Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Кировская область


Ирина Лагунина: Во вторник статистический орган одного из российских регионов обнародовал невероятные данные. Кировстат сообщил корреспонденту газеты «Вятский наблюдатель», что численность работающих людей в Кировской области сократилась по всем видам экономической деятельности кроме государственного управления. Вот несколько цифр. В сельском хозяйстве сокращение на 15 процентов. В сфере добычи полезных ископаемых – аж на 28 с половиной. Транспорт и связь почти на 12, обрабатывающие производства – почти на 14. А вот госслужащих, наоборот, стало больше – на более чем 2 процента. При этом численность госслужащих (40,5 тысяч человек) превысила численность работников сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства. И все это при том, что Кировская область – один из самых бедных регионов России, и губернатор Никита Белых был назначен управлять им, похоже, просто в рамках проверки на выживание демократической идеи. Проблемы области сегодня обсуждают доктор географических наук, директор проекта «Социальный атлас российских регионов» Наталья Зубаревич и автор и ведущий цикла Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что сегодня представляет из себя экономика и социальная сфера Пермского области и что, по-вашему, за год с небольшим удалось сделать Белых и его команде?

Наталья Зубаревич: Регион этот входит в обойму так называемых депрессивных регионов. Его промышленное производство до сих пор, до кризиса в 8 году составляло только половину от советского уровня при том, что вся страна вышла на 84%. Это регион, в котором очень низкие доходы населения. Если в среднем по России соотношение душевых доходов к прожиточному минимуму 3,3 раза, то там еле-еле 2,4 раза, то есть хуже, больше, чем на треть. Это регион, в котором длительное время была повышенная безработица и только в последние годы экономического роста проблема рассосалась, потому что нефтяные деньги немножечко дошли и до Кировской области. Это регион без сильного крепкого центра, потому что Киров, он же бывшая Вятка - это город с четырьмя сотнями с небольшим населения, который долгое время был закрытым военным городом. В нем не сформировалась развитая система услуг, развитая вузовская среда, культурная среда, он такой немного угрюмый. А вокруг него обширные территории, слабо заселенные, так называемая российская нечерноземка, где малочисленные деревни разбросаны кустами и до них добраться и там оказать социальные услуги очень сложно. Образно говоря, Пермская область собирает в себе проблемы двух территорий - российского Нечерноземья, активно депопулирующего и Предуралья с его суровой индустриальной средой, так и не оправившейся от постсоветского шока.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, в прошлом году в газете "Вятский край" было опубликовано исследование, в соответствии с которым население Кировской области является абсолютным лидером по депрессивным настроениям. То есть там около 80% граждан настроены крайне депрессивно в отношении условий своего проживания. Как вы думаете, из тех проектов, которые команда Белых начала реализовывать, какие могут реально изменить эти настроения?

Наталья Зубаревич: Я так понимаю, по кризисным показателям, что много особо не реализуешь. Если мы посмотрим на темпы спада налоговых доходов, начнем, конечно, с промышленного производства, Кировская область полетела на минус 16%, в среднем в России на минус 11. То есть было нездорово, а стало существенно хуже, чем спад среднем по стране. Грохнулись инвестиции. Если в целом по стране минус 16%, то в Кировской области на треть. При том, что они никогда там и не были большими. Это территория, обделенная интересом инвестора. На четверть упало строительство и ввод жилья, хотя и не блистала раньше область. Причин две. Это основная и важнейшая – это структура экономики, потому что она держится на трех или двух с половиной китах. Первый кит – это производство минеральных удобрений, по которому кризис ударил капитальнейшим образом, это Кировочепецк, потом недобитое машиностроение, низкоконкурентное и это долгоиграющая боль - это депрессивность, с которой мало понимает, что можно сделать. И третья отрасль, тоже почти 20% объема производства - это лесная промышленность. К сожалению, в России она очень сильно в тени и реально ни доходов бюджета, ни легальных, защищенных трудовых кодексом рабочих мест она дает явно недостаточно. Поэтому первое, что мне очень важно подчеркнуть: у Белых очень тяжелая ситуация. И это не есть его продукт - это то, что он получил в этой праздничной обертке.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, как вы оцениваете лоббистские возможности Белых? При той вертикали, которая выстроена, во многом успех хозяйствования того или иного губернатора, главы администрации области или края зависит именно от его лоббистских возможностей, от его проходимости в коридорах власти.

Наталья Зубаревич: Белых старается. Но вот опять мои любимые цифры. Все доходы бюджетов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации упали на 4%, а в Кировской области плюс 8. Что могли сделать? Смогли притащить деньги из федеральной целевой программы и ее объемы финансирования в области увеличились на треть. Но прежде всего смогли притащить очень приличную сумму денег на поддержку занятости. Объемы поддержки выросли в четыре раза, в среднем по стране в три. Теперь по тому, как люди тратят эти деньги. Могу вам сказать, что тратят они нормально. Во-первых, расходы бюджета при том, что доходы выросли на 8%, расходы выросли на 18, то есть смогли еще поработать и с дефицитом, и с долгом. И что очень важно: Белых перевыполнил план по сокращению управленческих расходов. Вся страна в регионах еле-еле мучительно минус 4% сделала, сокращая управленческие расходы, у Белых минус 14. Если мы берем расходы на экономику, то есть инвестиции бюджета на то, чтобы хоть немножко развиваться, он их увеличил на 30%. И не обидел при этом все основные социальные сферы, туда расходов стало больше. И у меня такое ощущение, что он сделал две правильные вещи, абсолютно оперативные. Первое: хорошо продавил федеральный бюджет, и второе - не сделал никаких решительных ошибок в расходах, то есть не тратил деньги неэффективно с точки зрения расходов на госуправление, на себя любимых, на бюрократов, а вкладывал более-менее ориентировано на либо развитие инфраструктур, либо на социалку. Но это все короткая игра. А в долгую он сделал, на мой взгляд, одну важную вещь, и она, к сожалению, у него не совсем получилась. Он попытался активизировать местное сообщество.

Игорь Яковенко: Да, это важно, потому что Белых неоднократно говорил о том, что это самый главный пункт его программы.

Наталья Зубаревич: Но перед ним стоит тяжелейшая задача: надо что-то делать с обширной периферией, состоящей из маленьких городов, поселков и села. Денег на ее развитие не хватит никогда. И он попытался собрать в кучку деньги государства и привлечь немножко инвестиции самих жителей, там дело даже не в деньгах, там дело в инициативе и развитии систем гражданского контроля за тем, как эти деньги государственные немножко с добавкой частных тратятся на территории. И второй момент - это развитие гражданских инициатив по выбору приоритетов, на что эти маленькие деньги нужно тратить. Вроде бы немножко получилось, но сказать, что эта попытка реализована в полной мере, я не берусь. И мне кажется, что у губернатора порой отчаяние проступает от того, что никак не удается расшевелить людей на то, чтобы более активно участвовать и контролировать. И тогда он пошел по проверенному пути. Кризис в Кировской области с точки зрения проблем населения заливается деньгами. Если мы возьмем масштабы выплат всяких видов социальных пособий, то они выросли в Кировской области на 45% в 9 году. То есть не получилось с активностью, началась раздача маленьких слоников.

Игорь Яковенко: Но здесь, очевидно, ресурсы достаточно ограничены. Тем более, одна из главных задач, которую Белых ставил перед собой - это перетащить к себе дополнительных крупных налогоплательщиков, которые сейчас платят налоги в других регионах, она, насколько мне известно, пока не получилась.

Наталья Зубаревич: Они пытались перетянуть в Кировскую область кого-то из крупных инвесторов по лесопереработке. Но тут их опередила Кострома, потому что Кострома ближе к рынкам сбыта. Я вообще с большим скепсисом отношусь к этим попыткам охоты на слонов, когда региональная власть изо всех сил пытается притащить большого инвестора и за счет посадки его на территорию как-то смягчить бюджетные проблемы. Потому что для большого инвестора можно попытаться создать особые условия. Мы все это уже проходили, уже были особые условия для одной нефтяной компании в Мордовии, были особые условия в Агинском округе для другой нефтяной компании, на Чукотке для третьей нефтяной компании. Результатом всегда становился пшик. Потому что инвестор приходил в виртуальном виде. В реальном виде приходит инвестор, дав приличные дополнительные поступления налогов пока только в Ленинградской области и Калужской - это ближняя периферия крупнейших агломераций, это места реально выгодные. И скорее всего инвестор туда приходил не потому, что губернатор Иван Иванович Иванов что-то ему пообещал в виде золотых гор. Инвесторы знают, что в России сегодня Иван Иванович, а завтра Сидор Сидорович. Он приходил на то, что не меняется при любом губернаторе. Он выбирал выгодное географическое положение, близость к рынкам. К сожалению, в Кировской области этот фактор не работает. Это проблемы российских медвежьих углов.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, все-таки, несмотря на такие достаточно пессимистические нотки в вашем анализе, каков ваш прогноз, выживет губернатор Белых?

Наталья Зубаревич: Видимо, вы полагаете, что Белых будет выбран мальчиком для битья. Он действует лучше многих губернаторов. Я посмотрела расходы бюджетов, они абсолютно адекватные.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, я полагаю только одно, что к Белых приковано внимание прессы и общественности на порядок больше, чем ко всем остальным губернаторам. Это тоже цифры - это данные медиалогии.

Наталья Зубаревич: Согласна, но только давайте четко понимать: принадлежность к демократам не означает волшебных качеств и духоподъемности такой силы, что российская периферия расцветает, как сад Эдем. Такого не бывает никогда. Первое, что он там должен сделать - это отсанировать глупости в управлении, с этим он пытается ладить, хотя у него команда не вполне идеальная, и мы знаем случаи привлечения к уголовной ответственности и в ней тоже, его коллеги-бизнесмены по Пермскому краю попались. Второе: он пытается работать не так, как принято в России, только сверху, он пытается вытащить ресурсы человеческой энергии снизу. Боюсь, что он уже отчаялся. Потому что место, которое назначили для такого эксперимента, скажем так, не самое лучшее, очень мягко говоря. Поэтому, по-простому говоря, наказать его не за что, но и больших успехов он вряд ли добьется.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG