Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мишель Обама воюет с ожирением у подростков.



Александр Генис: Медицинская реформа, чего бы она ни стоила стране вообще и демократам, в частности, кажется неизбежной, потому что Обама объявил ее своим приоритетом. Примирившись, политики спорят о частностях и считают деньги, пытаясь сократить расходы.
Это неизбежно, потому что Америка скоро будет тратить на здравоохранение один доллар из каждых пяти - в полтора раза больше, чем самая благополучная в этом отношении Франция. Среди причин – сдельная оплата медицинских услуг, судебные процессы, вздутые цены, бюрократический балласт, продленная смерть (каждый день агонии стоит в больнице 10 тысяч). Но самая наглядная причина – у всех перед глазами: американцы намного толще европейцев. Ожирение стоит Америке больше Пентагона. К тому же, предупреждают специалисты, - никакая реформа не спасет людей от себя и fast food. В Америке выросло целое поколение, которое просто не знает, что еду можно готовить дома. Еще хуже, что от дорогостоящих последствий вредной диеты, состоящей главным образом из сахара, жира и табака, чаще всего страдает та часть общества, которая просится к нему на иждивение. Чем люди беднее, тем они толще. То есть, это и социальная, и медицинская, и экономическая проблема. Вот почему Мишель Обама объявила войну с ожирением. О том, как она ее ведет, рассказывает репортаж нашего вашингтонского корреспондента Владимира Абаринова.

Владимир Абаринов: Было время, когда администрация советских пионерских лагерей откармливала детей, как на убой, а режиссер Элем Климов высмеивал это обыкновение в фильме “Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен”.

Врач: Третьякова – плюс 120 грамм, Ширяев – плюс 140 грамм, Еременко – плюс 25 грамм. Второй отряд весь.

Дынин: Так, очень хорошо. Общий вес отряда – 865 килограммов. Этак они к концу смены за тонну перевалят!

Владимир Абаринов: Сегодня на эту тему уже не пошутишь, особенно в Америке. Избыточный вес детей здесь осознан как угроза здоровью миллионов американцев. Говорит эндокринолог, директор центра по изучению диабета вашингтонского университета Говарда Гейл Нанли-Бленд.

Гейл Нанли-Бленд: Собственно говоря, детское ожирение может возникнуть в один из трех периодов. Бывает, что избыточный вес набирает младенец, но если принять меры, вероятность того, что он останется тучным, составляет около 20-25 процентов. Из тех детей, которые страдают ожирением в 5-6 лет, около половины в дальнейшем не могут избавиться от чрезмерного веса. Но если ожирение приходит в отрочестве, шанс, что оно останется, составляет уже 90-95 процентов. То есть чем старше ребенок, тем выше вероятность, что он сохранит лишний вес и тогда, когда станет взрослым.

Владимир Абаринов: На вопрос, возможно ли побороть опасную тенденцию, доктор Нанли-Бленд отвечает утвердительно.

Гейл Нанли-Бленд: У меня был пациент, который весил около 600 фунтов. Когда он приходил ко мне в кабинет, он не мог сидеть на столе для обследования – он бы его опрокинул. Он не мог посещать школу, потому что не помещался за партой. Он не мог завязать шнурки своей обуви. При этом он хотел похудеть настолько, чтобы можно было кататься на велосипеде. В конце концов, ему удалось сбросить вес, и он смог кататься на велосипеде, но это потребовало огромных усилий.

Владимир Абаринов: Уточним: 600 фунтов - это 272 килограмма. В последнее время лидером общенациональной кампании против детского ожирения стала первая леди Мишель Обама. Она встречается с губернаторами, производителями продуктов питания, школьными администраторами, а недавно в городе Джексон, штат Миссисипи, она провела встречу со школьниками средних классов.

Мишель Обама: Я действительно прошу вас помочь мне. Вас когда-нибудь просили первая леди или президент Соединенных Штатов помочь им? Так вот я прошу. Поможете? (Утвердительный гул в зале.) Хорошо, тогда я скажу, что нужно делать, потому что мы можем принять законы, ваши родители могут действовать по-своему, школы – по-своему, но если вы не готовы сделать свою часть работы, все будет напрасно, понимаете? Вы должны захотеть перемен! Все зависит от выбора, который вы сделаете. То же самое я говорю своим детям: выбирайте здоровый образ жизни. Когда вам хочется перекусить, вы выбираете между шоколадным батончиком, картофельными чипсами и яблоком, так? Просто подумайте, не стоит ли положить на поднос немного больше фруктов и овощей и попытаться съесть их. Можете вы это сделать? Ну, давайте! (Смех.) Что-то не слышно особого энтузиазма. (Смех.) Вы должны быть активными, больше двигаться, так ведь? Это значит – нельзя часами сидеть перед телевизором, за видеоиграми или за компьютером. Вы должны встать и двигаться. Этим вы можете мне помочь?

Зал: Да!

Владимир Абаринов: Марго Вутэн, директор Центра за использование науки в интересах общества, высоко оценивает усилия первой леди.

Марго Вутэн: Один из ключевых элементов ее кампании, которую я считаю чрезвычайно важной, состоит в том, чтобы улучшить качество питания в школах. Один миллиард долларов в год, которые президент запросил у Конгресса, будут использованы на обеспечение бóльшего числа учеников школьными обедами и завтраками и на оздоровление этой еды – увеличение доли фруктов, овощей и крупяных продуктов из цельного зерна. Второе, чего мы ждем от Конгресса – это решение убрать из школьных торговых автоматов нездоровую пищу. В наше время высокой статистики ожирения это просто абсурд продавать в школах шоколадные батончики и газировку.

Владимир Абаринов: Задача не так проста, как представляется на первый взгляд. Борьба с детским ожирением ущемляет интересы пищевой индустрии с многомиллиардными оборотами. Производители навязывают детям свой продукт через рекламу. Поэтому сторонники здорового питания пытаются законодательно ограничить рекламу вредных еды и напитков.

Марго Вутэн: Мы должны противопоставить этой системе сбыта свою, пропагандировать полезные для детей продукты, но необходимо также избавиться от рекламы вредной еды. В настоящее время компании-производители тратят два миллиарда долларов в год на рекламу, и реклама эта такая ловкая, такая заманчивая. Моя маленькая дочка никогда не прокручивает вперед запись передачи, чтобы не смотреть рекламу, потому что реклама такая занятная, и она лезет изо всех щелей: она не только по телевизору, но и в детских радиопрограммах, детских журналах, в Интернете, она вмонтирована в компьютерные игры... Производители взяли на себя обязательство сократить рынок нездоровой еды, но исследования показывают, что они прилагают недостаточные усилия и что бóльшая доля рекламы для детей – это по-прежнему реклама нездоровой еды.

Владимир Абаринов: Серьезная кампания нуждается в серьезных средствах. Родилась идея обложить дополнительным налогом производителей “соды”, как называют в Америке безалкогольные газированные напитки с синтетическими добавками. Вырученные средства предлагается направить на финансирование программ по пропаганде здорового образа жизни. Именно это было сделано в свое время с табачными изделиями. Но представитель Американской ассоциации производителей прохладительных напитков Кевин Кин считает аналогию некорректной.

Кевин Кин: Вы можете пить соду и оставаться здоровым человеком. Чего не скажешь о курении.

Владимир Абаринов: По его словам, сокращение доходов производителей скажется на общей экономической ситуации в стране, в том числе на уровне безработицы.

Кевин Кин: У нас имеются экономические выкладки, которые показывают, что потери отрасли составят 22 миллиарда долларов, а это и потеря рабочих мест. Но мы признаём, что это отразится на объемах продаж.

Владимир Абаринов:
Дискуссия вокруг налога на “соду” и ее уподобления курению совпала с регулярным медосмотром президента. Для Барака Обамы это было первое обследование в качестве главы государства. Интерес прессы к этому событию подогревался и тем, что у президента обнаружилось повышенное содержание холестерина в крови. Кроме того, выяснилось, что он так и не бросил курить. На очередном брифинге пресс-секретаря Белого Дома Боба Гиббса забросали вопросами на эту тему.

Вопрос: Сейчас обсуждается новость о том, что уровень холестерина у президента выше нормального и что он по-прежнему борется с привычкой к курению. Не имеете ли вы или президент сказать что-либо по этому поводу американцам, которые пытаются избавиться от лишнего холестерина или бросить курить?

Боб Гиббс: Он, возможно, съел за последний год несколько больше чизбургеров и, по-моему, он сам говорил вам, что съел больше десертов, чем, по моим наблюдениям, он ел прежде.

Вопрос: Это потому что теперь у него больше шикарных мероприятий или потому что у него есть собственные повара?

Боб Гиббс: Думаю, большинство людей скажет вам, что чем больше десертов ты видишь, тем больше их ешь. Здесь действительно готовят изумительные десерты, и ему всегда подворачивается случай съесть больше, чем следовало бы. Что касается курения, то президент продолжает употреблять антиникотиновую жевательную резинку. Иногда он не в силах одолеть привычку, как это бывает со многими, кто борется с этим пристрастием.

Вопрос: Может, ему трудно, потому что год выдался такой напряженный, какого у него никогда прежде не было?

Боб Гиббс: Да уж конечно, одно другому не помогает.

Вопрос: А по-честному: у кого он стреляет сигареты?

Боб Гиббс: Я не курю и поэтому не могу знать.

Владимир Абаринов: Как видим, и у президента есть свои маленькие слабости.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG