Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические последствия реформы системы здравоохранения для администрации Барака Обамы


Ирина Лагунина: После нескольких месяцев затяжного политического кризиса президент Обама и Демократическая партия США одержали принципиально важную победу –
закон о реформе здравоохранения принят. Однако республиканцы обещают не складывать оружия. Новым рубежом станут промежуточные выборы в Конгресс осенью этого года. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Законопроект о здравоохранении принят с нарушением обычной процедуры. Как правило, каждая из палат принимает закон в своей редакции, затем оба варианта поступают в согласительную комиссию, которая устраняет разночтения. Окончательный вариант проекта снова ставится на голосование в каждой палате отдельно. Сенат обычно голосует после Палаты представителей. В данном случае спикер нижней палаты решила ускорить события и поставить на голосование сенатский вариант закона. Проблема была в том, что Сенат принял закон в более либеральной редакции – в ней, в частности, отсутствовал запрет на оплату абортов за счет федерального бюджета, причем было совершенно очевидно, что Сенат не проголосует за такой запрет.
В день голосования, которое было назначено на воскресенье, демократы все еще не имели необходимого для принятия закона простого большинства в 216 голосов. Атмосфера накалилась до такой степени, что Барак Обама отменил свое азиатско-тихоокеанское турне и остался в Вашингтоне на случай непредвиденных обстоятельств. Такие обстоятельства действительно возникли. Близ Капитолия собрались сотни противников закона, шумно выражая свое неодобрение происходящего.
В Белом Доме это воскресенье стало рабочим днем. Президент внимательно наблюдал за ходом голосования по телевизору. Советники находились в постоянном контакте с руководством палаты. В седьмом часу вечера родилась идея успокоить противников абортов обещанием президента оставить в силе ныне действующий запрет. В 6:30 президент согласился подписать указ на эту тему. В 10 часов 31 минуту вечера началось голосование. В 12-м часу ночи главный противник абортов, демократ Барт Ступак, заявил, что снимает свои возражения. «Убийца детей!» - выкрикнули в ответ из зала. В половине 12-го ночи стало известно, что демократы набрали больше необходимых 216 голосов. В 11:35 закон был принят. Спустя 17 минут в Восточном зале Белого Дома президент Обама вышел к прессе и сделал заявление.

Барак Обама: Сегодня вечером, в то время как мудрецы утверждали, что это уже невозможно, мы нашли в себе силы встать выше политики. Мы отстранились от неуместного влияния групп особых интересов. Мы не поддались неверию, цинизму и страху. Вместо этого мы доказали, что мы остается людьми, способными на большие дела и умеющими решать наши самые серьезные проблемы. Мы доказали, что это правительство - правительство народа, что оно по-прежнему работает на благо народа.

Владимир Абаринов: Несмотря на то, что фракция республиканцев голосовала против закона в полном составе, президент назвал закон победой всех американцев.

Барак Обама: Для большинства американцев эти дебаты никогда не были спором об абстракциях, борьбой между правыми и левыми, республиканцами и демократами. Предметом этой дискуссии всегда было нечто гораздо более личное. Это касается каждого американца, которого пробирала дрожь, когда он вскрывал конверт и видел извещение страховой компании о том, что размер его взноса снова увеличился, во времена и без того трудные. Это касается каждого родителя, который знает, что такое отчаяние, когда пытаешься застраховать ребенка с хроническим заболеванием, но снова и снова слышишь "нет". Это касается
каждого владельца малого бизнеса, который вынужден выбирать – либо застраховать работников, либо оставить бизнес на плаву. Это ради них мы взяли курс на реформу. Сегодняшнее голосование – не победа какой-либо одной партии. Это победа всех. Это победа американского народа. Это победа здравого смысла.

Владимир Абаринов: Лидер фракции республиканцев в Сенате Митч Макконнелл придерживается диаметрально противоположного мнения.

Митч Макконнелл: Вчерашний вечер стал поворотным пунктом в нашей политике и жизни нашей страны. В этот воскресный мартовский вечер, невзирая на отчаянные протесты всей страны, демократы, призванные защищать интересы народа, пренебрегли мнением народа и незначительным большинством провозгласили победу своей партии. Затем они устроили празднество, которое американцы наблюдали, не веря своим глазам.
За что же проголосовали демократы вчера вечером? За существенное расширение полномочий правительства, которое мы не можем себе позволить, за масштабное сокращение ассигнований на страхование по старости, за повышение налогов, ухудшение качества лечения, за финансирование абортов за счет налогоплательщиков.
Не верьте тем, кто говорит, что голоса распределились по партийной принадлежности. Действительно, за тот закон не голосовал ни один республиканец. Но против него голосовали и многие демократы. На самом деле так называемый сенатский вариант законопроекта о здравоохранении, который прошел вчера вечером в нижней палате, сегодня был бы заблокирован Сенатом.
Почему? Потому что этот законопроект настолько непопулярен, что избиратели самого либерального штата в стране только что выбрали в Сенат республиканца – это произошло впервые почти за четыре десятилетия. Они сделали это для того, чтобы остановить принятие законопроекта.
Демократы делают вид, что этого не было. Они делают вид, что мнение народа, который послал нас сюда, не имеет значения. Они делают вид, что мы в состоянии посреди экономического спада выделить 2,5 триллиона долларов на реформу, тогда как мы не можем исполнить уже взятые нами обязательства. Они делают вид, что будущим поколениям не придется расплачиваться за их действия. Они делают вид, что их действия сегодня не подрывают американскую мечту о завтрашнем дне. Они живут в мире фантазий. И сегодня их фантазии становится еще большим абсурдом.

Владимир Абаринов: Ведущие воскресных политических ток-шоу оказались в сложном положении: им нужно было обсуждать событие, которое еще не произошло, точнее – происходило как раз во время программы. В студии телекомпании MSNBC находились лидеры обеих фракций нижней палаты, демократ Стени Хойер и республиканец Джон Бемер. Ведущий Дэвид Грегори спросил Хойера, располагают ли они необходимым большинством. Хойер уклонился от прямого ответа, но вместе с тем уверенно заявил, что закон будет принят.

Дэвид Грегори: На чем основана ваша уверенность? Что стало решающим моментом?

Стени Хойер: Вот уже более ста лет, Дэвид, как вам хорошо известно, президенты от обеих партий непременно говорили: надо предоставить всем американцам доступную медицину. Джордж Буш говорил это, его отец говорил, Ричард Никсон говорил в 1974 году. Так вот, пришло время сделать это. Мы прошли огромный путь и теперь наконец мы сделаем это сегодня в Палате представителей.

Владимир Абаринов: Джон Бемер продолжал утверждать, что американский народ не поддерживает реформу, что существует иной, постепенный путь преобразования уже существующей системы здравоохранения.

Джон Бемер: Подумать только: пятьдесят четыре речи произнес президент Соединенных Штатов о реформе здравоохранения за последний год, целый год разговоров с американцами, последние девять месяцев были самыми напряженными. Законопроект, принятый Сенатом, уже три месяца как внесен в нижнюю палату. И тем не менее, после всего этого выкручивания рук, после всех этих дебатов миллионы американцев по обе стороны водораздела разочарованы. Мы на грани исторических перемен, которые будут осуществлены на сугубо однопартийной основе. И я думаю, что если американцы не прекратят этой борьбы в ближайшие несколько часов, то эта борьба еще не проиграна. Эта борьба за действительную, постепенную реформу здравоохранения, чтобы заставить нашу существующую систему работать лучше – эту борьбу возможно выиграть. Но сначала мы должны остановить этот законопроект, который разрушит нашу экономику, разрушит нашу систему здравоохранения, лучшую систему здравоохранения в мире.

Владимир Абаринов: Стени Хойер не согласился с тем, что закон о реформе принимается слишком поспешно. Что касается недовольства американцев, то американцы, полагает Хойер, просто не почувствовали всех благ реформы.

Стени Хойер: Помните законопроект о компенсации стоимости лекарств по рецептам? Помните, что потребовалось три часа, с трех до шести утра, чтобы добиться от членов палаты его принятия? Он тоже был очень спорным. А в итоге людям он понравился. Так что я думаю, что американцы поддерживают этот законопроект. Им не нравятся раздоры, конфронтация и, откровенно говоря, искаженная интерпретация.

Владимир Абаринов: В ответ лидер республиканцев нижней палаты перечислил нововведения, с которыми не согласны американцы.

Джон Бемер: Существуют реформа системы страхования и реформа здравоохранения, которые мы можем согласовать. Мы говорили о них этим летом в Белом доме. Чего не хотят американцы, так это того, чтобы правительство поглотило нашу систему здравоохранения - 160 новых учреждений, комиссии, предписания, рост налогов на 500 миллиардов долларов в экономической ситуации, когда надо создавать рабочие места, и еще 500 миллиардов, изъятые из фонда медицинского страхования по старости, чтобы финансировать ими новую правительственную программу. Ничего из этого они не хотят.

Владимир Абаринов: Каковы политические последствия принятия закона? Об этом в студии телекомпании АВС ведущий Джонатан Карл беседовал со старшим советником президента Обамы, ведущим специалистом демократов по избирательным технологиям Дэвидом Плаффом.

Джонатан Карл: Итак, Дэвид, слушая сегодня некоторых аналитиков, можно подумать, что мы присутствуем либо при последних часах президентства Обамы в том виде, каким мы его знаем, либо при триумфальном возвращении Обамы. Каковы сегодняшние ставки?

Дэвид Плафф: Прежде всего, мы должны сосредоточиться не на политических ставках, а на ставках в судьбе страны. Мы как страна не преуспеем в экономике, если не реформируем систему здравоохранения надлежащим образом. Благодаря реформе, которая вот-вот будет одобрена, будут созданы новые рабочие места, она сохранит деньги американцев и бизнеса, закроет лазейки в законе, из-за которых пожилым приходится платить за лекарства по рецептам. А политически, я думаю, если закон будет принят, Демократическая партия окажется в гораздо лучшем положении, чем сегодня, потому что мы будем говорить не только о том, за что голосовали мы, но и против чего голосовали республиканцы. Они взяли сторону страховщиков в ущерб народу. Так что избирательная кампания не будет простым сотрясением воздуха. Выборы – это выбор. Между прочим, на выборах 2008 года у нас было 15 миллионов новых избирателей. Это люди, сомневающиеся в том, что их голоса что-то значат. Если закон о реформе здравоохранения не пойдет, я думаю, это произведет на них гнетущее впечатление. Но приятый закон станет очень ярким свидетельством того, что их голоса имеют значение, что им стоит интересоваться политикой и что они способны кардинально изменить эту страну.

Владимир Абаринов: Республиканцы, в свою очередь, полны решимости отыграться на выборах. Они заявляют, что превратят эти выборы в народный референдум по реформе здравоохранения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG