Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто приютит женщину с двумя детьми (Челябинская область)


Александр Валиев: Несколько месяцев назад Челябинск потряс трагический случай - женщина убила двух своих маленьких детей и покончила с собой. В предсмертной записке она объяснила, что не в состоянии обеспечить детей - нет ни жилья, ни денег. Челябинка Танзиля Маингарт узнала об этой истории из газет и телевидения.

Танзиля Маингарт: Я услышала это по телевизору, то есть это на слуху было. Я подробнее потом посмотрела программу. Женщина убила себя, убила своих детей. Ситуация у нее очень похожая на мою. Она также снимала жилье, также с двумя детьми была одна. Помочь ей было некому, и вот она таким образом закончила всю свою жизнь. Когда я смотрела после этого передачи, выступления разных там представителей людей, которые говорили свои высказывания в ее адрес, осуждали ее, что почему, мол, не ходила. У нас существуют какие-то там социальные программы, у нас есть это, у нас есть то. Возможно, она ходила, она пыталась. Она, может быть, была бы рада прийти туда, где ей помогут, но она просто не знала, что существуют такие организации. На сегодняшний день я хожу не первый год. Я хожу по поводу жилья.

Александр Валиев: Танзиля уже и забыла, что это такое свой дом. Квартиру, в которой она жила, будучи еще подростком, прокутили пьющие родственники. Так случилось, что и мать, и обе сестры Танзили алкоголики. В 90-е годы, когда ей было около 20, Танзиля пережила массу неприятных историй, связанных со своей семьей. Сегодня она не хочет вспоминать о них, но факт остается фактом. Она, будучи в потерянном, психологически сломленном состоянии, дала согласие на продажу квартиры.

Танзиля Маингарт: Я не здравый человек на тот момент была. Мне нужна была помощь, психологическая помощь. Мне ее оказать было некому в тот момент. И только я из этого вышла, из этого состояния, когда я забеременела Эдиком, я начала что-то думать, что жить надо. Я просто была как зомби. Когда, во-первых, предают близкие люди, которые издеваются все твое детство над тобой, когда ты планируешь учиться в институте, когда ты что-то хочешь в этой жизни добиться, тебя просто уничтожают. Да, я смерилась. Я просто… Все руки опустила – что делается, пусть то и делается. Я на тот момент жить не хотела.

Александр Валиев: С тех пор она снимает жилье. У нее появилась своя семья муж, который поначалу казался любящим, заботливым и надежным. Двое детей. Однако вскоре супружеская жизнь пошла крахом - муж стал пить, распускать руки. И она от него ушла.

Танзиля Маингарт: На сегодняшний день с 2007 года я с ним официально в разводе. Я все время тружусь, я никогда не сижу. Пусть обо мне не думают, что я тунеядка. Для меня это очень унизительно. Я умею заработать деньги на сегодняшний день, выжить в этом всем. Я могу. Но когда у меня болеет маленький мой ребенок, и мне не несет его отец алименты, которые он обязан дать, и мне нечем просто заплатить за жилье, в котором я нахожусь, что завтра я останусь на улице, когда такие вещи происходят в стране, что женщины от безысходности вешаются и детей своих убивают – это подталкивает на то, что надо действовать. Нельзя молчать.

Александр Валиев: Танзиля видела, как на телеэкране высокие чиновники сокрушались о том, почему же та женщина, которая покончила с собой и убила своих детей, не обратилась за помощью к власти. Сама Танзиля обращалась. Но понимания и помощи, увы, нигде не нашла.

Танзиля Маингарт: Прямая трансляция была. Путин выступал и говорил, что нужно гражданам, остро нуждающимся в жилье, обеспечить этих граждан жильем. Вот эти слова, когда я услышала, я пошла в общественную приемную Путина. Я пришла, меня встречала депутат Шапикова. Я все написала, все расписала, как есть. Она меня выслушала, отправила меня потом на прием в "Соцгород". У нас есть такая организация в Металлургическом районе. Там меня встретили, тоже выслушали, руками развели и сказали: "Мы можем вам какие-то вещи, детям вашим что-то помочь, обувь, когда будет такая возможность. Но жилья на сегодняшний день нет. Уголочка в общежитии нет".

Александр Валиев: После неудачного опыта обращения в приемную премьер-министра Танзиля Маингарт решила попытать счастья в приемной губернатора. Она не просила ни денег, ни одежды, ни еды. Она хотела всего лишь, чтобы ей дали угол не в собственность. Хотя бы в соцнайм.

Танзиля Маингарт: Просто пришла в приемную к секретарю губернатора. На что мне секретарь сказала, что на сегодняшний день в вашей ситуации я выхода вообще не вижу. Губернатор не распоряжается жильем. У него в распоряжении нет жилья. Если бы у вас было образование или профессия, с которой мы могли бы вас послать на село работать, где вы были бы педагогом, медиком, ваша профессия не соответствует этому. Этого мы тоже сделать не можем. Когда я сказала, что ведь Путин говорит, ведь Владимир Владимирович с открытыми глазами ясным текстом говорит нам, что нам делать, что есть надежда-то. Она мне говорит – ну, мало ли, что они там говорят. Они там говорят, а на самом-то деле все по-другому. Вы же взрослые люди, вы же прекрасно это понимаете.

Александр Валиев: Танзиля обратилась к журналистам и правозащитникам. Сейчас ей помогает юрист и психолог Олег Брук.

Олег Брук: Статья 57 Жилищного кодекса Российской Федерации представляет возможность гражданам на внеочередное получение жилья по договора социального найма, если они попадают в разряд остро нуждающихся. Но в реальности эта ситуация более трагична, ибо с момента обращения до возможного предоставления жилья проходят долгие-долгие годы. А жить, вернее, выживать людям надо уже сегодня.

Александр Валиев: Танзиля не опускает рук, не отчаивается и не думает о плохом, несмотря на то, что понимает - в этой жизни рассчитывать ей не на кого. И только иногда в душу закрадывается страх, что станет с детьми, если вдруг с ней самой что-то случится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG