Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Елена Рыковцева: Мало того, что пресса сейчас по поводу выборов печатает мнения всякого рода экспертов, которые противоречат друг другу, так ведь в той прессе, которая публикует не только свои материалы, но и так называемые «размещенные» (это я их так называю), происходит совершенно сумасшедший разнобой между этими типами текстов. Например, беру первую полосу газеты «Московский комсомолец» сегодняшней, где есть такой материал: «Единая Россия» снова победила». Значительно увеличилась народная поддержка «медведей». Этот материал, подписанный автором Максимом Селивановым, которого вы никогда не найдете внутри редакции, я называю «размещенным». А вот свой, редакционный материал называется так: «Медведей» кое-где выгнали из берлог. Оппозиции на выборах местами удалось подвинуть партию власти». Это все на одной странице происходит. А дальше начинаешь сравнивать эти тексты…

Представляю вам гостей нашей программы – это редактор отдела политики газеты «КоммерсантЪ» Глеб Черкасов и заведующий кафедрой общей политологии Международного эколого-политологического университета и профессор РГГУ Сергей Черняховский. Вам, Глеб, такое не светит в «Коммерсанте», вы печатаете только свою продукцию, поэтому, к сожалению, вы лишены этой «радости».

Глеб Черкасов: К счастью.

Елена Рыковцева: Итак, вот абзац из материала «Единая Россия» снова победила». Сначала цитата Грызлова: «Если сравнивать результаты с предыдущими аналогичными выборами, то в различных субъектах, районах, городах мы получили в полтора, а в некоторых случаях даже в два раза больше голосов избирателей. И это несмотря на то, что позади тяжелый год - год последствий мирового финансового кризиса». И от себя автор, подписавшийся сочетанием «Максим Селиванов» добавляет: «Очевидно, одной из причин проявленного народом доверия к «медведям» стала их реальная деятельность по решению самых острых проблем населения».

А вот редакционный материал, подписанный журналистом Игорем Кармазиным, говорит следующее: «В целом результаты «Единой России» оказались хуже прогнозируемых. Очевидно влияние экономического кризиса, принятия непопулярных решений и общего роста протестных настроений». Это все происходит в одном номере газеты!

Еще один абзац из публикации «Единая Россия» снова победила». «В ряде регионов страны прошли митинги сторонников «Единой России». Это было принципиальным решением партии - митинговать не до выборов, а после них, чтобы поблагодарить россиян за поддержку. В Москве на Поклонную гору поддержать «медведей» пришли более десяти тысяч человек».

И тут же редакционный материал под заголовком: «Кому поклонились на Поклонной?». «Вчера, - пишет журналист «Московского комсомольца», - «Единая Россия» провела на Поклонной горе многотысячный митинг в поддержку результатов «Единой России» на выборах. Между тем многие собравшиеся слабо себе представляли, зачем их собрали…». И дальше газета рассказывает о том, что пришли, например, студенты, которых на мероприятие погнали с занятий, да и другие собравшиеся не понимали, куда их вообще свезли.

Точно такая же ситуация в «Комсомольской правде», которая печатает материал «Сергея Владимирова» (вы не найдете такого сотрудника в редакции), которая называется «Победа «Единой России». «Правящая партия получила в некоторых регионах феноменальные 80 с лишним процентов депутатских мандатов. «Единороссы» одержали зубодробительную победу».

Мы переворачиваем страницу и читаем Владимира Ворсобина, обозревателя «Комсомольской правды», который пишет: «Нынешнюю победу «единороссов» сами они считают мощной, а наблюдатели со стороны, наоборот, неубедительной».

И что думать читателю, который, вообще-то, не очень разбирается, где какой материал, кто автор, и он не понимает, что случилось в стране: очередная сокрушительная победа «единороссов» или, наоборот, партия власти начала сдавать позиции. Глеб, как вы считаете, победила ли, выиграла ли «Единая Россия» эти выборы?

Глеб Черкасов
Глеб Черкасов: Как партия, как сообщество бюрократов и функционеров, она их, конечно, немного проиграла. И самое обидное для нее поражение случилось в Иркутске, там, где поражение, считай, было организовано самой партией. Но как часть политической системы, и важная часть этой системы, она, конечно, выиграла. И вот почему я так говорю. У нас два года назад, в августе-сентябре 2008 года, сложилась так называемая «августовско-сентябрьская коалиция», суть которой состояла в том, что все существующие политические партии поддержали внешнеполитический курс руководства страны в ходе конфликта с Грузией, поддержали деятельность правительства (за маленькими нюансиками) по преодолению кризиса, не стали использовать эти два кризиса никоим образом к своей выгоде, а сложились в одну копилку общеполитической системы, в которой всем комфортно. «Единая Россия» - на главной роли, а все остальные - на приставных стульчиках, ну, разной степени комфортности.

Что произошло в прошлом октябре? «Единая Россия» показала, что она готова обойтись без всех остальных, и готова договориться с административным аппаратом, чтобы оставили только ее одну.

Елена Рыковцева: Имеются в виду региональные выборы.

Глеб Черкасов: Прошлый «единый день голосования». Геннадий Андреевич Зюганов, по-моему, в Марий Эл впервые за много лет узнал, что такое ОМОН, который не охраняет, а наоборот, нападает. В Москве в Мосгордуму прошли только две фракции. И возникло некое возмущение. По итогам этого возмущения были произведены успокоительные телодвижения. (Хотя не знаю, насколько Госсовет по политической реформе можно считать «успокоительным телодвижением») И в меняющейся ситуации, когда начались митинги, уже не имеющие никакого отношения к действующим политическим партиям, по крайней мере, к их центральному руководству, получились выборы, на которых все получили свое. Все четыре думские партии получили какие-то места в региональных парламентах. Три не представленные в Думе не получили ничего. То есть система восстановила некую устойчивость, а поскольку «Единая Россия» в иной системе, кроме этой, существовать не может, ее укрепление «Единой России» на пользу. Я примерно как в этих газетах написал: и проиграла, и выиграла.

Елена Рыковцева: Да, примерно так. Но вы в одном выступлении совмещаете плюсы и минусы, а там все разнесено по разным текстам.

Сергей, победила или не победила «Единая Россия», оглушительно или не слишком?

Сергей Черняховский: Вы раньше задавали вопрос: что думать читателю? Например, он может думать, что в стране плюрализм, что одновременно существуют разные точки зрения.

Елена Рыковцева: Но это же не плюрализм оценок, а это «плюрализм» информации. Тут говорят: пришли люди поддержать. А рядом говорят: пришли люди, которые не знают, зачем их сюда согнали.

Сергей Черняховский: Это и есть постмодерн: признание отсутствия единства истины. На одной - так, а на одной – так. В свое время было в газете «Завтра» на первой странице, что вся наша власть – это «власовцы», а на третьей странице – что Власов настоящий патриот России.

Елена Рыковцева: Я сразу скажу, в чем разница. В том, что вы знаете обоих авторов, которые это написали. А здесь один автор – «свой», известный редакции, а второй... Я вас уверяю, если вы сейчас позвоните в газету «Московский комсомолец», вы его не найдете никогда, потому что это материал «человека-невидимки».

Сергей Черняховский: Но «невидимки» тоже имеют право голоса.

Елена Рыковцева: Как выясняется. И не только на выборах.

Сергей Черняховский: В отношении «Единой России». Кроме тех аспектов, которые тоже имеют место, о которых говорил Глеб, встает вопрос: с чем сравнивать? «Единая Россия» акцентирует внимание на том, что у нее результаты лучше, чем на прошлых выборах в этих регионах. Дело в том, что сравнение с прошлыми выборами, а это сравнение с 2004-ым и 2006 годами, это было время, когда «Единая Россия» шла от 37% к 66, полученным в результате поддержки ее Путиным прямой, когда он ее возглавил. За полгода до этого, весной 2007 года, у нее была ситуация, схожая с сегодняшней. Другой вопрос, что тогда ее монополия зашаталась, хотя у нее не было Путина, и ей пришлось укреплять себя Путиным, а сейчас она вместе с Путиным зашаталась. А также можно говорить о том, что, скажем, ФОМовские прогнозы, которые они выстраивали на основании опросов середины февраля, отдавали ей в этих регионах от 60 до 70%. А реально она получила, как известно, от 39 до 64. И по некоторым регионам, по сравнению с прогнозом, падение на 20% и больше. Тут тогда возникает вопрос: теоретически возможно за месяц такое обрушение? Причем в любом регионе оно получается не меньше 5%.

Елена Рыковцева: Ну, какие-то видимые причины, яркие должны быть все-таки.

Сергей Черняховский: Если это обрушение за месяц, притом, что, действительно, нет ярких причин, возникает вопрос: то ли что-то произошло в обществе, то ли просто немножко поменялись правила игры. И разница говорит, в частности, о том, что, возможно, это смена правил игры, укрепление коалиционного, условно говоря, правления. Хотя возможны и другие варианты. Например, игра части элит против «Единой России» - это игра против Путина.

Кроме всего прочего, те сравнения, в частности, для «Единой России», которые можно сделать с выборами 2007 года, достаточно неутешительные, потому что по сравнению с этим пиком у них все получилось хуже. Понятно, что пришло меньше людей.

Елена Рыковцева: Но вот в этих текстах говорят, что пришло очень много людей, что это просто сенсация – сколько людей пришло!

Сергей Черняховский: 42% в среднем. Просто обычно бывает 30.

Глеб Черкасов: Они сравнивают явку с прошлыми региональными выборами.

Сергей Черняховский: А на парламентских было порядка 60. То есть нынешний результат надо в 1,5 раза пересчитывать, но для разных партий по-разному. Получилась такая ситуация, что не пришли те, кто голосовал в прошлом за «Единую Россию», но не пришли, в первую очередь, более равнодушные. Это говорит о том, что не имеющая пристрастий особых часть общества готова голосовать за «Единую Россию» и за власть. Причины этого показывал Дубин недавно в своем «левадовском» докладе. Он сводил это к двум вещам. Во-первых, власть не достает народ, не приносит прямого, непосредственного вреда, а во-вторых, она делает знаки внимания народу. И народ уже этим доволен. Вот почти цитата из него: за последнее десятилетие вспомнить власть, которая бы не доставала народ, достаточно сложно. И на этом она выиграла.

Елена Рыковцева: Вот нашла цитату, от которой у меня создалось ощущение безумной явки. Это все в тексте нередакционном: «Отдохнувшие от непрерывных региональных выборов избиратели показали рекордную, по сравнению с выборами 2005 года, явку». Почему-то 5-летней давности взята точка отсчета.

Сергей Черняховский: Потому что одни выборы были 6 лет назад, другие – 4 года назад, а среднее получается – 2005 год. Хотя еще раз говорю, что не исключено, что это и проявление определенной элитной борьбы. Один из главных ресурсов явных Путина – это «Единая Россия». И если показать, что этот ресурс не доминирует... дело не в том, что народ на что-то решится, а дело в том, что определенные элитные круги на что-то могут решаться.

Елена Рыковцева: Глеб, как можно регулировать честность и нечестность выборов? Я вижу во всех заголовках: вставили чип честности, открыли крантик, ресурс административный задвинули. Как это произошло, что они стали почестнее? Спускается какая-то команда: «Хватит мухлевать!»?

Глеб Черкасов: Как я понимаю, не было жесткой команды у «Единой России» достигать определенного уровня поддержки голосов и не было задачи наклонить всю вертикаль. Собственно, милиционер может смотреть сквозь пальцы на то, что происходит на участке, может вывести наблюдателя, а может не пустить и кого-то еще. Мне кажется, что по части чистоты показательными были... у этих выборов был маленький праймериз. Были досрочные выборы мэра Орла, они прошли ровно за месяц. И насколько я понимаю, там лидировал коммунист, потом «единороссы» включили именно пиарную, пропагандистскую, идеологическую составляющую, перебросали коммунистов на последнем этапе, но перебросали – не бюллетени кидали, а переиграли по сугубо предвыборным правилам. Коммунисты при этом закрыли все участки, было достаточно плотное наблюдение. И сами потом признали, что «да, мы проиграли, но мы проиграли честно, если и были какие-то натяжки, то они незначительные». То есть одни показали, что умеют выигрывать со своим ресурсом, пусть даже и «варяга» могут выбрать, а вторые показали, что могут защищать свои голоса. Потому что у коммунистов был достаточно хороший результат. Там авторитетный человек, он чуть ли не 39%... ну, под 30 точно.

Елена Рыковцева: То есть они поверили, что при надежном контроле эти выборы можно все-таки как-то придержать?

Глеб Черкасов: А при надежном контроле можно списать часть голосов, на федеральном уровне можно списать достаточно много голосов, но списать все трудно. Мне кажется, что КПРФ еще живет еще, в том числе, и потому, что умеет хоть как-то защищать свои голоса.

Елена Рыковцева: То есть, во-первых, умеет защищать, а во-вторых, не было планки, что важно, под которой начинается безумное вбрасывание и так далее. То есть этой планки не было. Команды не было: «Вы должны взять 70% в региональных парламентах». Так?

Сергей Черняховский: Скорее, может быть, было некое подобие противоположной команды, чтобы поаккуратнее.

Елена Рыковцева: Поскромнее.

Сергей Черняховский: Давно известно, что так называемый «не ловленный» административный ресурс – 12-15%, то, что можно на нем получить, и то, что не будет вызывать скандала, и не будет бросаться в глаза.

Елена Рыковцева: И то, что нельзя отконтролировать как следует.

Сергей Черняховский: Да. Он включает в себя многие вещи, в том числе и организацию работы до того, как бюллетень опущен в урну, и формально это работа с избирателями. Известно, что в Москве было на высшем уровне осенью недовольство тем, что чиновники перестарались, и это было не совсем нужно, и подставило всех. Возможно, была команда: «Давайте поаккуратнее, действуйте, не выходя за «не ловленный» ресурс», - то есть не идя на прямой скандал.

Елена Рыковцева: Тогда я, скорее, склоняюсь к выводу об успехе «Единой России», что удалось не оскандалиться с точки зрения подозрений в грязных махинациях, и удалось, тем не менее, большинство-то получить. В общем, действительно успех.

Сергей Черняховский: В этом отношении – конечно. И то, что они этого раньше не понимали, тоже вопрос к ним, насколько быстро они умеют учиться. Но дело в том, что реально, конечно, в обществе доминирует пассивная поддержка «Единой России». Потому что даже тогда, когда ею не особенно довольны, не особенно восхищены возможными альтернативами. И конечно, она в том отношении потерпела некоторую неудачу, что вдруг в каких-то местах получился обвал, хотя в целом ситуация близка к ее реальной поддержке.

Елена Рыковцева: Ну а если говорить об этом тезисе, что «Единая Россия» победила, потому что кризис, и «Единая Россия» проиграла, потому что не справилась с кризисом (что я прочитала в этих двух публикациях), как все-таки, вы считаете, кризис и вообще все, что происходило в стране за этот год, отразилось на результатах «Единой России»?

Глеб Черкасов: А мы этого еще не заметили. У меня чуть-чуть другая оценка социологии, которая появляется в последнее время. Да, есть пассивное согласие с тем, что есть «Единая Россия». Но при этом было несколько опросов по самым разным вопросам, касающимся власти: как вы относитесь к перспективам модернизации, реформе МВД? И прекрасная история с одной из инновационных мер Медведева – энергосберегающие лампочки. И всюду - показатель недоверия к тому, что получится это сделать, и нежелание в этом участвовать. Есть согласие с людьми, но нет готовности поддерживать их действия – это первое следствие кризиса. Второе. Пока «Единая Россия» умеет проигрывать только сама себе, как она это сделала в Иркутске, как это у нее получилось в ряде районов Нижнего Новгорода. Но она показывает, что не умеет мобилизовываться к выборам. Ведь на самом деле они этой кампанией были очень недовольны. Они создали специальную мобильную группу, которая моталась по городам и весям и пыталась в самых прорывных местах поднять дела, поднять рейтинг тех или иных кандидатов.

Елена Рыковцева: Серьезно?

Глеб Черкасов: Да, конечно, А во-вторых, для «Единой России» очень тяжелый результат, конечно, в Свердловске на довыборах. Потому что по сравнению с 2008 годом там падение очень серьезное. Она получила там сильно меньше 50%.

Елена Рыковцева: Прочитаю несколько сообщений.

Слушатели Майоровы пишут: «Разве у нас могут быть по определению выборы честными? Кому-то стряхнули крошки с барского стола. А зачем – не понятно. Если партию честно или нечестно голосуют 30% избирателей, а остальные просто не приходят, чему тут радоваться?.. Позвольте выразить соболезнование тем, кто действительно проголосовал за «Единую Россию». Будем надеяться, что им аукнется». Всем аукнется, а не только тем, кто проголосовал.

Борис пишет: «Либералы критикуют раздвоение власти, но именно Медведев, и только, способствовал тому, что последние на днях выборы прошли более-менее честно. Именно Медведев заставил следствие разобраться с аварией на Ленинском проспекте». Ну, хорошо, и заставил выборы честные сделать, и разобраться. Глеб, что, мы тут спорить будем?

Глеб Черкасов: Если разобрались, то разобрались.

Елена Рыковцева: И вообще Медведев чиновников спортивных хочет снять. Много уже плюсов за ним.

Сергей Черняховский: На самом деле, этот режим и эта власть, она в сложных ситуациях всегда проявляет определенное умение отступать, как было в 2005 году после монетизационных льгот. Точно так же после демарша осеннего остальных партий они сделали некоторые шаги назад, пошли на некоторые уступки.

Глеб говорил о том, что «Единой России» не удалась в полной мере эффективно собственная избирательная кампания, не административная. Здесь ведь вот какой момент. Если вы помните, на съезде «Единой России» Путин говорил о том, что надо учиться работать политическими методами и учиться быть конкурентоспособными. И был намек на то, что в нынешнем виде партия, в общем, несостоятельна. Они, в частности, пытались перейти от административных к политическим методам, и пока у них это действительно не очень получилось.

Елена Рыковцева: Так хоть попытались.

Сергей Черняховский: Да, в этом отношении власть попыталась соблюсти некоторые приличия. В этом отношении это проявление ее способности чего-то воспринимать.

Елена Рыковцева: А вот Александру нынешняя ситуация напоминает режим Сухарто в Индонезии. «Там тоже был великий национальный лидер, и разным политическим силам позволялось конкурировать за его любовь».

«Каждый видит то, что хочет. Очевидно, что «Единая Россия» хочет переложить ответственность на другие партии. Какая честность?! О чем вы?! У нас в Ульяновске до выборов вброшены в почтовые ящики обывателей от «единороссов» четыре выпуска фальшивой газеты», - Владимир Михайлов пишет.

«Семеныч» предлагаем нам обсудить тему коммунистов, хотя тут же пишет: «Коммунисты не при чем. Люди хотят жить по-человечески, выбирая тех, кто, по их мнению, отражает их интересы».

Итак, цифры. Свердловская область: у «Единой России» - почти 40%, у КПРФ – почти 22%. Я буду округлять. Республика Алтай: у «Единой России» - 44%, у КПРФ - 25%. Хабаровский край: у «Единой России» - 47%, у КПРФ – 19%. Воронежская область: у «Единой России» - 62%, у КПРФ - 18%. Калужская область: у «Единой России» - 53%, у КПРФ - 21%. Курганская: у «Единой России» - 41%, у КПРФ - 25%. Рязанская область: у «Единой России» - 50%, у КПРФ - 19%.

Сергей, что вы скажете о результатах КПРФ на этих выборах.

Сергей Черняховский: Опять же с чем и как сравнивать.

Елена Рыковцева: С предыдущими.

Сергей Черняховский: Если это сравнивать, как сравнивает КПРФ, что это больший процент, чем в 2007 году, а иногда в 1,5 раза больший процент, в 2007 году явка была выше, и если мы пересчитаем обратно – это подтверждение результатов 2007 года. Просто то же количество людей, придя организованно, при неявке остальных стало большим процентом. Если сравнивать с осенью, когда их задавили... ну, об этом мы уже говорили. В целом это результаты относительно неплохие. Но тут вот на что надо обратить внимание. Первое. На то, что обычно, уже как традиция, к марту у коммунистов рейтинг повышается. После этого они обрадовано начинают делать всякие глупости, как было в 2003 году, как было в 2007 году, и к осени с изумлением начинают кричать: «Нас обманули! У нас по весне было столько-то. И куда все делось?».

Елена Рыковцева: А «всякие глупости» - это что?

Сергей Черняховский: У них это обычно проявляется по-разному. В частности, педалирование националистической тематики, которая тут же сбрасывает им рейтинг. В Воронеже они пытались совместить в духе идей своих русского социализма в агитационных материалах обращение к религиозной и коммунистической тематике. Вот в Воронеже они и получили соответствующие голоса.

Здесь, может быть, имело бы смысл обратить внимание и на другое – на совокупные результаты «Справедливой России» и коммунистов, которые, в общем-то, формально позиционируют себя, и те, и те, как сторонники социализма, по-разному понимаемого. И в этом отношении можно говорить, что оформленное левое голосование в совокупности вышло действительно на уровень середины 90-ых годов. Но тогда в основном это брали коммунисты и их ближние союзники, и им не противостояла консолидированная партия власти, все это размывалось, а сейчас им противостоит консолидированная партия власти, и те же самые голоса, которые у них были в 1995-1996 годах, на этом фоне начинают теряться.

Елена Рыковцева: Глеб, как вы оцениваете эти цифры, которые получили коммунисты в этот раз?

Глеб Черкасов: Я согласен с тем, что они взяли свое. И мне кажется, что коммунисты переняли в эту кампанию очень старый опыт «Яблока». Когда партия «Яблоко» ничего не делала в ходе избирательной кампании, ее рейтинг рос и голосов было больше. Как только «Яблоко» и Явлинский пытались что-то сделать, их рейтинг падал. Я не заметил никакой особой активности у КПРФ в ходе этой кампании, у ее руководства, видимо, это принесло пользу региональным организациям. Как шла кампания, собственно, в регионах, по каждому региону не скажу, но, по-моему, тоже особой активности не было. Были заявлены некие позиции: «Все, кто с нами, приходите». Так оно и получилось.

Елена Рыковцева: То есть вы не стали бы делать вывод о том, что людям предложено Коммунистической партией нечто такое, что их привлекло, что они бы стали разделять, поддерживать?

Глеб Черкасов: Нет. И вся социология, которая говорит о том, что коммунистов на федеральном уровне 10%, мне кажется, вполне убедительной. 10% пока есть.

Сергей Черняховский: Ну да. Здесь есть другой вопрос: опять те раздвоения между тем, что получают коммунисты, и тем, насколько прокоммунистично и просоциалистично общество вообще. Опять-таки избитые цифры: Октябрьскую революцию положительно оценивают 60%, Ленина и Советский Союз - 62, за национализацию крупной промышленности и банков – до 90%. Но дело все в том, что коммунисты не воспринимаются как образ вот этого. И когда перед президентскими выборами был опрос – чего вы ожидаете от победы того или иного кандидата? – самое интересное, что относительно Зюганова было сказано: в основном возврата в 90-ые годы. Ни в брежневские, не в сталинские времена, а в 90-ые годы. Здесь есть раздвоение между настроением общества и тем, кто сколько получает, но оно, кстати, есть не только у нас. Недавно был интересный опрос западный по ориентации, как хотело бы жить население ФРГ. И выяснилось, что от 70 до 80% населения хотели бы жить в ГДР.

Елена Рыковцева: Да, это известный опрос, и сегодня он обсуждается очень широко. Филипп Николаевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У нас страна – сплошной «гапонарий». От слова «Гапон». Интересно то, что Северный Кавказ и начиная от Воронежа – это считалось «красным поясом». Почему-то теперь «зюгановскую реформу» загнали аж в Иркутск, чтобы там боязливо не было. А здесь почему-то все стали вдруг «едросами» и очень продвинутыми людьми. Мало верится в это. И я хочу сказать, что в марте 1863 года великий гений русского словесности Салтыков-Щедрин сказал: «Часто приходит мне на мысль, что все мы, сколько нас ни есть, живем и действуем на каких-то бесконечно обширных театральных подмостках, которые почему-то называем ареной жизни».

Елена Рыковцева: Спасибо, Филипп Николаевич. Вот очередное действие случилось в минувшее воскресенье этого представления.

Татьяна пишет: «Когда «Единая Россия» кричит о триумфальной победе на выборах, вспоминается поговорка: плюнь в глаза – все божья роса».

Сергей Д. спрашивает: «Сегодня прошла информация, что питерская квартира В.В.Путина была залита из-за прохудившейся крыши. Может ли это повлиять на признание выборов состоявшимися и победу на них «Единой России»?». Не может. И мы не знали ничего из того, что вы нам сообщили.

«Скажите, идея «общего блага» у кого больше проявляется в программах и реальных действиях?». Ой, хоть один политолог или журналист изучает программы этих партий, которые участвуют в региональных выборах, что они предлагают избирателям? Что там с «общим благом», в этих программах?

Сергей Черняховский: Все они, так или иначе, пытаются говорить на эту тему, говорят очень невнятно, запутанно. Не хочу сейчас приводить примеры вопиющих логических нелепостей, которые есть в каждой из них. Например, у КПРФ было, что «сначала мы проведем национализацию, на первом этапе, а вот где-то на третьем этапе собственность достанется трудящимся».

Глеб Черкасов: А что будет на втором этапе?

Сергей Черняховский: А вот это у них остается непонятным. Или, например, «сначала мы установим власть народно-патриотических сил, а на третьем этапе будем привлекать к участию во власти широкие массы трудящихся».

Глеб Черкасов: То есть опять второй этап выпадает.

Сергей Черняховский: Вот у них была концепция трех этапов плюс еще «программа-минимум», и непонятно, как она с ними соотносится.

У «Единой России» все то же самое, потому что у нее все сводится, с одной стороны, к тому, что «мы будем поддерживать все лучшее и не поддерживать все худшее», при этом она путает все идеологические категории, называя себя «русским консерватизмом». Не очень понятно, почему он оказывается у нее именно русским, и не очень понятно, почему именно консерватизм. И когда она говорит о поддержке всей русской истории, то что она имеет в виду.

То есть там полнейшая каша. И по-моему, никого из них не очень волнует, что они пишут.

Елена Рыковцева: И не нужно даже в это вникать, уважаемые слушатели.

Валентин из Рязани, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Наверное, все-таки в Рязани должны были победить коммунисты. Я не коммунист. А что можно было наблюдать с позиции обыкновенного обывателя. Чуров сюда приехал. Была вывешена масса баннеров с портретом Путина. На всех предприятиях и государственных, и частных оказывалось беспрецедентное давление на избирателей, на простое население с тем, чтобы голосовали за «Единую Россию». И мне кажется, что все-таки те проценты, которые получились, - 50 на 19, они полностью зависят от беспринципности руководителей отдельных регионов, районов и так далее.

Елена Рыковцева: Валентин, как вы считаете, с учетом всей этой кампании, которая развернулась у вас на глазах, эти 50% - это они много набрали, или это они еще мало набрали на фоне того давления, которое оказывалось?

Слушатель: Смотря откуда посмотреть. Если посмотреть со стороны фальсификаций, то, конечно, это маловато. Они должны были набрать, может быть, под 80. А если посмотреть, что в действительности, ну, конечно, у них не более 35, я полагаю.

Сергей Черняховский: По этому вопросу ФОМ на основании февральских опросов прогнозировал почти 57% в Рязани, а получили они 50,5. То есть даже там, где успех, на 5% обычно падение.

Елена Рыковцева: Марина Николаевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Вы никогда не читали такую газетку, которая называется «Столица. «Единая Россия»?

Елена Рыковцева: Нет.

Слушатель: Очень жалко. Надо читать. Бесплатная газетка лежит в ЕРЦ. На первой странице написано: «Лидер партии Путин сказал: «Главное, не превращаться в «обещалкиных». На второй странице: «Юрий Лужков пообещал, что к 65-летию Победы все столичные ветераны будут обеспечены жильем». Это потрясающе! Дальше: «В армии должны служить профессионалы и патриоты». Это как понять, профессионалы не должны быть патриотами? Или патриоты не должны быть профессионалами? И вообще, если мы не патриоты, мы не должны служить в армии, что ли? Если прочесть эту газетку, вся «Единая Россия» буквально...

Елена Рыковцева: Это подсказка для «уклонистов». Приходит в военкомат и говорит: «А я не патриот».

Слушатель: Это надо читать.

Елена Рыковцева: Здорово! Спасибо. Если бы еще знать, где ее брать. Но у нас в ящиках не лежит, к сожалению. «Единая Россия», бросайте побольше продукции по нашим домам.

Евгений Николаевич из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я вспоминаю, по-моему, в конце прошлого месяца у вас была передача, и депутат Думы от «Единой России» Груздев, который возглавлял «Седьмой континент». Он так выкручивался. А я брякнул слово, не подумав. Я ему сказал: «Вот эта ненавистная «Единая Россия» на каком бюджете сидит?». Он крутился, а потом сказал: «На государственном». Вот вам и ответ. О каких выборах может идти речь?! Все деньги и вся власть у них. У нас выборов нет. Кроме того, вы вспомните о том, что несколько лет тому назад у нас на законных основаниях отняли выборы, «против всех» - нельзя, и не важно, какое количество пришло. Их лидер Грызлов приведет членов своей семьи – вот выборы и состоялись. Абсурд! «Единую Россию» народ ненавидит. Они за счет своих денег поднимают голоса.

Сергей Черняховский: Я все-таки хотел бы прокомментировать, потому что можно по-разному оценивать роль и значение «Единой России», но то, что народ ее ненавидит, это неправда. И реально он готов большей частью голосовать сегодня за нее.

А в отношении того, что она «сидит» на государственном бюджете, у нас все партии на госфинансировании находятся по нынешнему законодательству. А кроме того, имеют возможность доставать еще и другие деньги. Другое дело, что как абсолютно верно говорил Глеб, есть легитимность активная, когда люди включаются в действия власти, а есть легитимность пассивная, когда люди говорят: «Ну, вы правьте, но только не морочьте нам голову и никуда не зовите». Вот у нас есть ситуация пассивной легитимности. Люди говорят: «Вы нас не достаете, и сидите, и ради Бога. Но за вас мы чего-то делать не пойдем и в ваших делах участвовать не будем». Но преувеличивать и говорить, что народу осточертела «Единая Россия», а все сыплют за нее и все это ложь, нет. В том-то и дело, что, на самом деле, большинство готово голосовать за нее.

Елена Рыковцева: Это значит признать эти выборы абсолютно сфальсифицированными. А мы, наоборот, сидим и говорим, что чуть-чуть честные. А тут говорят, что ненавидят. А тут 50%. А в Рязани - 50, в Республике Алтай - 44, в Воронежской области - 62, и так далее. Все-таки эти же 62 не с неба упали.

Глеб Черкасов: В Воронежской области Гордеев, новый губернатор...

Елена Рыковцева: Который бывший министр сельского хозяйства.

Глеб Черкасов: ...да, с которым связывают какие-то надежды. Но там было не очень здорово до того, поэтому они с некоторым оптимизмом на него смотрят.

Елена Рыковцева: Это они его поддержали лично, вы считаете?

Глеб Черкасов: Это редкий пример того, что у «варяга» может хотя бы на первом этапе что-то получаться.

Елена Рыковцева: Надежда из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Товарищ в эфире тоже делает хорошую мину при плохой игре. Я, правда, в Интернете позаимствовала данные организации «Голос», которая ратует все-таки за объективность. И вот там писали, прямо по часам поступала информация. На одном участке в Туле проголосовали за умерших. На этом же участке голос за «Единую Россию» стоил... давали купоны на 500 рублей. А когда какой-то мужичок потребовал деньги, там вышла потасовка. В Екатеринбурге служащих «Уралмаша» заставляли голосовать за «Едро», причем организованно на участки на автобусе привозили. И нужно было отзвониться начальнику. На заводе «Пневмостроймаш» заставляли фотографировать бюллетень. В Иваново 50 студентов пожаловались, что руководство в приказном порядке рекомендовало исполнить свое конституционное право на досрочное голосование 11 марта и сфотографировать. Ну, бред какой-то!

Елена Рыковцева: Надежа, спасибо.

Я так понимаю, что это щадящий вариант административного ресурса. И если мы при всех тех случаях, о которых сообщила Надежда и которые выкладывает эта организация, считаем эти выборы относительно честными, значит, это еще ничего.

Глеб Черкасов: Я хотел бы сказать, что когда говорят о том, что «Единую Россию» так ненавидят и так она всех достала, то кто мешает уважаемой нашей радиослушательнице, которая позвонила, почитав данные «Голоса», на следующих выборах обратиться в «Голос» и узнать, не нужны ли им волонтеры. Нет же тысяч волонтеров, которые отслеживают все нарушения, которые дежурят на участках от и до, которые следят за тем, чтобы нарушений не было. Это же добровольны, и их очень мало. И то, что мы знаем о нарушениях, мы знаем, в общем-то, благодаря коммунистам и «Голосу», но этого явно недостаточно. Неприязнь к «Единой России», так же, как и поддержка «Единой России», она тоже пассивная. «Достала эта партия!». «А вы будете что-то делать, чтобы ее стало меньше или не стало вообще?». «Нет, не буду, у меня свои дела». Ну, значит, до свидания.

Елена Рыковцева: Светлана Ивановна пишет: «Вы говорите: ну и хорошо, что Медведев заставил разобраться с той аварией. А в какой-нибудь другой стране президент заставляет работать полицию как следует? Я что-то такого не помню». Но мы все время говорим о том, что, да, это нецивилизованно, это дико, когда президент занимается аварией, спортсменами, и Бог знает чем занимается президент. Но по-другому никак. Вот если президент не вмешается в историю, как выясняется, с каким-нибудь «Речником» или с аварией на Ленинском проспекте, то по-честному не разберутся.

Сергей Черняховский: На то и существует президент, чтобы, в частности, он гарантировал нормальную работу полиции и милиции. И это все сказка, что в остальных странах президенты ничем этим не занимаются. А чем они тогда занимаются? Вот сейчас скандал с ребенком в Финляндии решаться будет на уровне президента Финляндии. Президент на то, в частности, и нужен. А идея о том, что был бы президент, который ничем этим не занимается, а все работало бы само собой, - эта идея народная: лежать на печи и по-щучьему велению...

Глеб Черкасов: Вечного двигателя не существует. Их проекты не принимаются к рассмотрению.

Елена Рыковцева: Зоя Николаевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. «Единая Россия» очень радуется, что она много голосов набрала. Если бы проголосовало 70-80% избирателей, вот тогда бы они пусть порадовались. У нас огромная армия чиновников. Вот за них в основном голосуют чиновники. А простой народ вообще перестал ходить на выборы, не верит он никому. Это мое мнение.

Сергей Черняховский: Ну, это один из стереотипов, которыми мы иногда пытаемся скрасить себе жизнь. Потому что, на самом деле, голосов одних чиновников не хватит, чтобы дать такой процент голосования. И если придут 70-80%, то «Единая Россия» пусть получит не 66%, как это было в 2007 году, но все равно 55 пока получит. И вообще есть первый принцип политического действия, первый императив политического действия – это признавать реальность таковой, какова она есть, а не таковой, как тебе хотелось бы. Нам много чего хотелось бы.

Елена Рыковцева: Вот Александр нам рисует портрет избирателя «Единой России». «Голоса «Едра», не считая того, что им приписывают, делятся на три части. Первая – материально заинтересованные. Вторая – бюрократы, административно зависимые, военные. И не имеющие мозгов. Эти голосуют за любую власть, потому что она – власть». Вот такой расклад.

Сергей Черняховский: Ну, тогда любой, кто голосует не так, как тебе нравится, может объявляться «не имеющим мозгов». На самом деле, это немножко не так. Действительно, можно электорат разделить на три части. Первая часть, которая всерьез доверяет. Вторая часть, которая говорит: «Ну а кто другой?..». А третья говорит: «Пока еще надеемся».

Елена Рыковцева: Заканчиваем рисовать портрет избирателя «Единой России».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG