Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как продвигается создание трубопровода «Набукко»


Ирина Лагунина: Как странно иногда рождаются новости. Невинное замечание главы итальянской энергетической компании Eni Паоло Скарони о том, что проекты газопроводов «Набукко» и «Южный поток» не конкурируют, а дополняют друг друга, и что, если бы все партнеры так решили, то можно было бы объединить усилия, неожиданно вызвало опровержение из Москвы. «Мы ждем с нетерпением, когда «Набукко» сможет хотя бы формально начать с нами соревноваться», - заявил министр энергетики России Сергей Шматко.
Судя по последним событиям, конкурировать «Набукко» начнет в срок – то есть, как и запланировано, в 2014 году. И будет поставлять 31 миллиард кубических метров каспийского и ближневосточного газа в Европу – объем для европейского потребления весьма незначительный, но символический, поскольку все-таки представляет собой диверсификацию газовых поставок.
Событие, которое оживило казалось бы замерзший в последнее время проект трубопровода, произошло 4 марта, когда турецкий парламент ратифицировал межправительственное соглашение о транзите газопровода. Турция была последней из пяти стран – Австрия, Болгария, Венгрия и Румыния – по территории которых будет проходить 3300 километров трубы. Решение Турции прокомментировал в интервью с моим коллегой Брюсом Паннье исполнительный директор проекта «Набукко» Рейнхард Митчек.

Рейнхард Митчек: Межправительственное соглашение – это на самом деле важный документ, поскольку предоставляет юридически единообразный транспортный режим для всех пяти стран. А это исключительно важно для транснационального трубопровода, каким является «Набукко». Это соглашение было подписано в виде договора, что означает, что оно имеет примат, то есть стоит над национальными законодательствами этих пяти стран. При этом договор подписан сроком на 50 лет, что обеспечивает чувство комфорта, безопасности и надежности для инвесторов, банкиров, а также для поставщиков.

Брюс Паннье: Нерешительность Турции перед ратификацией договора можно объяснить ходом переговоров с Азербайджаном. Трубопровод «Набукко» начинается на грузино-турецкой границе, именно там он подсоединяется к трубе, идущей из Азербайджана. Анкара и Баку являются региональными партнерами, но переговоры о цене на азербайджанский газ шли очень медленно. Итальянский специалист, профессор Римского университета Федерико Бордонаро тоже говорит о том, что соглашение между Турцией и Азербайджаном сняло препятствия для ратификации межгосударственного соглашения о транзите «Набукко».

Федерико Бордонаро: Чего не хватало, так это четкого контракта, определяющего цены и тарифы на газ между турками и азербайджанцами. Насколько я понимаю, Анкара теперь будет взимать налог на транзит, но не пошлину на ввоз газа, который пойдет из азербайджанского месторождения Шах Дениз в Турцию, а затем из Турции в Балканский регион и в страны Европейского Союза. По-настоящему новым и интересным является то, что между Анкарой и Баку теперь есть письменное соглашение о налогах, пошлинах и ценах. Так что у «Набукко» появилась крепкая юридическая база, и южный газовый коридор ЕС теперь может опираться на эту легальную основу.

Брюс Паннье:
Еще один прорыв в судьбе «Набукко» произошел 10 марта, когда один из шести акционеров трубопровода – немецкая компания РВЭ – подписала меморандум о взаимопонимании с Азербайджаном на разработку Нахичеванского месторождения в Каспийском море. Газ из этого месторождения явно будет предназначаться для «Набукко», а значит, меморандум снял опасения, что трубу нечем будет заполнять. В прошлом году РВЭ подписала аналогичный контракт с Туркменистаном. После ратификацией Турцией межгосударственного соглашения исполнительный директор РВЭ Стефан Юдиш заметил, что теперь устранены самые последние юридические препятствия и Баку и Ашхабад могут без боязни подписывать контракты с «Набукко». Впрочем, когда мой коллега Брюс Паннье спросил, чувствует ли оператор «Набукко» больше уверенности в том, что газа теперь уже точно хватит, Рейнхард Митчек ответил, что он сам в этом никогда не сомневался.

Рейнхард Митчек: К счастью, у проекта очень активные акционеры, как РВЭ в Азербайджане и Туркменистане, австрийская OMV в Азербайджане и Ираке, венгерская MOL также в Ираке. Так что я чувствую себя абсолютно уверенно, я абсолютно убежден, что мы не только сможем изначально подавать по трубе от 8 до 10 миллиардов кубических метров, но и очень быстро наберем максимальную мощность в 31 миллиард кубических метров.

Брюс Паннье: Еще одна хорошая для «Набукко» пришла - тоже 4 - марта из Европейской комиссии. В тот же самый день, когда Турция ратифицировала межправительственное соглашение, у «Набукко» появилась возможность получить дополнительные деньги. В прошлом году в результате того, что Россия в пылу спора с Украиной перекрыла Центральной Европе газ, Европейская комиссия выделила 1,5 миллиарда евро на развитие энергетической инфраструктуры Европейского Союза. 200 миллионов из этого получил проект «Набукко». В этом месяце ЕС добавил еще 2 миллиарда 300 миллионов евро. И Рейнхард Митчек не исключает, что часть этих денег поступит и в его распоряжение.

Рейнхард Митчек: Пока мы исходим из этих 200 миллионов евро. Мы находимся в постоянном контакте с Европейской комиссией. Но я бы хотел подчеркнуть, что финансирование проекта в принципе не является проблемой. Однако в преддверии окончательного решения инвесторов иметь поддержку в виде таких фондов исключительно важно. И чем больше, тем лучше. Мы проверим, сможем ли мы увеличить эту сумму в 200 миллионов, но пока мы исходим из нее.

Брюс Паннье: И, как дальнейший шаг к развитию «Набукко», как говорит Рейнхард Митчек, этим летом будет объявлен первый тендер.

Рейнхард Митчек: Мы готовим предварительную оценку и объявляем тендер на поставки материалов и строительные работы. С другой стороны, мы открываем сезон предложений системы транспортировки для участников рынка. И то, и другое произойдет этим летом, возможно, в августе-сентябре.

Брюс Паннье: Так что же с идеей соединить в одно «Набукко» и «Южный поток», хотя бы на финальной стадии газопровода в Европе. Рейнхард Митчек полагает, что нужды в таком слиянии нет.

Рейнхард Митчек: Не хочу комментировать подобные спекуляции. Мы сейчас делаем все, чтобы правильно начать проект «Набукко». Мы знаем, что и с коммерческой, и с технологической стороны реализовываться этот проект будет в условиях жесткого соревнования. Мы знаем рынок, мы уверены, что проект будет осуществлен в срок, что мы уложимся в бюджет, и любое изменение в планах – это предмет обсуждения и решения акционеров.

Ирина Лагунина: С Рейнхардом Митчеком, исполнительным директором проекта «Набукко», беседовал мой коллега Брюс Паннье. Почему оживились европейские компании? Версия итальянского эксперта Федерико Бордонаро.

Федерико Бордонаро: Европейский Союз увидел все возрастающую конкуренцию вокруг природных запасов Центральной Азии. Китайцы и иранцы становятся все более активными участниками туркменского и казахского энергетического рынка., например. И именно эта конкуренция заставляет Европейский Союз действовать быстрее. Именно поэтому, я полагаю, в ближайшие месяцы «Набукко» будет на обложках специальных журналов. И я также полагаю, что ближайшие шесть-восемь месяцев будут решающими для проекта.
XS
SM
MD
LG