Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто виноват в смерти солдата?


Валентина Мельникова

Валентина Мельникова

25 марта должно состояться первое заседание военного суда по делу о гибели в воинской части ВВ МВД (в/ч 3179, Подмосковье) Серёжи Щербакова, 29.06.1989 г.р. Проведено расследование по факту нанесения телесных повреждений. По ст. 286 УК РФ "Превышение должностных полномочий" обвиняется младший сержант. Он отрицает свою вину, но есть свидетели. И ещё с ним на скамье подсудимых будет несколько сослуживцев.

3 декабря 2009 г. мне позвонила председатель Орловского комитета солдатских матерей Валентина Старовойтова, рассказала, что у неё сейчас мать погибшего солдата.

19 ноября 2009 г. Покровским РВК Орловской области был призван на военную службу в в/ч 3179 (Подмосковье) Щербаков Сергей Николаевич, 29.06.1989 г.р.

1 декабря 2009 г., на двенадцатый день нахождения Сергея в части, матери пришла телеграмма из в/ч 3179, что Сергей умер. Предварительный диагноз: "острая тотальная двухсторонняя пневмония". По сообщению заместителя командира по работе с личным составом полковника Арчакова, 20 ноября Сергей прибыл в часть, а 23 ноября зафиксировано его первое обращение в медсанчасть с температурой. 27 ноября состояние здоровья Сергея улучшилось. А в ночь с 29 на 30 ноября вновь стало хуже, и его госпитализировали в реанимацию Центрального военно-клинического госпиталя войск МВД (Балашиха).

Было заведено уголовное дело. Мы обратились к военному прокурору Московского военного округа с просьбой взять под личный контроль расследование, направили ему фотографии, которые были сделаны родными, одевавшими тело Серёжи. 6 декабря стало известно от ребят, служивших в этой части, что по прибытии в часть командование совместно с психологом отбирает себе в спецназ новобранцев. Затем среди отобранных ребят начинается соревнование (борьба) для выявления лидера среди новобранцев. Следствием этой борьбы и являются множественные гематомы и синяки на теле Сергея, разбитые губы.

До призыва у Сергея был установлен порок сердца: пролапс митрального клапана 1 степени. Встретиться с врачами областной призывной комиссии не получилось, но звонил заместитель комиссара и сообщил, что Щербаков у них значится как совершенно здоровый призывник.

За три дня до суда в МК выходит статья, оскорбившая меня.

"Следствие ведут голубки"

"В отряде особого назначения “Витязь” умер солдат. Расследуя обстоятельства его смерти, следователи стали издеваться над солдатами. Били их. Унижали. И все это, как им, видимо, кажется, во имя скорейшего установления истины".


Вроде всё правильно: журналист цитирует жалобы солдат, в которых описаны неприглядные и подлые методы допроса, которые к ним применялись 24 и 25 февраля 2010 года, обрушивается на военных следователей.

Но по тексту получается, что виновницей этих солдатских мучений явилась мать Серёжи Щербакова.

Цитирую: "Итак, вы уже поняли: после того как мать Щербакова обратилась в правоохранительные органы, эти органы возбудились. Да так, что ночью пять старших офицеров военно-следственного управления совершили рейд в расположение части специального назначения. Как мы уже знаем, не все офицеры были трезвы. Возможно, их опьяняла необходимость как можно быстрей вытрясти из солдат информацию о последних днях жизни Щербакова".

Напоминаю, что уголовное дело было заведено в декабре, сразу после смерти солдата.

"Но мать солдата имеет право знать, что случилось с ее сыном. А так как письма, отправленные ею в разные инстанции, требуют ответа, чиновники решили сделать это по-быстрому. Чтобы всем понравилось. Кроме солдат, разумеется. Солдаты не в счет".

Посмотрите: на фотографиях синяки и ссадины, сплошь покрывающие ноги погибшего Сергея. По мнению журналиста, если "синяки и ссадины, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, "не влекут за собой какого-либо расстройства здоровья и тяжесть их не оценивается", то есть это всего-навсего синяки и ссадины, а не раны и увечья. Кто-то толкнул, кто-то ударил — всякое бывает. За мальчишескую возню не наказывают".

А за преступную халатность офицеров тоже не наказывают? Кто "не заметил" гематом у Сергея? Кто вовремя не отправил больного в госпиталь? Или в этой воинской части офицеры не служат?

Ни одного упрёка командованию нет в статье. И следователи-то появились "яко тать в нощи", и допрашивали-то солдат в отсутствии защитников и командиров. Не помню я такого: в воинской части хозяин - только командир. Без его ведома и волосок не упадёт с головы подчинённых.

У автора есть видеозаписи из помещений воинской части. Разве не офицеры их передали? Почему же они не вмешались ночью, когда дежурили у монитора и видели, что делают с их солдатами следователи?

Приведу комментарий к статье в МК:

Александр Масленников: "Следователи военной прокуратуры отморозки, такие же, как и в милиции, да и, видимо, оттуда пришли. Но куда смотрели отцы-командиры, отдавая своих подчиненных на расправу этим недоноскам? Где они были, почему не присутствовали на так наз. допросах? Стыдно, господа офицеры "Витязя". В глазах этих солдат вы потеряли всякое уважение, да и других тоже. Своих солдат не сдают, тем более не виновных. Все решает командир части. Может так принято в ВВ, но в армии такого не было".

Но МК всё ясно:

"Солдатской матери сообщат имена преступников, которые били ее сына. А еще несколько солдатских матерей — Шевцова и тех, кого назначат на роль садистов, — поседеют, дожидаясь, когда их дети отмотают срок. Если кто не в курсе — до 5 лет. И никто не узнает, почему на самом деле умер рядовой Щербаков. А умер он потому, что его никто не лечил от пневмонии".

Значит, мы виноваты, матери. Не надо было жаловаться прокурору, ходить в комитет солдатских матерей… Умер сын, похоронила и молчи.

А офицеров отмажут талантливые журналисты из МК. Как и в страшной истории с Андреем Сычёвым.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG