Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто, как и где руководит «Аль-Каидой»


Ирина Лагунина: За последние 12 лет мы не раз слышали заверения в том, что террористическая сеть «Аль-Каида» несет невосполнимые потери, что ее создатели и руководители в западне, изолированы от внешнего мира и не способны руководить подготовкой новых терактов. Однако реальность далека от этой радужной картины. Об этом говорил на презентации своей новой книги «В поисках Аль-Каиды» эксперт Института Брукингса Брюс Райдéл. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: За последние семь месяцев «Аль-Каида» предприняла, по меньшей мере, две попытки совершить масштабный теракт на территории США. В сентябре ее агенты готовили взрыв в нью-йоркском метро. В декабре на Рождество террорист-смертник пытался взорвать пассажирский авиалайнер, направлявшийся из Европы в Детройт. В том же месяце боевик «Аль-Каиды» убил семерых сотрудников ЦРУ на базе в Афганистане. «Аль-Каида» явно активизировалась. Сообщения о ее чуть ли не полном разгроме оказались преждевременными. Почему Усама бин Ладен и его сообщники до сих пор на свободе? Почему охота за главарями «Аль-Каиды» до сих пор не дала результатов?
Брюс Райдéл – один из самых сведущих в этой теме людей в Вашингтоне. Бывший аналитик ЦРУ, прослуживший в разведведомстве 26 лет, он занимал при Клинтоне и Буше пост специального помощника президента по Ближнему Востоку и Южной Азии. В своей книге он пишет о том, как война с террором трасформировала и США, и «Аль-Каиду».

Брюс Райдел: 12 лет назад, в городе Хост в Восточном Афганистане, Усама бин Ладен, два египтянина, пакистанец, и выходец из Бангладеш объявили войну Соединенным Штатам. На сегодняшний день эта война стала самой долгой войной в американской истории. В ходе этой войны мы были свидетелями первого с 1814 года нападения внешнего противника на Вашингтон, на Нью-Йорк –первого с 1777-го и совсем недавно – первого нападения на Детройт с 1760 года. За эти 12 лет изменился облик Америки. Следствием 11 сентября стали еще две войны. Они обошлись США в сотни миллиардов долларов и тысячи жизней. Город Вашингтон стал совершенно другим по сравнению с 10 сентября 2001 года. Войти в Белый дом и выйти из него, войти в Конгресс и выйти из него сегодня гораздо труднее, чем раньше. И если вы не видите этих перемен, вспомните обстановку в аэропорту имени Рональда Рейгана или в аэропорту имени Даллеса 12 лет назад. Система безопасности в стране повсюду в корне изменилась. В ответ на угрозу «Аль-Каиды» создан новый бюрократический аппарат: министерство внутренней безопасности, ведомство директора национальной разведки, Национальный контртеррористический центр и некоторые другие учреждения. Архитектура американской системы национальной безопасности претерпела больше изменений, чем когда-либо, начиная с самых первых дней «холодной войны».

Владимир Абаринов: После поражения в Афганистане «Аль-Каида» ушла в тень лишь на некоторое время. А затем подтвердила свою жизнеспособность новыми терактами.

Брайс Райдел: Тем временем «Аль-Каида» и ее союзники нанесли удары по всему миру - от Бали до Лондона. Теракты в Мадриде, Касабланке, Алжире, Омане, Багдаде, Стамбуле, Эр-Рияде, Джедде, Сане, Адене, Кабуле, Исламабаде, Карачи, Лахоре, Mумбаи, Дели и еще во многих местах. Только в прошлом году были раскрыты планы заговорщиков, нацеленные на Копенгаген, Манчестер и Брюссель. «Аль-Каида» сегодня – первая в мире действительно глобальная террористическая организация. Она имеет отделения и ячейки буквально повсюду. Ее филиалы расположены в Ираке, на Аравийском полуострове, в Северной Африке, Юго-Восточной Азии и Восточной Африке. Ее штаб, пропагандистский аппарат и главный руководитель, как полагают, находятся на территории Пакистана, в районе, прилегающем к афганской границе.
«Аль-Каида», кроме того, является составной частью синдиката террористических групп, с которыми она поддерживает тесные оперативные контакты.
Более того. За последние 10 лет «Аль-Каида» породила идеологию, которую можно назвать «глобальный исламский джихад» - движение, у которого нет единого лидера, но которое в значительной мере возникло благодаря «Аль-Каиде». И это движение, эта идея вербуют себе сторонников каждый день через Интернет.

Владимир Абаринов: Где скрывается руководство «Аль-Каиды»? Брюс Райдел признался, что на самом деле этого никто не знает.

Брюс Райдел: Все это продолжалось и тогда, когда высшее руководство «Аль-Каиды», Усама бин Ладен и Айман аль-Завахири, фактически исчезло с лица Земли. Мы слышим их голоса. В этом году мы слышали Усаму бин Ладена трижды. Но у нас нет ни малейшего представления, где они. Мы полагаем, что они в Пакистане, но на самом деле они могут оказаться в соседней комнате. Вот уже восемь лет, как мы упустили из виду цель номер один - Усаму бин Ладена. Даже неточные сообщения о том, где он мог бы быть, приходят очень, очень редко. Как я сказал, мы слышим их голоса, но не знаем, где они. И это несмотря на то, что на него ведется охота такого масштаба, какой еще не было в истории человечества, и ни за чью голову еще не объявляли такой щедрой награды. Если измерять успех «Аль-Каиды» числом людей, которые заняты его поимкой, и отпущенных на это денег, мы должны признать, что «Аль-Каида» - одно из самых рентабельных предприятий в истории человечества. Очевидно, что за «Аль-Каидой» охотится больше людей, чем состоят в организации.

Владимир Абаринов: По словам Брюса Райдела, США внимательно следят за перегруппировкой сил «Аль-Каиды» и неуклонно наращивают темп военных операций против нее, главным образом, с помощью беспилотной авиации.

Брюс Райдел: Успехи, которых «Аль-Каида» добилась за последние 10 лет, стали следствием, главным образом, наших ошибок. Наиболее значительная из них – решение начать в войну в Ираке, тогда как следовало прежде закончить войну в Афганистане. Вместе с тем, несмотря на все сказанное, «Аль-Каида» сегодня находится под беспрецедентным давлением, какого она не испытывала с весны 2002 года, причем сразу на нескольких фронтах.
Прежде всего, некоторые из филиалов, которые я назвал ранее, фактически ликвидированы. Организация в Саудовской Аравии, которая всего три или четыре года назад была одной из самых активных, формально распущена «Аль-Каидой» и влилась в йеменскую группировку – так была создана организация «Аль-Каиды на Аравийском полуострове». Организация в Индонезии была буквально разгромлена индонезийскими и австралийскими разведслужбами.
Во-вторых, бóльшая часть исламского мира отвернулась от «Аль-Каиды». Заслуживающие доверия опросы показывают, что мусульмане не приветствуют «Аль-Каиду». После 11 сентября у нее был краткий период популярности, но сегодня в большинстве исламских стран ее считают врагом, а не другом. По одной простой причине: «Аль-Каида» убила гораздо больше мусульман, чем христиан, евреев, или индусов.
Кроме того, впервые за шесть лет «Аль-Каида» подвергается серьезной опасности в своей штаб-квартире, в Пакистане – эта опасность исходит от беспилотных самолетов ЦРУ. В 2007 году беспилотники атаковали «Аль-Каиду» и объекты талибов на северо-западе Пакистана семь раз. Мы не поразили ни единой цели. В 2008-м число воздушных ударов выросло примерно до 30. В прошлом году их было уже более 55, а в этом году их будет более ста. Это значит - мы будем наносить удары каждые 72 часа. Надо отдать должное администрации Буша за то, что она создала инфраструктуру для этих операций. А администрация Обамы год назад приняла решение укрепить эту инфраструктуру и увеличить темп атак.

Владимир Абаринов: Брюс Райдел отметил позитивную роль Пакистана на этом новом этапе войны с «Аль-Каидой». При этом он оговорился, что мотивы пакистанских партнеров ему не вполне ясны.

Брюс Райдел: «Аль-Каида» и ее союзники понесли значительный ущерб. Особенно это касается пакистанских талибов, которые потеряли двоих своих лидеров, убитых в результате действий беспилотных самолетов. Наконец, совсем недавно «Аль-Каида» и ее союзники столкнулись с новым источником давления. Мы всегда знали, что этот источник способен на большее, но мы долго не могли побудить его к действиям. Я имею в виду правительство Пакистана и особенно пакистанскую армию и пакистанские разведслужбы. Не далее как месяц назад пакистанцы арестовали человека номер два в афганском движении талибов, муллу Барадара, а затем еще полдюжины других старших руководителей. Они заключены в тюрьму и в настоящее время идут их допросы.
По сравнению с ситуацией год назад это замечательный шаг вперед. Год назад, когда я возглавлял межведомственную комиссию по Пакистану и Афганистану, мы неоднократно на самом высоком уровне просили пакистанцев принять меры против руководства афганских талибов в Пакистане, а они отрицали, что на их территории находятся какие-либо лидеры. Отрицали – и точка. Теперь мы знаем, что были правы год назад. Мы по-прежнему не знаем, почему Пакистан проводит эти операции. Мое личное мнение - вероятно, потому, что они наконец пришли к выводу, что афганские талибы и пакистанские талибы – это одна организация, и нельзя воевать с одной ее половиной и вступать в сделки с другой. Но, если честно, то мы просто не знаем, почему они это делают. А кроме того, мы знаем, что так же, как они начали операции против талибов, так могут и свернуть их в какой-то момент.

Владимир Абаринов: Модератор презентации, вице президент Института Брукингса и директор его международных программ Мартин Индык задал Брюсу Райделу вопрос, который сам же назвал отчасти провокационным.

Мартин Индык: Вы утверждаете, что основная цель «Аль-Каиды» состоит в том, чтобы заставить Соединенные Штаты уйти из мусульманского мира и установить единый джихадистский режим во всех исламских странах. Соединенные Штаты уходят из Ирака, и президент сказал, направляя подкрепление в Афганистан, что в будущем году он намерен начать вывод войск и из Афганистана. Можете ли вы сказать нам, как «Аль-Каида» расценивает наши нынешние действия в Ираке и Афганистане?

Брюс Райдел: Цель нападений «Аль-Каиды» на Соединенные Штаты и цель 11 сентября, как они сами открыто заявляют, состояла в том, чтобы вовлечь США в то, что они называют «войной на истощение», то есть снова превратить Афганистан в ту трясину, который он был в годы молодости Усамы бин Ладена, Aймана аль-Завахири, Халида Шейха Мохаммеда и муллы Омара, когда они сражались с 40-й армией советских вооруженных сил. По сути, сделать с нами в XXI веке тоже самое, что, как они думают, моджахеды сделали с Советским Союзом в XX-м. Возможно, будет преувеличением сказать, что это привело к краху коммунизма, но они смотрят на эти события именно так. Наш вывод из Ирака они, я думаю, пытаются изобразить как свою победу, на самом деле это их поражение.
Что касается Афганистана, то в своей пропаганде они жаждали увеличения численности войск: давайте, присылайте больше – мы будем больше убивать. Наша задача – переиграть их, как мы переиграли «Аль-Каиду» в Месопотамии, применить стратегию, которая сработала там, а именно: привлечь на свою сторону местных жителей, восстановить их против «Аль-Каиды» и побудить их сражаться вместе с нами. Это очень трудная и сложная стратегия. Я бы сравнил ее с азартной игрой. Нет никакой гарантии, что она сработает. Это долгий и тяжелый путь, и в конечном счете мы можем обнаружить, что афганский пациент, которого президент Обама получил в наследство 20 января 2009 года, скончался на операционном столе, и все наши усилия оживить его напрасны. Я, конечно, надеюсь, что этого не произойдет. Я думаю, что у нас есть шанс реанимировать пациента, но это дело очень долгое и трудное.

Владимир Абаринов: Таков трезвый взгляд на вещи эксперта Института Брукингса, в недавнем прошлом высокопоставленного сотрудника ЦРУ и Совета национальной безопасности США Брюса Райдела.
XS
SM
MD
LG