Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдепартамент США о смерти юриста Сергея Магнитского


Ирина Лагунина: «МИД СССР со всей решительностью заявляет:
Год назад Соединенные Штаты Америки предложили Советскому Союзу начать процесс «перезагрузки» двусторонних отношений. Однако на практике определенные круги США продолжают вести дело к тому, чтобы сорвать процесс нормализации и спровоцировать рост международной напряженности. Американская военщина грубо попирает общепризнанные нормы международного права и прибегает к тактике запугивания малых государств. Видно кому-то на берегах Потомака не выгодны миролюбивые усилия Советского Союза.
Утверждения Госдепартамента США о каких-то нарушениях или ограничительных мерах в отношении прав человека в СССР не соответствуют действительности. Создается впечатление, что такие утверждения понадобились как предлог для того, чтобы скрыть истинное положение дел в самих Соединенных Штатах, где ведется систематический террор капиталистов против негритянских рабочих и истребление индейцев, коренного народа Северной Америки.
Советский Союз будет и впредь последовательно и решительно отстаивать интересы трудящихся, выступать против фарисейской позиции и имперских амбиций Вашингтона».
Никакого такого заявления МИД СССР не было. Я составила его по нотам МИДа, которые удалось найти, и по памяти – моих коллег и моей – о советских временах. Почему я это сделала? Послушайте отрывок заявления нынешнего МИР России на публикацию доклада Госдепартамента США о правах человека в мире.

«Например, было бы интересно узнать как во внешнеполитическом ведомстве, которое любит заниматься нравоучениями в правочеловеческой сфере, прокомментируют пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение в самих США. Причем не только по широко известным случаям в Баграме и спецтюрьме в Гуантанамо, которая, вопреки обещаниям Администрации, никак не закрывается, но и в тюрьмах, и на улицах Америки».

Ирина Лагунина: Любопытно, что, в соответствии с подходами современного российского МИДа, информацию Госдепу США предоставляют информаторы. 11 марта мы отмечали 25-летие прихода к власти в СССР Михаила Горбачева. Так вот, словно не было этих 25 лет.
Между тем, Доклад Госдепартамента США посвящает России 73 страницы – это детальный, основанный на примерах, срез российской действительности. Первый раздел касается уважения прав человека, неприкосновенности личности. Были сообщения о том, что государство или его представители совершали политически мотивированные и иные незаконные убийства. В большинстве случаев государственные органы не наказали совершивших убийство, говорится в докладе. И далее следует список этих убийств. 5 января – Шафик Амраков, редактор интернет-сайта Риа 51 умер в больнице Мурманска – через шесть дней после того, как в него выстрелили. 19 января неизвестный убил выстрелом Станислава Маркелова и Анастасию Бабурову. В докладе отмечается, что это – единственное крупное убийство, по которому кто-то был привлечен к ответственности. В тот же день 19 января в Москве радом со станцией метро Выхино был забит до смерти 20-летний национал-большевик Антон Страдымов. 30 марта Сергей Протазанов, журналист газеты Гражданское согласие скончался в результате ранений, нанесенных ему неизвестным в Химках 28 марта. Местные власти заявили, что журналист умер в результате алкогольного отравления. Расследование причин смерти не проводилось. В конце июня от побоев скончался главный редактор газеты «Коррупция и преступность» в Ростове на Дону Вячеслав Ярошенко. 15 июля – убита чеченский журналист и правозащитница Наталья Эстемирова. И еще 10 убийств. Некоторые из них сопровождались пытками. Об этом – еще один раздел доклада Госдепартамента. Читаем в докладе.

" 17 ноября в следственном изоляторе московской Бутырской тюрьмы скончался 37-летний юрист Сергей Магнитский. Магнитский работал юристом инвестиционного фонда Hermitage Capital, который обвинил двоих офицеров Министерства внутренних дел – Артема Кузнецова и Павла Карпова в краже с помощью налоговых махинаций 5,4 миллиардов рублей (179 миллионов долларов США). После того, как Магнитский в 2008 году выступил в суде с свидетельскими показаниями против Кузнецова и Карпова, власти предъявили ему обвинения в уклонении от уплаты налогов. Обвинение, которое многие наблюдатели сочли сфабрикованным. После года содержания в следственном изоляторе у Магнитского стала развиваться инфекция поджелудочной железы, ему было отказано в медицинской помощи и он умер. В официальном отчете говорилось о том, что он умер от сердечной недостаточности, что многие сочли попыткой скрыть решение отказа в медицинской помощи. Целый ряд активистов правозащитного движения уверены, что смерть Магнитского была либо спровоцированная преднамеренно, ли стала результатом попытки надавить на него с целью заставить его отказаться от показаний против Кузнецова и Карпова. После смерти Магнитского было проведено несколько расследований условий содержания в тюрьмах и более 20 официальных лиц в тюремной системе были уволены. В декабре Министерство юстиции объявило о начале уголовного расследования обстоятельств смерти Магнитского, но до конца года никто к ответственности так и не был привлечен".

Ирина Лагунина: Говорится в докладе Госдепартамента США о правах человека в мире. Мы начали бить тревогу по поводу дела Сергея Магнитского, когда он еще был жив. Вот фрагмент программы «Время и мир» от 9 октября. Разговор с исполнительным директором инвестиционного фонда Hermitage, на который работал Магнитский, Уильямом Браудером.

Уильям Браудер: Давайте сначала ответим на вопрос, что он сделал не так. Он раскрыл серьезное преступление, совершенное московской милицией и Министерством внутренних дел. А затем он дал свидетельские показания против этих офицеров милиции. В России это серьезное преступление – вскрывать преступление милиции. Так что те самые офицеры милиции, против которых он выступил, его и арестовали. На настоящий момент он находится в заключении уже 11 месяцев, ему ни разу не дали свидания с семьей, он похудел уже на 18 килограммов, но – отвечая на ваш вопрос – он ничего противозаконного не сделал.

Ирина Лагунина: И мы опубликовали и представили в эфире его жалобы на условия содержания в тюрьме и, в частности, отказ в медицинской помощи. На следующий день после его смерти – 18 ноября.

Назначенные мне медицинские обследования и лечение не проводятся. Неоднократные просьбы о приеме врачом по существу игнорировались. Добиться приема врачом удалось только спустя месяц после того, как я об этом попросил. При этом мне не была оказана какая-либо медицинская помощь по поводу имеющегося у меня заболевания (калькулезный холецистит), в связи с которым ранее врачами тюрьмы на Матросской Тишине было назначено медицинское обследование и плановое оперативное лечение. Мне не были даны какие-либо медицинские рекомендации по поводу этого заболевания, не рассмотрен вопрос о необходимости назначения диетического питания. В проведении медицинского обследования до перевода в другую тюрьмы было отказано, поскольку в Бутырской тюрьме нет аппарата УЗИ, а по поводу планового оперативного лечения мне сказали, что я смогу им заняться, когда выйду на свободу».

Ирина Лагунина: Мы беседуем с создателем и главой фирмы Firestone Duncan Джеймисоном Файерстоуном.

Джеймисон Файерстоун: Знаете, что важно в его состоянии здоровья? То, что его можно было поправить, Сергея можно было вылечить. Это довольно распространенное заболевание. Более того, когда его адвокаты пришли в тюрьму и выяснили, что Сергей Магнитский умер, им было заявлено, что он умер от внутреннего отравления организма в результате перитонита. А потом в МВД начали звонить журналисты и задавать вопросы – а правда ли, что Магнитскому поставили диагноз калькулезный холецистит, и тюремные врачи говорили, что ему необходимо лечение и операция, и правда ли, что сначала ему оказывалось лечение и была обещана операция, а потом вы это прекратили. И в МВД немедленно сказали, что сообщат подробности позднее. И вот потом появился новый диагноз – МВД выступил с заявлением, что Магнитский умер от токсичного отравления и сердечной недостаточности. Токсичное отравление – это то, что случается, когда прорывает внутренние органы и яд выливается в организм. А инфаркт может случиться от чего угодно. Так что тюремное руководство всячески не хотело признать, что он умер от тех условий, которые ему создали. Но именно так оно и было.

Ирина Лагунина: Возможно, по логике российского МИДа, рассказ об этой судьбе был информаторством. Но доклад Государственного департамента США – это еще один повод вспомнить о человеке, который верил в справедливость в России и был убит в следственном изоляторе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG