Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приведет ли непризнание Косово к самоизоляции Сербии?


Ирина Лагунина: На субботу 20 марта в Брдо-код-Краня (Словения) запланирован региональный саммит стран западных Балкан, который должен стать самой масштабной встречей балканских лидеров с момента распада бывшей Югославии в 1991 году. Однако за два дня до начала конференции ещё не известно, приедут ли в Словению все делегации. Свое участие не подтвердила Сербия. Причина: официальный Белград требует, чтобы представители Косово, провозгласившего в 2008 году независимость от Сербии, были представлены в формате, предусмотренном резолюцией СБ ООН 1244, ( как Косово-Унимик) то есть, под именем Миссии ООН по Косово (UNMIK), которая исполняла обязанности временной администрации края до провозглашения независимости. Тема саммита - европейское будущее Балканского региона, поскольку ЕС от всех государств, возможных кандидатов в члены Евросоюза, требует сначала наладить отношения с соседями. А Белград отказывается от контактов с представителями Косово, считая, что это означало бы признание его независимости. Президент Сербии Борис Тадич:

Борис Тадич: Мы хотим, чтобы не только Сербия (под этим я подразумеваю и Косово), но и все государства западных Балкан интегрировались в Европейский союз. До того, конечно, нам необходимо сотрудничать между собой. Однако Сербия не может согласиться с тем, чтобы посредством решения технических проблем регионального форума о сотрудничестве, нас заставили подспудно признать Косово отдельным государством. Поэтому излишними, даже я бы сказал не совсем приличными, являются попытки некоторых международных представителей читать лекции Сербии о том, что она должна делать. Мы очень хорошо знаем, что нам делать!

Ирина Лагунина: Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Не известно пока, пройдёт ли саммит лидеров Западно-балканского региона без Сербии, или президент Борис Тадич всё-таки согласится поехать в Крань. Организатор этой важной конференции – Словения – сообщает, что до последнего момента будет ждать от положительного ответа Белграда.
Белград в среду посетил уполномоченный Европейского парламента по Сербии Елко Кацин, заявив, что Сербия должна решить, хочет ли она участвовать в евроинтеграции или, отказываясь от регионального сотрудничества, ставит себя в изоляцию.

Елко Кацин: Сербия сама должна решить, что в её интересах. Если она будет отсутствовать на саммите, это будет сигналом из Белграда - сигналом того, является ли эта страна частью решения и частью проблемы. Повторяю: Сербия - суверенное государство, и она сама определяет скорость своего сближения с ЕС. А сутью этой встречи, как я понимаю, является сотрудничество и улучшение атмосферы в регионе Западных Балкан.

Айя Куге: Представители Евросоюза убеждают руководство Сербии, что признание независимости Косово не является условием вступления в ЕС, но настаивают на региональном сотрудничестве. А Белград никак не может выбрать формулу сотрудничества с Косово, чтобы оно не выглядело как признание независимости. Однако сербское руководство обижено тем, что Любляна отправила приглашения косовским лидерам Фатмиру Сейдию и Хашиму Тачи, назвав их президентом и премьер-министром Косово. Однако Словения потом выступила с компромиссным предложением: все лидеры на саммите будут представлены лишь своими именами, без каких бы то ни было государственных символов. На такое решение согласно и руководство косовских албанцев. Председатель форума по международным отношениям Словении Йожеф Кунич.

Йожеф Кунич: Словения старается, чтобы приехали представители и Косово, и Сербии. Словения признала Косово независимым государством, поэтому мы не можем называть его как-то иначе. Нужно найти такое решение, которое бы обеспечило участие и тех, и других. Одна из возможностей: не именовать на конференции государства, а называть лишь имена председателей делегаций. Об этом ведутся переговоры, и посмотрим, что получится. Однако Словения действительно старается обеспечить присутствие всех участников.

Айя Куге: Руководитель канцелярии правительства Сербии по вопросам ЕС Милица Делевич считает, что Европа сама не в состоянии определиться, является ли Косово независимым государством – ведь не все европейские государства признали Косово.

Милица Делевич: Несмотря на то, что в Евросоюзе нет консенсуса о том, является ли Косово государством или нет, есть единое мнение, что нужно включить его в процессы евроинтеграции. Из-за разницы во мнениях государств-членов ЕС, ведутся поиски модели, которая была бы нейтральной относительно статуса Косово. Сербия согласна обеспечить Косово участие в региональном сотрудничестве, но только таким способом, который подчеркивал бы его нейтральный статус.

Айя Куге: Видный сербский специалист по международному праву Радослав Стоянович считает, однако, что Сербия должна проводить более гибкую политику.

Радослав Стоянович: Перед Сербией стоит ряд вопросов, которые она должна была бы решить через прямые контакты с представителями Косово. На первом месте это возвращение домой косовских сербов, которые всё больше превращаются в каких-то палестинцев. Если в данный момент невозможно организовать такие прямые переговоры с представителями Косово, то их началом могло бы послужить участие в некоторых совместных конференциях, как в региональных, так и в международных. Речь идёт именно об этом, когда в Евросоюзе говорят, что Сербии к косовской проблеме должна подходить рациональнее. Страх, что такие встречи будут истолкованы как знак признания независимости Косово, является частично оправданным, однако это можно нейтрализовать: Сербия, приезжая на конференцию, могла бы, например, публично предупредить, что это не означает признания Косово.

Айя Куге: А почему руководство Сербии ведёт себя так неуступчиво, отказываясь даже от компромиссов, которые могли бы быть в его пользу? Где выход? С этими вопросами мы обратились к профессору факультета политических наук Белградского университета, бывшему послу Сербии в Париже Предрагу Симичу.

Предраг Симич: Мне кажется, что в данный момент идет игра нервов. У сербского правительства, из-за экономического хаоса и кризиса в стране, пространство для маневров ограничено. В минувшем году Сербия как-то справлялась с кризисом, но в этом году у неё минимальные шансы. Поэтому у руководства, у президента Тадича, для поддержания рейтинга остаётся лишь внешняя политика.
ЕС хотел бы достичь такого компромисса, чтобы Сербия, пусть и без формального признания независимости Косово, начала сотрудничать с Приштиной. В истории есть разные модели и примеры. Один из них - восточная политика Вилли Бранта, когда Западная и Восточная Германия не признавали друг друга, но сотрудничали. Еще один пример - Ирландия и Северная Ирландия, или Китай и Тайвань. Если бы Сербия была экономически сильнее, то могла бы действительно больше сотрудничать с Косово в этом плане. Посмотрите, Китай и Тайвань и не собираются признавать друг друга, но тем временем товарообмен между ними составляет 450 миллиардов долларов. Экспорт Сербии в Косово сейчас 350 миллионов долларов в год, и для нас это немало. Однако, на данный момент атмосфера в Сербии не благоприятствует компромиссам. Сербия ждёт решения Международного суда о легальности независимого статуса Косово, и только потом, возможно, можно ожидать какой-то новой политики. А сейчас Сербии грозит опасность остаться вовсе изолированной – ведь все её соседи, кроме Боснии и Румынии, уже признали Косово.

Айя Куге: Судя по заявлениям сербского руководства, за последний месяц в Сербии проблема Косово действительно снова стала актуальной. Министр иностранных дел Вук Еремич даже выступил с заявлением, что если придётся выбирать между вступлением в Евросоюз и непризнанием Косово, Сербия выберёт Косово – и получил аплодисменты. Президент Тадич также месяц назад отказался поехать на инаугурацию нового президента Хорватии Иво Йосифовича: ведь приглашены были и лидеры Косово. Грозит ли Сербии самоизоляция? Вот мнение аналитика Владимира Глигорова.

Владимир Глигоров: Самоизоляция – это слишком резкое слово, но видно, что по сути почти каждые два месяца маятник движется то в одну, то в другую сторону, даже когда не ясно, от чего конкретно это зависит. Ещё недавно ситуация была совсем другой: вступление в ЕС для Сербии было главной стратегической целью, говорилось, что нужно найти «модус вивенди», чтобы можно было сотрудничать с Косово. Теперь, то ли по внутриполитическим причинам, то ли из-за новой расстановки сил в правящей Демократической партии, всё перевернулось, и Сербия скатилась на позиции середины минувшего года, когда утверждалось, что важно Косово, а не Европейский союз.

Айя Куге: Белградский эксперт по делам международного сотрудничества и безопасности Милан Паевич отмечает, что Сербия, отказываясь от участия в региональных и международных форумах, может потерять возможность осуществить намеченную перед собой цель - стать лидером в регионе.

Милан Паевич: Остаётся надеяться, что проблема будет устранена. Не произойдёт ничего страшного, если президент Тадич не поедет в Словению. Но я считаю, что нам действительно не на пользу то, что каждые несколько недель или месяцев, повторяется одно и то же: мы сами себя исключаем из региональных и других собраний из-за, зачастую, формальных причин, связанных с Косово. Мне кажется, что лишь активная политика является единственным спасением для Сербии и региона – и не только ради вступления Сербии и стран региона в ЕС, но и для того, чтобы ускорить нормализацию двусторонних, прежде всего экономических, отношений.

Айя Куге: Любопытно то, что Сербия уже несколько раз принимала участие в международных конференциях, на которых либо Косово было представлено как Косово-Унимик, либо все лидеры выступали под своим именем, без символов государств. Однако наблюдатели опасаются, что даже если президент и премьер-министр Сербии всё-таки в последний момент согласятся в субботу поехать на саммит в Словению, проблема не будет решена полностью. Ведь участники саммита должны принять декларацию о своих намерениях осуществить общую цель – интеграцию в Евросоюз. А могут ли лидеры подписать такую декларацию без указания своих государств?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG