Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный музыкальный фестиваль в Сочи



Марина Тимашева: О Третьем зимнем Международном музыкальном фестивале, который завершился в Сочи и собрал фантастически знаменитых людей расскажет Геннадий Шляхов

Геннадий Шляхов: Он появился на Черноморском курорте благодаря тому, что Сочи стал столицей Олимпиады 2014 года. Как известно, по правилам МОК, спортивные старты в каждой стране предваряет так называемая “культурная олимпиада”, когда в течение четырёх лет в будущей столице игр проходят выставки, концерты, театральные и кинофорумы. Сочинский зимний международный музыкальный фестиваль, который в качестве артистического директора возглавил Юрий Башмет, стал пилотным проектом “культурной олимпиады” в Сочи.

Юрий Башмет: На самом деле амбиции по поводу фестиваля у меня большие. … Зимний фестиваль - своего рода предварительная деятельность, которая должна на пике привести к культурной программе самой Олимпиады. Мы, когда начинали фестиваль, даже не подозревали, какое большое дело затеяли.

Геннадий Шляхов: Особенностью третьего по счёту сочинского фестиваля стала его многожанровость. В этом году на сцене Зимнего театра, где проходили концерты, выступил музыкальный театр Алексея Рыбникова, показавший спектакли “Красная шапочка” и “Юнона и Авось”. Один из вечеров был посвящён балету – в гала-концерте Ульяны Лопаткиной приняли участие солисты Мариинского и Михайловского театров. Заболел и не смог участвовать в фестивале польский композитор и дирижёр Кшиштоф Пендерецкий. Ждали братьев Брубеков, но джазмены из США в Россию не приехали. Современную неакадемическую музыку на фестивале представляла группа “Insite” и Нино Катамадзе из Грузии.

(Звучит музыкальный фрагмент)

Это был не концерт, а настоящее представление. На сцене не было декораций или иных театральных атрибутов, но была Нино Катамадзе, которая на глазах слушателей и с их участием, здесь и сейчас, создавала музыку. Её артистическое обаяние очаровало зал.

Нино Катамадзе: Вся сложность не в исполнении, а в эмоции, которая есть, потому что настолько входишь с ними в контакт, что невозможно отойти. Джаз – это образ жизни. Нет большего джаза, чем когда в Грузии дедушки сидят за одним столом, поют одну и ту же песню, но по соседству переедешь и там по-другому поют. Это и есть джаз. И лучше этого нет.

Геннадий Шляхов: На гала-концерт Ульяны Лопаткиной, проходивший в рамках музыкального фестиваля, билетов было не достать. Программа балетного вечера, в котором выступила прима Мариинского театра, состояла из номеров классического балетного репертуара, которые исполнили солисты Мариинского и Михайловского театров, и современной хореографии в исполнении Ульяны Лопаткиной.

Ульяна Лопаткина: Для "классика" – а я воспитана на определенной балетной школе, на определённых позициях – бывает очень непросто достойно станцевать спектакль в современной хореографии. Нужна спецподготовка, чтобы не выглядеть «классиком» в современном балете. Современная хореография расширяет диапазон. Это вопрос, кому что нравится. Но профессионал в балетном искусстве должен воспринимать любую информацию и уметь её показать, иначе ты не будешь профессионалом высокого уровня.

Геннадий Шляхов: Ещё одно имя в афише этого года заставило сочинскую публику задолго до начала фестиваля обсуждать программу одного из вечеров. Не столько музыкальную часть концерта, сколько участие в нём актёра Константина Хабенского.

(Звучит музыкальный фрагмент)

“Семь слов Спасителя на кресте” Йозефа Гайдна исполнил камерный ансамбль “Солисты Москвы” под управлением Юрия Башмета и Константин Хабенский. Актёр предварял каждую из музыкальных частей произведения одной из семи фраз Иисуса, с которыми тот обращался перед смертью к окружающим, к распятому рядом разбойнику, к матери, к ученику и, наконец, к Отцу Небесному. Это произведение, первоначально сочинённое для хора с оркестром, а затем переписанное в четырёх вариантах для других составов исполнителей, было задумано для исполнения в церкви, но уже давно звучит с концертных подмостков. Непростое для восприятия произведение Гайдна было принято сочинскими слушателями с благодарностью – Хабенского и Башмета вызывали на сцену несколько раз. Также горячо бисировали выступление одного из лучших скрипачей мира - Вадима Репина. На открытии фестиваля он покорил слушателей исполнением Концерта для скрипки с оркестром Мендельсона и "Кармен-фантазией" Ваксмана.

(Звучит музыкальный фрагмент)

В том же концерте открытии фестиваля выступил пианист Олег Майзенберг. Уроженец Одессы, выпускник Института имени Гнесиных, в прошлом солист Московской областной филармонии, он уже тридцать лет живёт и работает в Вене, гастролирует во многих странах мира. Как и другим исполнителям из бывшего СССР, обосновавшимся в Европе или в Америке, ему пришлось ломать сложившиеся стереотипы и доказывать, что музыкант из России может исполнять не только русскую музыку.

Олег Майзенберг: Отчасти есть какие-то остатки этого представления о русских музыкантах до сегодняшнего дня. Видимо известно, что у русских очень сильно развито чувство национального. Может поэтому у западного человека есть основание полагать, что русский считает, что русскую музыку должен играть только русский. Но и “западный”, в свою очередь, тоже думает, что Моцарта можно играть только в Австрии. Всё это предрассудки. Настоящий музыкант должен чувствовать стиль любого композитора.

Геннадий Шляхов: Творческий путь Бориса Спасского, ещё одного участника фестиваля, в чём-то повторяет судьбу Олега Майзенберга. Закончив Российскую Академию музыки имени Гнесиных, Борис Спасский сегодня живёт в Швейцарии и много гастролирует. Ему есть, что и с чем сравнивать.

Борис Спасский: Обычно всегда любят говорить: а вы знаете, а публика здесь другая, публика за границей тоже другая, где вам удобней? Понимаете, люди остаются людьми. Да, существуют различия в культуре, в атмосфере всей, но язык можно найти со всеми людьми.

(Звучит музыкальный фрагмент)

Геннадий Шляхов: Что касается исполняемой пианистом музыки, то репертуар её не ограничивается только лишь пожеланиями антрепренёров или какой-либо модой.

Борис Спасский: В наше время играет большую роль некий пиар и мода на что-то. Для меня это не является основной целью – к чему я стремлюсь. Как я говорил, я делаю то, на что откликается моё сердце. Мне близка романтическая музыка.

(Звучит музыкальный фрагмент)

Геннадий Шляхов: Третий Зимний международный музыкальный фестиваль в Сочи уже обрёл свои традиции. Так, например, неизменно каждый год в концертах принимает участие камерный ансамбль “Солисты Москвы” и симфонический оркестр “Новая Россия”. Оба коллектива возглавляет артистический директор фестиваля Юрий Башмет. Он же регулярно выступает и как солист.
Во всём остальном – в программе фестиваля, которая год от года расширяет рамки представленных жанров, в поимённом списке приглашённых солистов, где наряду с талантливой молодёжью выступают признанные мастера сцены - сочинский Зимний международный музыкальный фестиваль находится в творческом поиске.

Юрий Башмет: Я доволен тем, как всё здесь происходило в этом году. Потому что на бумаге это одно дело – красивая программа, а уже вспоминая достижения, в каждом концерте были какие-то открытия. Мы себя не обманываем, и мы не принимаем успех за достижения. На самом деле были достижения.

(Звучит музыкальный фрагмент)

Геннадий Шляхов: Действительно, фестиваль имел громкий успех. Мощная финансовая и организационная поддержка Министерства культуры России и “Русского концертного агентства” не позволяют усомниться, что и следующие музыкальные фестивали, по крайней мере, до 2014 года, будут столь же интересны.

XS
SM
MD
LG