Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Главным последствием показа по грузинскому телевидению вымышленного вторжения российской армии в Грузию может быть удар по имиджу обеих стран: и Грузии и России. Акция грузинского телевидения продемонстрировала экзотические оттенки грузинского политического процесса, а разгоряченное российское негодование выглядит искусственной попыткой Москвы оправдаться за реальное нападение на Грузию. О других последствиях показа этого сюжета размышляет Маршалл Голдман, сотрудник Центра российских исследований Гарвардского университета.

- Русские совершенно откровенно пытаются вызвать к себе сочувствие. Грузинская война вызвала резко негативные чувства в отношении России в мировом общественном мнении. Москва это прекрасно осознает, ей нужны хотя бы проблески симпатии и она надеется, что выставляя Грузию в роли страны, возбуждающей ненависть к России, провоцирующей конфликт, она сможет, по крайней мере, заглушить голоса критиков. Смотрите, говорит Россия, вторжение – не наша вина, Саакашвили ведет себя так, будто он не в своем уме. Он способен на все. И мы должны защищать себя, в данном случае, словесно.

Но Москва, которая выглядит Голиафом в схватке с Давидом, считает, что терять ей нечего, поэтому попытается в этой ситуации склонить на свою сторону хоть кого-нибудь, тем более, что Саакашвили нажил себе много критиков. За ним и прежде числились эксцентричные действия. И если даже он в действительности не имеет отношения к этому инциденту, то его реноме все равно пострадает. С другой стороны, у Грузии в глазах американцев и западно-европейцев, знающих кое-что об этой стране, есть романтический ореол. И акции, которые бы не простились западному политику, воспринимаются с большей толерантностью в этом случае. Об этом можно говорить хотя бы по тому, что американская пресса осветила этот эпизод совершенно нейтрально.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG