Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что вы знаете о проблемах Сочи - столицы Олимпиады-2014?


Вероника Боде: Сегодня мы будем говорить о проблемах предолимпийского Сочи, а главным образом – о том, как воспринимает эти проблемы население города.

В программе участвуют социологи, которые занимались этим вопросом, - Игорь Кузнецов, старший научный сотрудник Института социологии Российской Академии наук, и Иван Климов, доцент социологического факультета Высшей школы экономики. Из Сочи по телефону участие в программе принимает Роман Манекин, журналист и преподаватель Сочинского университета туризма и курортного дела.

О том, что проблем в предолимпийском Сочи немало, свидетельствует, в частности, и событие минувшей недели, которое ознаменовалось забастовкой строителей. Они требуют выплатить им зарплату и улучшить условия проживания.

Рассказывает корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В Сочи бастуют рабочие, которые заняты на строительстве городка для переселенцев из Имеретинской бухты. Как сообщают местные СМИ, генеральным подрядчиком объекта на улице Таврической является ОАО «Москонверспром». Все бастующие наняты субподрядчиком - организацией «Туапсе - Солнечный дом». Рабочие жалуются на условия, в которых они живут и работают, и требуют зарплату за несколько месяцев, которую им до сих пор выплачивали лишь частями. В «Олимпстрое» эту ситуацию назвали «конфликтом хозяйствующих субъектов». Председатель правления «Москонверспрома» Валерий Морозов в сложившейся ситуации винит субподрядчиков.

Валерий Морозов: Зарплата, бывает, задерживается, но информация о том, что зарплата не платится, ошибочная. То, что мы выплатим «Солнечному дому» те деньги, которые им причитаются, - это гарантировано. То, что «Солнечный дом» будет вынужден выплатить рабочим, я думаю, тоже гарантировано, потому что подключилась прокуратура.

Любовь Чижова: Тем временем многие рабочие, занятые на олимпийской стройке в Сочи, готовы разъехаться по домам. Они уже не верят, что подрядчики или субподрядчики заплатят им деньги за работу. Бастующие рассказали журналистам, что столовая, в которой можно было питаться в счет будущей зарплаты, закрыта, что живут приезжие работники в бытовках без воды, биотуалеты не вычищаются, а на обед дают «баланду».

Игорь Печорин, приехавший на олимпийскую стройку из Алтайского края, собирается увольняться. Но будет ждать окончательного расчета - по словам Печорина, за 6 месяцев ему задолжали около 150 тысяч рублей.

Игорь Печорин: Написал заявление, чтобы рассчитали полностью. Мне частями платили - по 7, по 10 тысяч. Должны были по приказу - 25, а платили какую-то определенную сумму.

Любовь Чижова: А что вы будете делать сейчас? Вы уедете из Сочи?

Игорь Печорин: А на чем я уеду? У меня денег-то нет.

Любовь Чижова: А портал-блок «Sochi.ru» сообщает, что на строительство деревни для сочинских переселенцев уже прибыла новая партия иногородних работников. Издание называет их «рабами XXI века».

Вероника Боде: Итак, проблемы у приезжих рабочих, строящих объекты к Олимпиаде. Но проблем немало и у местных жителей. Иван, вы занимались Сочи в рамках исследования, которое проводил Фонд «Общественное мнение». Как бы вы обозначили основную проблематику, связанную с Сочинской Олимпиадой? Что она несет местным жителям? И каково их отношение к происходящему?

Иван Климов: Подготовку к Олимпийским играм можно сравнить с операцией на открытом сердце. То есть город продолжает жить, принимать туристов в сезон, в межсезонье. И нужно провести огромное количество очень сложных мероприятий в строительстве, реконструкции. И перед строителями, которые там выполняют эти сложные задачи, можно только снять шляпу и низко поклониться, потому что это действительно очень сложно. С другой стороны, безусловно, социальное недовольство всегда сопутствует любым модернизационным проектам, любым преобразованиям. Это ни хорошо, ни плохо, а это объективная реальность, это данность. И в этой ситуации огромное количество устремлений, чаяний, внимания, естественно, направлено на власти, как административные, так и хозяйственные власти, от которых зависит жизнь города. И вопрос к ним, насколько они способны в этих сложных условиях взаимодействовать не только с подрядчиками и субподрядчиками, но и с жителями, с какими-то их объединениями, выстраивать диалог, объяснять свои намерениях и снимать методично, спокойно, раз за разом напластование неврозов, нервов, в том числе и решать объективные проблемы.

Вероника Боде: И насколько это эффективно решается на данный момент?

Иван Климов: Отчасти решается, отчасти не решается. С какими-то проблемами вполне успешно справляются, а какие-то проблемы загоняются в общественное подсознание. А проблем действительно очень много. Самое главное, что сейчас принципиальным образом меняется уклад жизни сочинцев и основание домашней экономики. Довольно долго рассказывать, в чем именно они изменяются, но самое главное – это эффект. Люди ощущают ситуацию неизбежных перемен, они, в принципе, уже приняли, что Олимпиада будет, если убрать все эмоции, они не против этой Олимпиады. Но проблема заключается в том, что они не видят места для себя в этом новом социальном и экономическом будущем. Они не понимают, как они смогут к нему адаптироваться. И с этой точки зрения, если эффективность действия властей по олимпийской подготовке можно оценить достаточно хорошо, на твердую «четверку», то вот то, что касается взаимодействия с жителями, я бы здесь, скорее, выставил оценку «неудовлетворительно».

Вероника Боде: Роман, каково, по вашим наблюдениям, отношение сочинцев к тому, что происходит сейчас в городе?

Роман Манекин: Я читал доклад коллеги Ивана Климова по Сочи и не вполне согласен с выводами, которые он сделал. Действительно, то, что сегодня происходит в Сочи, мало похоже на что-то в пределах постсоветской действительности. Сюда направляются колоссальные средства и преображается город буквально на глазах. Однако Иван в своем выступлении говорит о том, как будто бы в этих пределах существует некое гражданское общество, которое занимает активную позицию. Я думаю, что это не так. В 90-ые годы Сочи превратился в город третьестепенный. И сегодня перед ним возникла реальная возможность стать курортом мирового уровня. Я думаю, что далеко не все сочинцы осознают перспективы, которые возникают в нынешней ситуации. И те из них, которые понимают эти перспективы, задумываются о своем ближайшем будущем. Я не думаю, что это будущее может быть простым в том случае, если не возникнет некоторое взаимодействие, некоторый консенсус между властями и горожанами. Речь идет о том, чтобы инициатива шла от самих сочинцев, чтобы они активно искали то место, в котором они смогут строить свои планы ближайшие и перспективные. Сочинцы очень своеобразный народ, они очень искренние и очень прямодушные. Я не смог бы, наверное, их сравнить с москвичами. Здесь живут особенные люди. И они действительно уже осознали в большинстве своем необходимость перемен. Однако их реакция на происходящее вызвана часто некоторыми сиюминутными настроениями. То есть люди недовольны тем, что рубятся платаны в районе улицы Донской. Однако объективно нужно расширять транспортные магистрали города, это неизбежно нужно делать. И я не уверен, что власти поступают так в общении с горожанами, как это принято на Западе. Но дело в том, что люди воспринимают именно такой способ разговора. Поэтому я думаю, что с большими сложностями, с большими потерями, возможно, какими-то, но сочинцы найдут свое место в будущем.

Вероника Боде: Игорь Михайлович, ваш Центр провел исследование в городе Сочи. Расскажите, пожалуйста, о нем. Прежде всего, нас интересует, конечно, каково отношение жителей к тому, что сейчас происходит в регионе. Приветствуют ли они проведение Олимпиады, рады ли этому?

Игорь Кузнецов: Я бы принял точку зрения Романа.

Вероника Боде: Но все-таки ваши впечатления.

Игорь Кузнецов: Ну, в каком разрезе говорить. Если межпоколенческий, то есть отношение молодых и более пожилых сочинцев, то, конечно, Олимпиада – это событие для молодых. Там большее одобрение, большее принятие. У пожилых все это поменьше, потому что это, естественно, нарушение сложившегося образа жизни. И всякие дополнительные вещи, как какое-то странное отношение властей ко всем этим проблемам, как будто олимпийские объекты строятся на пустом месте, а не на очень густонаселенной территории России, где люди живут. Причем у них специфический образ жизни, все-таки это жизнь от сезона к сезону. В общем-то, по-другому им трудно жить. И связанный с этим недостаточный, меньше запланированного приток отдыхающих, изменение инфраструктуры обслуживания отдыхающих - это все приводит к недовольству. И недовольству не только на уровне обыденных разговоров. Плюс переселения. Они, может быть, и нужны, но, по крайней мере, люди об этом должны были бы знать заранее. Но я не уверен, что жители Имеретинки до сих пор точно знают, куда и когда они переедут.

Вероника Боде: Этим Иван занимался, насколько я понимаю.

Иван Климов: Мы пытались отслеживать историю этой проблемы, безусловно.

Вероника Боде: И я специально для этой программы провела свой небольшой опрос на нашем форуме в Интернете и спросила слушателей, что они знают о проблемах Сочи - столицы Олимпиады-2014. И вот некоторые ответы.

«АМИ из Подмосковья пишет: «Все разрыли, ничего не построили, только испоганили окрестность, местных жителей лишают жилья, деньги канули «едрос» знает куда, строители голодают, поскольку зарплату им не платят уже не первый месяц. В общем, чтобы сделать еще хуже, осталось только сбросить на город ядерную бомбу».

Николай Кузнецов из Москвы: «У россиян есть те, кто все за них все решает, а народу следует трудиться, как начальством указано, не отвлекаясь на излишние размышления и оценки начальственных действий, в том числе и на происходящее в Сочи. Что элитарное российское начальство полагает нужным для себя сделать, то и сделает руками руководимых трудящихся простолюдинов».

Клавдия: «Загажен водоем там. Серая и унылая стройка силами недовольных людей, которым не платят. Сравнение: эта стройка - пир чиновников от строительства, их обеспеченное будущее во время всеобщей чумы, полное равнодушие к народу и череда проблем».

Ольга: «О нарушениях экологии, злоупотреблениях, хищениях, аферах, обидах местных жителей узнаем позже, когда в стране будет демократия настоящая».

Без подписи сообщение: «В советские времена однажды выбрались в частный сектор в Адлер. Но турпоход в Красную Поляну был не по карману. Теперь и Адлер не по карману. Четыре года пройдут - и мы увидим, какие чудеса будут в Красной Поляне».

Скептик пишет: «Проблемы в городе Сочи и с городом Сочи - головная боль всей России. Проведение Олимпийских игр - прерогатива развитых или совсем неразвитых стран. В первом случае - для «сытого государства» это еще одна возможность для граждан с удовольствием провести досуг, потратить деньги, во втором случае – «сказка про белого бычка»: как это мероприятие мирового масштаба благотворно скажется на экономике их неразвитой страны. Для России проведение Олимпиады-2014 это не первое и не второе. Это амбиции высшего руководства для воплощения мечты об обогащении для некоторых отдельных личностей. Процветают практически все негативные явления, начиная с глобального нарушения различного рода законов. И вот на фоне этого, конечно, огромная куча проблем. Проблемы для народонаселения - дивиденды не для народонаселения. Вот самая большая и главная проблема, о которой как-то стыдливо умалчивают».

Иван, на ваш взгляд, насколько полно отражена проблематика сочинская здесь глазами людей, не живущих там?

Иван Климов: Неполно, конечно же, очень однобоко. В значительной мере преобладают очень напряженные и негативные суждения, как вы сами видите.

Вероника Боде: А откуда это идет, как вы думаете, из СМИ?

Иван Климов: Через Интернет, по каналам информационным, которые открыты, которые существуют. Безусловно, довольно много людей ездят в Сочи, отдыхают, приезжают и рассказывают, что там происходит. Я еще раз скажу, что задача, безусловно, очень сложная, грандиозная, и я очень бы хотел, чтобы она была решена на пользу и властей, и местных, и региональных, и федеральных, и граждан не только города, но и всего региона. Все познается в сравнении. Если сравнить историю Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, то мы увидим много одинаковых сюжетов, связанных, с одной стороны, с первоначальным ярким и радостным восприятием этого события, связанных с каким-то недовольством, раздражением от такого грандиозного вмешательства в привычный уклад жизни. Но вот в чем отличие. В Солт-Лейк-Сити очень сильная община мормонов. И властям удалось наладить с ними контакт, несмотря на все конфликты. И около половины гостей Олимпиады в Солт-Лейк-Сити были размещены в частном секторе, они были гостями частного сектора. Такое предложение некоторыми жителями Сочи озвучивалось, и оно озвучивалось некоторыми из активистов, но понимания и встречного интереса со стороны лиц, принимающих решения, оно не вызвало.

Вероника Боде: А почему, как вы думаете?

Иван Климов: Я не могу назвать одного фактора, который является решающим. Можно сослаться на традицию, на то, что все находятся в очень жестких условиях, спрессованных во времени ситуаций, проблем и так далее. Тут можно много говорить. Но то, что не подлежит сомнению, мне кажется, что Олимпиада и постолимпийское будущее Сочи может быть очень позитивным, положительным для сочинцев. В идеале должна измениться сезонность: весной, летом, осенью – наплыв отдыхающих, значит, есть занятость, есть поступление денег, а в межсезонье ничего не происходит. Должны появиться новые рабочие места и другого качества. Должна измениться инфраструктура. И россияне, и зарубежные гости должны представлять себе, что Сочи – это и хороший курорт, там можно отдыхать. Но для этого нужно работать, стараться. И нужно заручиться партнерством с естественными партнерами – с жителями Сочи.

Вероника Боде: Роман, в тех сообщениях слушателей, которые я прочла, обозначена некоторая проблематика была, связанная с Сочи. Что бы вы добавили? Как бы вы обозначили основные проблемы народонаселения там на данный момент?

Роман Манекин: Я, прежде всего, хотел бы возразить против основного пафоса этих выступлений, и вот почему. Основным транспортом сегодня в Сочи является «маршрутка». И вот я ехал на «маршрутке» примерно 1,5 часа, потому что весь город в пробках. Я 1,5 года в Сочи, и в этом состоянии он пребывает бесконечно. А проблема-то решается достаточно просто. В советские времена здесь ходил нормальный городской транспорт. В 90-ые годы городской транспорт был закрыт, а появились «маршруточники». Замечательные в основной своей массе ребята, потому что можно с каждым договориться о любой остановке. Заплатил 14 рублей – и езжай куда считаешь нужным. Но проблема в том, что из-за этих «маршруточников» город просто задыхается в пробках. И решить эту проблему можно единственным способом – преобразовав автотранспортное хозяйство города. А как это осуществить, не наступив на интересы владельцев этих предприятий?..

Или другой вопрос. Вторая часть проблемы пробок состоит в том, что в городе в 90-ые годы было построено огромное количество домов, которые строили на любом свободном месте, иногда по разрешению, иногда без разрешения. Есть интересный термин «узаконить». Иногда узаконивая эти решения через суд уже постфактум. И дома стоят хаотично. И действительно, они мешают городскому движению. Как решить эту проблему, кроме как путем сноса этих домов? И для того чтобы решить эту проблему, конечно, нужно наступать на частные интересы. И безусловно, люди, которые не видят ощутимых выгод от Олимпиады, они возражают против этого. Потому что они осознают то обстоятельство, что для их личной судьбы факт проведения Олимпиады не имеет решающего значения, а Олимпиада проводится мимо Сочи, она проходит по объездной дороге и уходит в районе Имеретинской низменности, и дальше на Красную Поляну.

Вероника Боде: С пейджера читаю. Татьяна пишет: «Устраивать Зимнюю Олимпиаду в субтропиках – параноидальная идея. Я согласна с Каспаровым, когда он говорит, что Олимпиада в Сочи – это безумная мечта».

Игорь Михайлович из Германии: «Амбициозный проект господина Путина в очередной раз скажется большим количеством людских трагедий, чего и следовало ожидать».

Митрофанов пишет: «Кризис показал, что проект оказался невыгодным для России. Нужно от него отказаться, не проявлять упрямства и амбиций».

Акимов пишет: «Проведение Зимней Олимпиады в Сочи во времена беспрецедентного мирового кризиса – это преступная блажь некомпетентной, но амбициозной кремлевской власти, мечта новоявленной буржуазии сделать всенародную здравницу «черноморской Рублевкой».

И сейчас предлагаю послушать голоса россиян. «Как вы оцениваете ход подготовки к Олимпиаде в Сочи?». На вопрос Радио Свобода отвечают москвичи.

- Сомневаюсь очень сильно. Скорее всего, разворуют и ничего не построят.

- У меня сомнений нет, что если захотят, то сделают. С точки зрения техники или строительных возможностей проблем нет. С точки зрения денег, ну, продадут немножко нефти и газа – и деньги появятся. Там импортные рабочие. В чем может быть проблема?..

- Очень хорошо я оцениваю, все нормально.

- Чисто внешне ощущение, что нам удастся подготовиться к Олимпиаде. Зимняя Олимпиада в России – все равно, наверное, кажется немножко экзотично. Но в Международном Олимпийском Комитете сидят, наверное, не совсем глупые люди, если они все-таки принимали решение о том, что эта Олимпиада будет здесь проходить. Наверное, на данный момент они достаточно позитивны. Единственное, какие две вещи, может быть, немножечко смущают. Первая – это извечное наше стандартное опасение, что, мягко скажем, часть финансов не дойдет или дойдет, но потом как-то разойдется. И второе. По жизненному опыту, у меня всегда есть опасение по поводу даже не качества, а сроков исполнения собственно строительных работ.

- Я в эти игры, ни во что это не верю. Любое состязание – это уже нарушение хорошего, мирного баланса.

- Ходят слухи, что многое разворовано. Поэтому мне кажется, что, скорее всего, такого не будет.

- У меня другое мнение. Мне кажется, что все это серьезно, все напрягутся, всех подтянут – и поэтому удастся. Другого выхода нет.

- Мы должны. Что же, мы подведем Россию?! Конечно, подготовимся - и все будет отлично. Так было всегда, кто-то что-то тащит. Но я думаю, что Путин и Медведев этого не позволят.

- Разворовывают, как всегда и везде. Они, может быть, и хотят не позволить, но вряд ли у них это получится. Мы изощренные в этом плане.

- Возможно, удастся, если будет направленность на результат. Если хотим, чтобы у нас в стране опять проводились Олимпийские игры, если поставят себе такую цель определенную, то – да.

- Должно поставить, в первую очередь, правительство страны, отнестись посерьезнее. Самое главное – контроль.

- А почему нет? Тогда зря повышаются налоги, повышаются цены на все. С 80-го года мы не проводили Олимпиады. Можно подготовиться. Тем более, мы ее вырвали из рук серьезных конкурентов.

Вероника Боде: Как мы видим, одно из серьезнейших опасений, которые люди по этому поводу испытывают, связано с тем, как они говорят, средства, выделенные на подготовку к Олимпиаде, разворовываются или идут не туда. Игорь Михайлович, по вашим наблюдениям, насколько среди сочинцев распространены такие опасения? Что там люди-то говорят?

Игорь Кузнецов: Люди говорят по-разному. Есть социологическое соображение, что заказчик – государство – у него одни задачи: что-то построить, развить этот курорт до мирового уровня. А у субподрядчиков свои задачи – освоить средства. Они немножечко не совпадают, потому что при освоении средств что-то можно «сэкономить» и так далее. Все мы это понимаем прекрасно. А говорят, конечно, о проблеме коррупции. И проблемы коррупции там называются, ну, не на первом, но на следующих местах. И второе – это довольно сильное недоверие властям, а особенно - местного уровня.

Вероника Боде: А с чем связано?

Игорь Кузнецов: Это связано с тем, что там власти меняются очень быстро. Иван, наверное, точнее знает, сколько там сменилось мэров от начала движения олимпийского до сегодняшнего дня. И уходили мэры по каким-то очень странным причинам. У одного позвоночник не в порядке стал, у другого еще чего-то. И это, естественно, вызывает недоверие. И люди говорят о том, что если мэры ближе к советскому времени были с сочинцами заодно, они тоже были заинтересованы в поддержании жизни этого города, то теперь вот эти чиновники, которых присылают на мэрство, у них свои карьерные соображения: сделать это дело какими-то способами, и это ступенька в их карьерном росте, - а интересы населения не очень принимаются во внимание. Вот такая позиция примерно.

Вероника Боде: Юрий из Кузбасса, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы все согласны, что это бал во время чумы, это чудовищное ограбление пенсионеров и инвалидов. И проведение в субтропиках – это нонсенс. У меня слов не хватает.

Вероника Боде: Иван, по вашим наблюдениям, насколько распространено такое мнение среди россиян?

Иван Климов: Не сильно распространено. Я сейчас на память цифры не помню, но когда в разгар кризиса я видел исследования, а там задавались вопросы относительно того, что, может быть, целесообразно в кризис Олимпиаду не проводить, нет, россияне полагают, что оно того стоит. И я не очень согласен с только что позвонившим. Мой учитель истории и археологии рассказывал историю о своем учителе, одном из румынских известных археологов. Он в маленьком городке на Дунае, разрушенном после войны, в 47-ом году предложил создать океанариум. Власти на него посмотрели и чуть ли не сочли, что он сумасшедший. Но когда он показал на выкладках, что это привлечет туристов, что это будет способствовать возрождению города, смог найти деньги, смог мобилизовать жителей для участия в этом деле, через несколько лет это удалось сделать.

Относительно того, что разворуют, вот здесь я соглашусь с одним из тех, у кого вы брали интервью на улице. Опасения, что разворуют, - это традиционное представление, самое общее, самое первое относительно любого проекта, который предлагают и реализуют власти. А так это или не так в Сочи – пусть отвечает прокуратура, следствие и так далее. Но такое опасение, безусловно, существует. И я абсолютно согласен с тем, что причина как раз кроется в недоверии властям. У недоверия, как минимум, три основных фактора, из-за чего оно растет: власти не защищают жителей; власти не объясняют, что они собираются делать, внятно и доступно, что будет; власти не способны держать те обещания, которые они дают. Лучше уж совсем бы никаких не давали.

Вероника Боде: Алексей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня несколько вопросов. Как вы прокомментируете историю, озвученную Юлией Латыниной, про порт, который построили там, где было нельзя строить, и его первым же штормом смыло? Озвучивал, по-моему, Борис Немцов, что Имеретинская низменность – фактически болото, и там строить объекты олимпийские не очень умно. И мой друг заключил пари на то, что никакой Олимпиады в Сочи не будет. Какие у него есть шансы выиграть?

Вероника Боде: Наверное, это к Роману вопрос. На месте виднее.

Роман Манекин: Замечательные вопросы! Давайте посмотрим на карту. Что такое Кавказ для России? Мировое сообщество давало индульгенцию Российской Федерации для того, чтобы здесь сделать курорт мирового уровня. Это имеет громадное значение для России в целом. Как только здесь появится развитой курорт, вы можете догадаться, что конкурентоспособность, допустим, Крыма резко упадет. Кроме того, для того чтобы здесь строить, должна быть стабильная ситуация и политическая, и экономическая. Помните, пару лет назад здесь гремели взрывы в Лоо. Так вот, сегодня взрывов нет, и я убежден, что их и быть не может, потому что в городе действительно спокойная обстановка, это так и есть. И как только здесь возникнет курорт мирового уровня, изменится вся геополитическая ситуация в Кавказском регионе и, я думаю, на евразийском пространстве. И ради этого имеет смысл идти на неизбежные недостатки. Я согласен с тем, что воруют, но у меня нет фактов. Да, воруют, и воруют много. Но задача того стоит.

Вероника Боде: Это интересно звучит! Поясните, пожалуйста, свою мысль: воруют, но задача того стоит. Как это?

Роман Манекин: Я не располагаю конкретными фактами воровства. Я так же, как и все сочинские обыватели, пользуюсь слухами. Я слышу о том, что прекращает действовать одна организация, начинает на ее месте работать другая. И я предполагаю, что, видимо, есть какой-то непорядок. Но это не выходит за пределы моих догадок на эту тему. В то же время я могу четко говорить о том, что ситуация в городе действительно спокойная, это правда. Несмотря на то, что повсеместно идут стройки, что в городе наплыв приезжих, в том числе и рабочих, в отличие от Москвы, где аналогичное явление вызывает взрыв преступности, в Сочи этого нет. Я это знаю по фактам и по сводкам МВД. Но, в то же время, я согласен с тем, что вот то, что творится во властных структурах, вот эта бесконечная чехарда начальников фундаментально утомила население. Представьте себе, каждый год проводятся выборы. То есть все соглашения не осуществляются не столько потому, что власти ненадежные, а потому, что они часто меняются. Не успел человек принять какое-то решение, как его либо перевели, либо он заболел. И конечно, есть надежда на то, что ситуация изменится.

Что касается проблемы Имеретинки и проблемы грузового порта. Я искренне удивлен, почему столь значимая для Сочи проблема мельком прошла в средствах массовой информации. Ведь это была катастрофа. Когда размыло грузовой порт, в который доставляли грузы для Имеретинки, когда в центре города валялся сухогруз молдавский, то жители были впечатлены. Я довольно часто из Сочи выезжаю в командировки, и могу сказать, что железнодорожные пути затарены, забиты эшелонами со строительной техникой, стройматериалами, и это очень серьезная проблема. Порт мог бы решить эту проблему. И те усилия, которые власти предприняли для того, чтобы сегодня возродить этот порт, их можно сопоставить, наверное, с теми, о которых писал житель Сочи Островский. Это действительно подвиг, это очень серьезные усилия. Ситуация по-прежнему остается тревожной.

И угроза Олимпиады вовсе не в том, что не поступают в Сочи средства или не поступают материалы, или потому что есть некоторая социальная напряженность. Проблема в том, что Сочи – это город самый протяженный на территории Российской Федерации. И здесь чрезвычайно слабые коммуникации. И если эта проблема будет решена, то все остальные проблемы решатся.

Что же касается неумения власти разговаривать с жителями, я с этим сталкиваюсь каждый день. У них очень специфический язык общения с населением. Они и осознают это, и как бы каются, но ведь это же природа, натура, и с ней очень трудно бороться. Потому что трудно быть одновременно и строителем, где иногда и матерок проскочит в общении, и в то же время находить общий язык с интеллигенцией. Большая проблема в том, что возводятся коробки, а пока эти коробки не будут обличены в слово, пока не появится литература о Сочи, пока не заговорит во весь голос сочинская интеллигенция, вся эта Олимпиада, в общем, не для Сочи. Вот в чем проблема.

Вероника Боде: Марина Николаевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. С последним замечанием сочинца я согласна, что эта Олимпиада не для Сочи. И вообще тезис, что Украине утрем нос, в Крым перестанут ездить, - это уникально. Вполне возможно, что Путин это имел в виду с его замашками. Но кто в Сочи выиграет Олимпиаду? Параолимпийцы. У них единственных есть мотивация на все безобразие, которое творится. Они как из Советского Союза, им больше некуда деваться. А все остальное – это выброшенные деньги, причем преступно выброшенные деньги. И не знаю, доживем ли мы до того момента, когда это преступление станет достоянием гласности.

Вероника Боде: Владимир из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что на планете Земля существуют такие мероприятия и совершаются такие катаклизмы, которые очень сильно влияют на существование какого-либо государства. На то, что Советский Союз исчез, я считаю, в первую очередь повлияли: 80-ый год - Олимпиада в Москве, 86-ой год – чернобыльская авария, 79-ый – Афган. Вот эти три вещи, которые помогли угробить Советский Союз. Я процитирую: «Если бы налогоплательщики Канады знали, во что обойдется Олимпиада в Сочи российскому бюджету, они, наверное, содрогнулись бы от ужаса. Но понять страну, которая хлебосольно встречает каждого зашедшего в «Русский дом» и никак не научится считать деньги, удается далеко не каждому».

Вероника Боде: Игорь Михайлович, что вы по этому поводу думаете?

Игорь Кузнецов: Во-первых, курорт мирового уровня должен быть, по идее. Но в силу обстоятельств подрядческих, субподрядчиков, которые это выполняют, это немножко сворачивается на строительство некой «черноморской Рублевки». Потому что, сами понимаете, что выгоднее вам построить – несколько домов экономического класса для населения или для будущих жителей, или один элитный дом, который, честно говоря, никому не по карману, даже среди москвичей.

Что касается разрушенных портов, ну, это неточность. Строится грузовой порт в районе Парка южных культур, есть такое местечко за Адлером, и только-только его построили, но то ли расчеты не оправдались, то ли какой-то необычный шторм, там половину этих построек снесло.

Что касается замечания Немцова об Имеретинке, я не могу судить, болото там или не болото, но меня удивляет, что есть место, где люди живут, или освоенные территории, на которой они выращивают, по-моему, два угрожая в год, и рядом развалившийся совхоз «Россия» виноградарский. И почему надо строить не на землях уже развалившегося совхоза, на пустующих землях, буквально рядом, а именно там, где живут люди, - вот это не понятно. Это, видимо, все эти субподрядные дела.

Вероника Боде: Виталий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я поклонник Станиславского и могу повторить его слова: «Я не верю!». Я не верю, что когда-нибудь в Сочи будет курорт мирового значения. Хотя бы по той причине, что никогда не будет достигнут уровень даже той же несчастной Турции. И вы прекрасно понимаете, о чем идет речь. Второе. Очень похоже, что правящая клика в Сочи пытается нам впарить «Нью-Васюки». Даже в том случае, если там и состоится Олимпиада, то это будет позорище для России, поскольку за оставшийся период просто невозможно подготовить чемпионов такого класса, чтобы они, по крайней мере, заняли там третье место. Ну, может быть, будет 9-10 место светить. Кроме того, если в дальнейшей перспективе имеется в виду, что там все-таки какой-то с натяжкой будет курорт, то ведь надо думать, что иностранные гости не дураки. Если они посмотрят на карту, то они увидят рядом ощетинившийся Северный Кавказ, ту же Грузию, ту же Осетию и Чечню. Кто ж туда поедет получать пулю в лоб?

Вероника Боде: Юрий Васильевич из Сочи, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я здесь уже 13-ый год живу, внимательно смотрю за всем. Причастен к науке определенной. Скажу скептикам. Кто бывал в Красной Поляне, тот, наверное, знает, что там, как и сколько снега бывает зимой. Олимпиаде в Сочи быть, вне всякого сомнения. Ну, Борис Ефимович, как сочинец, немножко, мягко говоря, загибает по некоторым вопросам, но это его выбор. Есть пословица: в жизни бывает всякое, и даже очень часто. Параолимпийцы выиграют, да и наши спортсмены тоже выиграют. Даже Глоба так сказал. Чехарда с мэрами имеет место. Ну что ж, свято место пусто не бывает. Сейчас мэр хороший у нас, рулит хорошо и надежно. Я думаю, все остальные вопросы решатся. Да, действительно, со спортом произошла непредвиденная ситуация. Молдавский сухогруз на пляж выбросило - ну, бывает. Я думаю, мы все преодолеем.

Вероника Боде: Иван, прокомментируйте, пожалуйста, последние два звонка. Кстати, я хотела бы вот еще о чем спросить. Выразил сомнение один из наших слушателей, что станет Сочи курортом мирового уровня. А если вдруг станет, хорошо ли это будет для россиян-то в массе своей?

Иван Климов: Я думаю, что будет, безусловно, хорошо. Здесь я согласен с Романом Манекиным, что это принципиальным образом изменит ситуацию в этом регионе, имеется в виду не Краснодарский регион, а Причерноморский регион. Я не очень склонен впадать в какие-то апокалиптические представления, как говорил один из персонажей: никогда так не было, чтобы никак не было. Самое главное, реализовывать в Сочи интересные идеи. Например, идея Международного олимпийского университета – это действительно очень сильная идея. И самое главное, я повторю, чтобы коммуникация и партнерство между властью и жителями возникли.

Вероника Боде: Игорь Михайлович, в чем, по вашим наблюдениям, основной ресурс этого региона?

Игорь Кузнецов: Новое поколение сочинцев ориентировано на рыночную экономику, причем в таких масштабах, которые раза в 2 выше средних по стране. То есть они рвутся туда. Единственная там проблема состоит в том, что пока для них места нет. А ресурс освоения очень огромный там.

Вероника Боде: И мы с вами говорили накануне программы, что это еще и многонациональный регион.

Игорь Кузнецов: В этом-то и проблема, что так уж сложилась исторически инфраструктура Сочи, что сфера обслуживания занята нерусскими этническими группами, а русские – это в основном госслужбы. И когда все государственные учреждения, даже курортные, рухнули, сложилась такая ситуация, которая может перерасти в какие-то противостояния, нарушить тот мир, который был просто образцовым раньше.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG