Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жители дачи Муромцева пошли по судам


При сносе дачи Муромцева пострадали люди.

При сносе дачи Муромцева пострадали люди.

Кирилл Болдырев, житель так называемой дачи Муромцева, в которой располагался народный музей Венедикта Ерофеева и Старого Царицына, обратился в Следственный комитет при прокуратуре города Москвы. В заявлении Болдырева сказано, что он просит наказать неизвестных, которые в грубой форме осуществили разгон защитников этого дома. Некоторые жители при этом пострадали от побоев.

Сегодня дело о судьбе уже несуществующего дома должно было рассматриваться в Нагатинском межмуниципальном районном суде города Москвы. Но в очередной раз разбирательство было перенесено.

За последнее время в уже не существующем доме на Радиальной улице произошло много всего: сначала в нем случился пожар, затем здесь в сопровождении пожелавших остаться неизвестными людей в милицейской форме появились рабочие и строительная техника. Остатки дачи Муромцева, которую еще можно было восстановить, снесли. Теперь вместе с Кириллом Болдыревым в прокуратуру обратились 20 человек. И это еще не все потерпевшие, утверждает Болдырев, заявления еще будут:

- Просто все в один день собраться не могли. Мы продолжим писать письма и заявления с требованием наказать виновных в том произволе, который произошел утром 7 марта.

Во время сноса здания были серьезно ранены люди. В частности, сестра Кирилла Болдырева до сих пор находится в больнице с сотрясением мозга и множественными ушибами.

Активисты не оставляют надежды восстановить утраченный дом. Кирилл Болдырев, в частности, обратился в Нагатинский межмуниципальный суд Москвы с ходатайством о признании права собственности на помещение. Однако юрист Андрей Маргулёв, участник движения "Архнадзор", представляющий в суде интересы истца, говорит, что есть определенные сложности в этом деле:

- Если бы дача Муромцева еще существовала, то вопрос был бы достаточно простой. Но Болдырев просит признания права собственности просто потому, что все эти годы он этим имуществом владел как бесхозным, реально осуществляя не только пользование, но и, соответственно, уход. Эта семья проживает в доме с 30-х годов, уже 80 лет - сначала в подлинном доме, являвшемся дачей Муромцева, а потом, с 1964 года, в том бараке, который был построен на его месте. Но при попытке легализовать их проживание в этом доме власти города высказали однозначную позицию: не дожидаясь окончания рассмотрения дела, было принято незаконное решение вывезти мусор с этой территории. "Мусором" называлось это спорное здание, которое в результате возгорания получило повреждения, но было пригодно к восстановлению. Там оставались и личные вещи, и вещи из музея. Они все вмерзли в лед, поскольку температура была очень низкая тогда. Все это было вывезено под видом мусора, чтобы объекта спора просто не было.

- Кто выступает ответчиком по этому иску?

- Департамент имущества города Москвы. Но есть и третье лицо – префектура Южного административного округа, префект которого Буланов, собственно, и распорядился уничтожить объект.

Что же касается рассмотрения иска в Нагатинском суде, то первое заседание было назначено на 25 февраля. Ответчики тогда не явились, и слушание перенесли на 15 марта. То же произошло и вчера, и федеральный судья Анна Шамова назначила новую дату рассмотрения – 31 марта. Однако Андрей Маргулёв считает, что процесс может затянуться надолго:

- К сожалению, в моей практике были случаи, когда ответчик не являлся по шесть и более раз. Формально
суд имеет возможность обязать ответчика явиться, но обычно этим своим правом не пользуется, когда ответчиками являются государственные органы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG