Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крупнейшая за 80 лет финансовая реформа в США


Ирина Лагунина: В Соединенных Штатах председатель банковского комитета Сената Крис Додд представил в понедельник давно ожидаемый законопроект о новых правилах регулирования деятельности американских банков и финансовых компаний на финансовых рынках. Их уже назвали самой крупной финансовой реформой в США со времен Великой Депрессии в 30-е годы прошлого века.
Параллельно и в Европейском союзе на этой неделе обсуждались более жесткие правила регулирования финансовых компаний, чем те, которые действовали до нынешнего кризиса.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Американский законопроект предполагает, в частности, создание целого ряда новых надзорных структур, среди которых могущественного Совета по контролю финансовой стабильности. В его полномочиях, например, принятие решений о принудительном разделении крупнейших банков и финансовых компаний, если их проблемы вдруг станут угрожающими для всей национальной финансовой системы.
Но следует ли в целом считать такое предложение более мягким по сравнению с тем, которое было ранее выдвинуто бывшим председателем Федеральной резервной системы Полом Волкером - о прямом ограничении размеров крупнейших в стране банков и финансовых компаний? Из США – профессор Стэнфордского университета Джеральд Даффи:

Джеральд Даффи: Дело в том, что план Волкера, каким бы эффектным он ни представлялся, было бы очень трудно претворить в жизнь. Хотя законопроект, который представил теперь сенатор Крис Додд, частично включает в себя и план Волкера. Он вообще много чего включает. В нем 1300 страниц!..
В адрес законопроекта уже звучали оценки, что, мол, он, так сказать, "без зубов". На мой взгляд, это - не так. Просто этими "зубами" наделяются различные структуры, регулирующие финансовые рынки, – не только новые, которые предлагается создать, но и уже существующие. Они получают гораздо больше власти...

Сергей Сенинский: Из Вашингтона – сотрудник исследовательского института Brookings Дуглас Эллиотт:

Дуглас Эллиотт: Я не соглашусь, что нынешний проект в целом мягче, чем те, которые предлагались ранее. Да, некоторые его положения – скажем, по мерам защиты потребителей – объясняются во многом политическими соображениями: чтобы законопроект был одобрен, его должны поддержать сенаторы и от Республиканской партии.
Однако по целому ряду других аспектов он даже жёстче, чем предполагалось ранее. И, кстати, вопреки ожиданиям, законопроект содержит в себе некую версию предложений Пола Волкера.
Но в итоге, как мне представляется, он претерпит немалые изменения, и окончательный вариант этого закона действительно окажется более мягким, чем нынешний. Я бы сказал, что он даст примерно 75% той регуляции финансовых рынков, которая нам необходима. Но, учитывая нынешний расклад политических сил, и это - большое достижение.

Сергей Сенинский: Законопроект предполагает введение ограничений на некоторые виды финансовых инструментов, в первую очередь, так называемых производных инструментов. Но в целом речь не идет пока о прямом запрете – например, тех самых CDS (credit default swap), то есть взаимных страховок от банкротства, ставших столь печально знаменитыми уже в начале нынешнего финансового кризиса. Ведь тогда их совокупный объем превысил общий объем всей мировой экономики... Джеральд Даффи, Стэнфордский университет:

Джеральд Даффи: Законопроект сенатора Додда - это лишь первый шаг к более серьезному регулированию финансовых рынков. И у Конгресса есть еще время, чтобы проект доработать.
Я бы, например, сделал так, чтобы рынок производных финансовых инструментов стал более прозрачным. А для этого должны раскрываться текущие цены на всех торгах ими.
Другой момент. Законопроект наделяет регулирующие структуры правом решать, какие из банков или финансовых компаний оказываются неплатежеспособными и даже правом выведения их из бизнеса. Но такой механизм у нас уже есть - это закон о банкротстве. И я бы предпочел улучшить этот закон, но сохранить такие дела за судами по банкротствам, а не наделять новыми правами правительство.
Здесь дело не столько в расширении бюрократии, сколько в другом. Когда правительство решает, может ли существовать и дальше тот или иной крупный банк, его решения могут оказаться в итоге как правильными, так и не вполне. Как предсказуемыми, так и очень. Вы возразите, что ошибиться может и суд по банкротствам... Да, но его действия в принципе более логичны и обоснованны, так как суд, в отличие от правительства, будет действовать в соответствии с четко определенными правилами...

Сергей Сенинский: Но следует ли понимать законопроект так, что прямой запрет тех или иных видов финансовых инструментов и не предполагается вовсе? И что, скорее, этот бизнес просто станут регулировать в той или иной мере? Ведь раньше такого регулирования фактически не было.. Из Вашингтона – Дуглас Эллиотт, исследовательский институт Brookings:

Дуглас Эллиотт: Я не думаю, что будет введен прямой и полный запрет на какие-то финансовые инструменты. Речь идет о жестком регулировании этих сегментов рынка, что, на мой взгляд, абсолютно правильно.
Ведь еще недавно на финансовом рынке существовали инструменты, которые и выглядели просто абсурдными, так как никому не были нужны. Кстати, и исчезли они сами по себе, потому, что так распорядился рынок.
А если какие-то финансовые инструменты на нем сохраняются, значит на рынке они востребованы, так как они имеют некую ценность. И задача регулирования - в том, чтобы эти инструменты использовались разумно и без излишнего риска...

Сергей Сенинский: Регулирование рынков рисковых финансовых инструментов – одна из наиболее обсуждаемых сегодня проблем и в Европейском союзе. Кстати, к началу нынешнего кризиса банками и финансовыми компаниями в Европе, по экспертным оценкам, одних только разного рода ипотечных облигаций было выпущено на 2 триллиона долларов, тогда как в США – на 3 триллиона.
Из Мюнхена – президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке:

Вольфганг Герке: В Европе, и особенно в Германии, все чаще звучат требования полностью запретить некоторые виды финансовых инструментов. Я лично считаю, что это – неверный путь. Во-первых, подобные решения в принципе должны приниматься не в отдельных странах, а только на международном уровне, а во-вторых, нужно не запрещать какие-то финансовые инструменты, а бороться с манипуляциями на финансовых рынках. Я знаю, что многие со мной не согласятся - политики, конечно, хотели бы держать банки на некоем "поводке".
Я предложил бы другое решение проблемы – чем рискованнее бизнес, проводимый банками, тем большей собственной денежной массой они должны располагать. С экономической точки зрения, как мне представляется, это - более правильный путь.

Сергей Сенинский: Американский законопроект предлагает также разработать специальную процедуру закрытия крупных банков и финансовых компаний, терпящих крах – за счет именно их акционеров и незастрахованных вкладчиков, а не за счет всех налогоплательщиков страны. При этом предусматривается и смена менеджмента. А расходы на такие процедуры, случись к ним прибегнуть, предлагается покрывать из специально создаваемого, за счет отчислений самих же банков и финансовых компаний, резервного фонда на 50 миллиардов долларов...
Но представим, что такой механизм существовал бы и два года назад. Неужели этого фонда хватило бы на то, что предотвратить крах инвестиционного банка Lehman Brothers или страховой компании American International Group? Из Вашингтона – Дуглас Эллиотт, исследовательский институт Brookings:

Дуглас Эллиотт: Если бы такой закон действовал уже тогда, он помог бы избежать множества проблем. Конечно, мы никогда не сможем полностью свести на нет вероятность новых финансовых кризисов, так как они являются результатом человеческой деятельности. А рынками, как известно, движут люди.
Единственное, к чему мы можем стремиться, - чтобы кризисы не возникали часто и чтобы они не оказывались столь разрушительными, как нынешний. Вот почему, будь у нас некий подобный закон еще два года назад, кризис, возможно, и не оказался бы столь острым.
Я не знаю, могло бы это спасти Lehman Brothers и AIG. Не будем забывать, что эти компании вели слишком рискованный бизнес, за что и поплатились. Но в целом кризиса, может быть, удалось бы избежать, или, по меньшей мере, его последствия не оказались бы столь тяжелыми для экономики в целом...

Сергей Сенинский: В Европейском союзе уже почти год спорят, как лучше регулировать бизнес самых разных инвестиционных фондов и компаний. В апреле 2009 года Европейская комиссия представила на обсуждение соответствующий законопроект. Однако и на двухдневной встрече министров финансов ЕС в начале этой недели достижение некоего компромисса о том, как решать проблему, вновь отложили.
Параллельно в Брюсселе и Страсбурге, то есть в Европейской комиссии и Европарламенте, обсуждаются многочисленные предложения относительно регулирования бизнеса ведущих рейтинговых агентств. Из Мюнхена – президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке:

Вольфганг Герке: Проблема, на мой взгляд, заключается в том, что действующий ныне международный свод правил банковского бизнеса – так называемый
"Basel II"– явно переоценил роль рейтинговых агентств, придав им слишком большое значение на финансовых рынках. Так что регуляторы отчасти и сами виноваты, что рейтинговые агентства пользуются теперь таким влиянием.
И вполне логичными представляются нынешние требования Евросоюза ввести надлежащий контроль за деятельностью этих агентств, и только тогда они получали бы соответствующую лицензию. Кстати, буквально на следующей неделе в немецком Бундестаге будут обсуждаться предложения о более строгом контроле рейтинговых агентств и приведении, в случае одобрения, немецкого законодательства в соответствие с общими нормами Европейского союза.
На мой взгляд, в этом секторе необходима более широкая конкуренция. Кроме того, услуги рейтинговых агентств должны, скорее, оплачиваться не теми, кого они подчас спасают, присваивая им рейтинги, а сторонними клиентами, инвесторами, страховыми компаниями – теми, кому агентства дают рекомендации, куда и как именно вложить свои средства...

Сергей Сенинский: В Соединенных Штатах только что представленный в Сенате законопроект о финансовых рынках также предусматривает регулирование бизнеса ведущих рейтинговых агентств, в адрес которых было немало обвинений в самом начале нынешнего кризиса.
В частности, предлагается не только обязать эти агентства раскрывать собственные методики оценки тех или иных компаний или банков, но и ввести специальные квалификационные тесты для самих рейтинговых аналитиков, а также обязать агентства использовать информацию и альтернативных источников о тех компаниях, рейтинги которых они представляют...
Представленный законопроект находится пока на стадии обсуждения в профильном комитете Сената США...
XS
SM
MD
LG