже иной. Те события, которые были в Калининграде, на Дальнем Востоке, где создаются коалиции, единственная цель которых борьба с монополизмом "Единой России", накладывает свой отпечаток на выборную кампанию.

Владимир Кара-Мурза: Сохранили ли воскресные выборы в ваших глазах хоть какой-то момент интриги, намерены ли вы следить за их ходом?

Сергей Иваненко: Для нас это все-таки не лотерея, не казино, мы представляем, какие будут показаны результаты. Может быть кое-где для парламентских партий дадут возможность преодолеть барьеры. Но в целом ситуация будет та же самая, и действительно тут мало что меняется. Мало что меняется, когда в ухудшающейся ситуации ничего не меняется - это значит, что есть такое правило, для того, чтобы стоять на месте, если вы идете против течения, надо грести веслами. Поэтому лодку отбрасывает все дальше и дальше. Формально не меняется, но ситуация существенно ухудшается. И я бы хотел сказать, что на самом деле год, два года назад такой темы не было, сегодня она является одной из обсуждаемых. Знаете, в России два варианта: либо тирания, авторитаризм, царизм, либо бунт. Сегодня этот вопрос опять встает в повестку дня. Мне не нравится ни то, ни другое. Позиция нашей партии изначально состоит в том, чтобы все-таки попытаться сделать так, чтобы Россия встала на цивилизованный путь, когда конфликты решаются путем выборов. Уничтожение выборов опять возвращает эту альтернативу, оба варианта, я считаю, губительны для страны.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы от воскресных выборов повторения массовых фальсификаций, свойственных октябрьским?

Иван Стариков: Да, я думаю, все повторится. Единственным результатом, который, как мне кажется, положительным, легитимность партии власти падает на глазах и все труднее и труднее функционерам и представителям партии власти "Единая Россия" сохранять хорошую мину при плохой игре. И результаты, которые будут опять тотально сфальсифицированы, подтасованы, по результатам голосования 14 марта еще больше сократят тающую льдину, на которой находится та конструкция, властная конструкция, которая построена в России в виде суверенной или, как называют ее политологи, "дефектной демократии".

Владимир Кара-Мурза: Завтра "день тишины" наступает. Имели ли ваши единомышленники равный доступ к средствам массовой информации по сравнению с представителями партии власти?

Максим Рохмистров: Да нет, конечно. Здесь рассказывали, кто побывал в Рязанской области, для примера могу вам сказать, когда в Рязанскую область приезжал кто-то из того большого бомонда, который был, это как минимум прямого эфира было предоставлено 30-40 минут каждому. Причем на всех каналах, куда мы даже доступа не имеем. Во время приезда туда Владимира Вольвофича Жириновского было с трудом через Москву продавлено 30 секунда в новостном блоке на государственном канале "Россия". Поэтому никакого доступа к средствам массовой информации не было. В рамках избирательной кампании, как всегда, есть небольшие дебаты, которые идут в неудобное время, которые практически никто не смотрит. Естественно, это все сложно. Даже баннеры, которые мы расклеили в Рязанской области и надписи какое-то время, пока мы не подняли большой шум, имели наклейки, которые из истории черного пиара.
Поэтому даже доступ к средствам массовой информации, когда мы разместили в популярной вечерней газете свои материалы, весь тираж был изъят, в продажу она так и не поступила. Она выходит каждый четверг уже 15 лет и впервые за 15 лет "Вечернюю Рязань" не пустили в тираж продавать. Хотя по заявлениям ЦИК к нашим материалам претензий не было, но тем не менее, газета по каким-то причинам не пошла. Она была изъята, обвинена и обозвали листовкой, предвыборной агитацией. Хотя я видел экземпляр газеты и показал многим людям, они сказали: да, газета жестко оппозиционная, редакция не очень любит власть, жестко критикует, но назвать криминалом нельзя.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, успеет ли Кремль в оставшееся время дать отмашку, чтобы фальсификации не были столь вопиющими?

Сергей Иваненко: Кремль дает указания губернаторам о том, чтобы они обеспечивали большинство "Единой России". В этой системе управления работают только простые команды, никаких сложных вариантов тут быть не может. Поэтому прямую ответственность несет Москва, Кремль, руководство страны за те "выборы", которые мы наблюдаем. Потому что многие губернаторы просто в неформальных беседах говорят о том, что они в принципе ничего сделать не могут, даже если бы они захотели провести нормально выборы, потому что есть такой Госплан. Я хочу сказать, что с моей точки зрения, то, что сегодня происходит, это как Талейран в свое время говорил: это хуже, чем преступление – это ошибка. Точнее говоря, даже не первая, это уже какая-то ошибка власти, они идут опять же по тем же граблям, по которым в свое время шли царь до 17 года и КПСС до 91 года.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG