Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Вадим Дубнов – о перспективах зарубежных соотечественников


Вадим Дубнов

Вадим Дубнов

Правительство внесло в Государственную думу законопроект об изменениях и дополнениях в действующий закон "О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом". К соотечественникам, как сказано в пояснительной записке, "относятся граждане РФ, постоянно проживающие за рубежом, а также лица, проживающие за пределами РФ и сделавшие свободный выбор в пользу духовной и культурной связи с Россией". Но самое, пожалуй, главное в предлагаемом проекте вот что: факт "свободного выбора" предлагается оценивать по "принципу самоидентификации, подкрепленному соответствующей общественной или профессиональной деятельностью".

И это можно только приветствовать. Хотя некоторые патриоты наверняка теперь обвинят правительство в предательстве русского мира, а отдельные эксперты уже вполне обоснованно подозревают, что новая концепция если что и создаст, то лишь институт "профессиональных русских". Скажем, идеальным соотечественником в свете новых подходов можно будет считать Йохана Бэкмана - финского публициста, называющего себя антифашистом, запомнившегося тем, как искусно превратил заурядную историю финско-русского мальчика Роберта Рантала в сагу о финской русофобии, а до этого на хорошем русском языке клеймившего Эстонию за перенос Бронзового солдата. И если до сегодняшнего дня он делал это, вне всяких сомнений, бескорыстно, то теперь он вправе рассчитывать на вполне конкретную помощь российского государства. Что в свете нынешних реалий выглядит намного логичнее, чем несуразица минувших десятилетий.

Еще в 2001 году Путин признал бессмысленными попытки как-то сформулировать само понятие "соотечественник": "Соотечественник – категория далеко не юридическая. И уж тем более не вопрос статуса или каких бы то ни было льгот. Понятие "русский мир" испокон века выходило далеко за географические границы России и даже далеко за границы русского этноса". Но закон есть закон, и по нему выходило, что "под понятием "соотечественники за рубежом" подразумеваются: граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации, лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получившие гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства". Под такое определение легко подходили и Виктор Ющенко, и Витаутас Ландсбергис. Да и прекрасный русский язык президента Саакашвили тоже не оставляет ни малейших сомнений в его глубокой связи с русской культурой.

Теперь это противоречие устранено. Но есть в связи с новым подходом и другие поводы для оптимизма.

Отношение исторической родины к своим сынам за ее рубежами очень образно обрисовала Татьяна Фаворская, руководитель русского общества Латвии. На конгрессе соотечественников в Москве она общалась с неким человеком из Екатеринбурга: "Он разговаривал со мной, как с предателем. И одновременно с какой-то завистью. Видно, говорит, вам там не так плохо, раз вы не возвращаетесь". И родина мстила – по мере сил. Тем, кто никак не мог избавиться от ностальгии, один соотечественник в Берлине рекомендовал лекарство с гарантией на полгода-год: посещение родного посольства. И без того не слишком расторопные, сотрудники российской дипмиссии по отношению к соотечественникам как-то особенно издевательски изобретательны. Вне зависимости от того, являются ли соотечественники согражданами, выбивающими пенсии, или гражданами Германии, возжелавшими вдруг получить визу на историческую родину.

И точно так же, как внешняя политика является продолжением внутренней, отношение к соотечественникам за рубежом является даже не экспортным, а экспортированным вариантом отношения к собственным согражданам внутри страны. Сюжеты на тему помощи соотечественникам разнообразны. Тут и высшее образование в России (несколько десятков бесплатных мест, скажем, для всей Прибалтики), и международный фестиваль "Молодежь против террора", и съезд соотечественников в Нюрнберге, на который соотечественников отбирают, как на форум "Единой России", и крайне узкий перечень доверенных русских организаций, через которые проходит материальная помощь родины.

Но обо всем этом соотечественники за рубежом рассказывают без запальчивости и обид. Как очередной анекдот, который так кстати вдруг припомнился. Вроде того, как русских детей из Литвы повезли однажды в летний российский лагерь. Но - зимой.

Дело не только в том, что ничего нового. Дело в том, что самим соотечественникам от родины, в общем-то, уже ничего не нужно.

Русская диаспора, в особенности ее третья волна – те, кто не столько эмигрировал, сколько просто переезжал, ни в коей мере не похожа на ту, которую великая страна хотела бы иметь. Это поначалу они изрядно между собой отличались: те, кто стал соотечественником за рубежом по стечению обстоятельств (как русские в бывших постсоветских странах), или те, кто делал осознанный выбор, перебравшись в Германию, Испанию или Турцию. Спустя годы они уже почти одинаково осознали себя жителями заграничья и, одинаково не став немцами, испанцами или литовцами, постепенно перестают быть и диаспорой.

А выросшие дети и вовсе легко находят себя там, где во вполне космополитических компаниях свободно говорят на трех языках и ничто не мешает из жителя Австрии превратиться в жителя Голландии, что совершенно не мешает сохранять русский язык и уже своих детей растить на любимых советских мультиках. Безо всяких государственных концепций на свой счет. И даже самые патриотичные из них постепенно догадались, что если родине зачем и нужны, то для массовки по поводу какого-нибудь очередного Бронзового солдата. Но теперь, как следует из законопроекта, и родина наконец поняла, что это следует доверить профессионалам. Вроде Йохана Бэкмана. Так и эффективнее, и экономнее. И - что совсем немаловажно - честнее.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG